13:57 , 15 апреля 2011

Сенсация: откровенно про Северный Кавказ

Брендирование продукции с Северного Кавказа, трудовая миграция и инновационные проекты, преобразование курортных территорий в особые экономические зоны, истоки всплеска терроризма в Приэльбрусье, ужесточение контроля федеральным центром. Вот лишь некоторые тезисы из опубликованного на этой неделе интервью полпреда президента на Северном Кавказе, вице-премьера российского правительства Александра Хлопонина «Кавказскому узлу» и «Газете.Ru». Этот материал вызвал широкий резонанс в масс-медиа и блогосфере.
Предлагаем вашему вниманию выдержки из полного текста интервью, доступного на только «Кавказском узле».


«Продукция самая экологически чистая и самая правильная»

Одной из неожиданных идей, озвученной Хлопониным в рамках интервью, было создание торгового бренда Северного Кавказа, а также налаживание производства, логистики, переработки аграрной продукции
Подробнее изложено в подразделе «Бренд Северного Кавказа» полного текста интервью, приведем лишь основные цитаты.

«Любая продукция, качественно произведенная, должна носить бренд Северного Кавказа, который и надо раскручивать.
Сделать так, чтоб эта продукция продавалась как самая экологически чистая и самая, так сказать, правильная. Задача создания и раскручивания этого бренда у нас стоит основной. Под ним начнут раскручиваться также сельхозпроизводители, переработчики сельхозпродукции. Будем собирать продукцию у мелких фермерских хозяйств...Сделаем Ставрополе, в Кавминводах логистический центр, который бы принимал продукцию, перерабатывал, красиво упаковывал, имел бы конкретные долгосрочные договора с крупнейшими точками по распространению…
Заходите в магазин, и видите отдельный павильон, прилавок, где написано «Экологическая чистая продукция с Кавказа».


По словам полпреда, Виктор Зубков, вице-премьер, курирующий сельское хозяйство, эту идею поддержал.
«До конца второго квартала текущего года уже должна быть конкретная программа — с планом действий, с мероприятиями, с деньгами, которые планируются по бюджету», — сообщил Александр Хлопонин.

При этом он подверг критике работу Министерство сельского хозяйства России, которое является главным исполнителем по проекту единого сельскохозяйственного бренда Северного Кавказа.
По словам Хлопонина, срок подготовки документации по проекту – конец второго квартала 2011 года, однако до сих пор неизвестно, на какой стадии находится разработка этой идеи.

«Спрашиваю: «Что министерство сделало?» — «Мы разрабатываем». — «Времени у вас осталось мало, если нет, то будем ставить вопрос о соответствии», – рассказал Александр Хлопонин.

«Я как копнул туда, чуть с ума не сошел»

Стратегия социально-экономического развития СКФО до 2025 года предполагает проект создания особых экономических зон в рамках пяти курортных территорий.
По словам Хлопонина, в число этих территорий планируется добавить также Кавказские Минеральные Воды.

«Создана и управляющая корпорация «Курорты Северного Кавказа», с государственным участием.
В бюджете ее заложено 60 млрд рублей на развитие внешней и внутренней инфраструктуры, под проекты горнолыжного кластера. Мы хотим разобраться с собственностью, какая федеральная, какая — не федеральная. Разобраться с самой главной вещью — с ресурсами, минеральной водой: грязи, энергетика, вода питьевая и так далее. Я как копнул туда, чуть с ума не сошел».


Принцип налогового послабления для северокавказских ОЭЗ отличается от ситуации в Сколково, где был принят спецзакон о либерализации федеральной части налогов.

«В Сколково нет «Курортов Северного Кавказа», нет компании, которая финансирует развитие инфраструктуры. Там суть — в снижении налогообложения. Здесь — концепция другая, здесь государство будет снижать нагрузку в части налогов, условий кредита, а также за счет вложения денег в инфраструктуру. А вложение в инфраструктуру — одно из самых дорогостоящих».

Читайте подробнее в подразделе «Особые экономические зоны» полного текста интервью.

Кроме того, начавшая работать в феврале 2011 года ОАО «Корпорация развития Северного Кавказа» оказывает содействие в подготовке разработки проектов в курортной и инфраструктурной сферах (О ней в подразделе «Корпорация развития Северного Кавказа: первые результаты» полного текста интервью).

«Основной инструмент поддержки — это госгарантия на 50 млрд рублей. Эти деньги — гарантия государства в том, что оно готово разделить риски с инвестором и банкиром, которые вкладывают деньги. Это не кэш, который даем республикам и говорим: «делайте дальше, что хотите». Никто денег так республике уже давать не будет… Здесь очень важно соблюсти две вещи. Первое — сделать прозрачным отбор проектов. И второе — там должны быть четко прописаны критерии отбора, какие проекты могут быть соискателями на получение правительственных гарантий».

По словам Александра Хлопонина, республики Северного Кавказа уже подготовили проектов на сумму порядка 1,4 триллиона рублей, хотя экономическое обоснование большинства из них оставляет желать лучшего.

«Например, приходит компания, и говорят: «Хотим строить горнолыжный курорт, помимо уже существующих или запланированных курортов. Дайте нам государственные гарантии». — «Срок окупаемости?». — «28 лет». Вот и начинаешь ему объяснять, что максимальный срок окупаемости — 8 лет. Для этого нужно попасть в программы ОАО «Курорты Северного Кавказа», в особые экономические зоны, снизить налоговую базу, — тогда, во-первых, снижается налоговое бремя, проект удешевляется. Во-вторых, в «Курортах Северного Кавказа» есть средства на финансирование инфраструктуры, энергетики, может быть, коммуникаций».

Выведенная на полную мощность курортная инфраструктура должна привлекать 2,5 миллиона туристов в год, уверен Хлопонин.

«Это абсолютно реально. Понятно, что не сразу. Но мы делаем сейчас этот проект: создать единую систему управления курортами и приглашать частных инвесторов. Пожалуйста, инфраструктуру, деньги мы дадим через «Курорты Северного Кавказа». Частники — стройте санатории, создавайте нормальные условия, развивайте спа-курорты, а параллельно еще туризм — и экологический, и исторический, и все, что с этим связано».

«Богатые выходцы с Кавказа в Москве считают, что они умнее Папы Римского»

Масштабные планы создания курортных зон невозможно осуществить без частных инвестиций.
Однако, по словам Александра Хлопнина, большинство успешных уроженцев Северного Кавказа не спешат вкладывать деньги в свою малую родину.

«Многие богатые выходцы с Кавказа в Москве считают, что они умнее Папы Римского Чтобы они вложились в собственную территорию, в собственные блага, их надо еще уговаривать. А я не должен их уговаривать. Я говорю: «Такое впечатление, что мне нужно это больше, чем вам. Разве тут мои родители, предки похоронены, а не ваши? Ну, это вам решать, уговаривать, бегать за вами я не буду». Я им пытаюсь пояснить: «Сложно побудить иностранцев вкладывать сюда деньги, если вы сюда не вкладываете».

Потенциальных инвесторов курортных зон Северного Кавказа, по словам Хлопонина, смущает отсутствие четкой туристической концепции и неиспользование в проектах национального колорита.

«Вот я встречался с «Armani Group», которые занимаются проектированием отелей — известные архитекторы, специалисты… На территории Кавказа уже запланированы три их спа серьёзных… Ну, что, — говорят, — вы творите в Сочи? Вы очередной европейский курорт строите, на который никому не интересно будет ездить. При этом есть у вас шикарный Кавказ, с его нетронутостью, с его дикостью профессиональной, красотой неописуемой. Возьмите эти ваши аланские храмы, смотровые башни — и в их стиле сделайте отели, которые бы отражали этот колорит. И сюда все попрут, потому, что интересно посмотреть впервые».

Интерес к инвестициям проявляют и российские бизнесмены, в том числе и те, которые известны в качестве «олигархов с Кавказа».

«Готов к реализации проект совладельца «Трубной металлургической компании» Дмитрия Пумпянского в Ахрызе. Остальные находятся в стадии соглашений, переговоров. Мы до конца не доработали нормативную базу, поэтому сейчас доработаем. В Кабардино-Балкарии есть инвесторы, есть интересант, в Чеченской Республике тоже. Я не могу называть этих предпринимателей, пока они не подписались под этим проектом, но они уже готовятся — частные российские инвесторы. По Дагестану известные нам дагестанские олигархи готовы реально вкладывать собственные деньги в реализацию проекта».

Подробнее в подразделе «Частные инвестиции» полного текста интервью.

«Каждый рубль, который дается террористам, — это смерть гражданина Российской Федерации»

Планы превращения СКФО в курортную зону оказались под угрозой из-за произошедшего в последнее время всплеска активности боевиков в Приэльбрусье.
Так, в Кабардино-Балкарии произошла атака на туристическую инфраструктуру региона, убиты туристы, приехавшие на Эльбрус из Москвы. Александр Хлопонин не исключает версию коммерческих разборок.

«Я выступал перед местными жителями и бизнесменами и сказал, что у меня очень много вопросов по поводу того, почему вот эту канатку взрывают, а вот эту не взрывают, почему эти санатории трогают, а эти не трогают? Я владею точной информацией по поводу того, каких предпринимателей и чиновников боевики обкладывают данью. Я, конечно, понимаю, что легче заплатить и жить спокойно, но каждый рубль, который дается террористам, — это смерть гражданина Российской Федерации. Пошли слухи, что Каноков (глава Кабардино-Балкарии — прим. «Кавказского узла») платит бандитам, чтобы его не трогали… Я на 100% знаю, что он никогда не платил и не будет платить боевикам.

Александра Хлопонина не назвал даже предполагаемых сроков отмены режима контртеррористической операции в Эльбрусском районе КБР.
По его словам, КТО будет отменена лишь тогда, когда туристам перестанет угрожать опасность.

«Я не хочу ездить под охраной полицейского, я хочу отдыхать нормально, комфортно. Туристы ведь продолжают ездить сегодня в Израиль, хотя там регулярно случаются взрывы. Просто надо уничтожать, будем уничтожать. Я очень хочу, поверьте, очистить Кавказ от всей этой нечисти, потому, что Кавказ реально может быть нашей конфеткой».

Детали — в подразделе «Стратегия развития СКФО: Туризм» полного текста интервью.

«Мы должны их знать»

Александр Хлопонин довольно скептично оценивает предложения объявить амнистию для участников северокавказского вооруженного подполья.

«Я честно хочу сказать, это та тема, которую я ещё до конца не чувствую. Морально, после Беслана, есть вопрос: как можно этих людей амнистировать?! Я не понимаю, как можно создавать социальные гарантии и платить их семьям и родственникам этих бандитов… Я понимаю, что не каждый молодой пацан, которому от 15 до 18 лет, является террористом-боевиком. И если есть минимальные возможности его оттуда вывести — я всячески это буду поддерживать. Это правда. Но если он задержан в ходе спецоперации, он для меня преступник».

В то же время он предлагает программу отслеживания судьбы молодых людей, выехавших за границу обучаться исламу.
По его замыслу, информацию о выехавших за рубеж жителях СКФО должны собирать муниципалитеты на местах, а также паспортно-визовая служба, которая должна вести учет уехавших в страны исламского мира.

«Понятно, что проживший 5 лет в Саудовской Аравии не понимает, как можно жить в России. Россия — абсолютно светское государство, абсолютно другие принципы. Запретить людям выехать мы не можем. Но будем говорить им: если ты приехал из Саудовской Аравии, там отучился, прожил там 5 лет, ты проходишь курс адаптации, во время которого мы должны ещё раз объяснить ему, что такое светское государство. При этом ты не имеешь права ни преподавать, ни быть муфтием — это нельзя разрешать. Можно ли это официально сделать — не знаю. Но это надо делать каким-то образом. Отслеживать неофициально это всё. Мы должны их знать».

Читайте подробнее в подразделе «Попытки диалога с «лесными»» полного текста интервью.

«У нас сегодня деньги недовыделяются»

Еще одну угрозу инвестклимату Северного Кавказа представляет коррупция, которая зачастую процветает в регионе при прямом участии местных органов власти.
Однако, Александр Хлопонин уверен, что ситуация в этой области уже изменилась.

«Мы действительно усилили контроль, действительно есть факты неэффективного использования, зачастую воровства бюджетных денег… Приезжаем в Дагестан, смотрим на завод «Анжистекло». Какая-то труба из земли торчит, а миллиард рублей потратили. Сейчас начинаем выискивать, что за инвестор, как потратили, куда пошли федеральные деньги… По всем этим фактам, поверьте, будет разбирательство, такая задача поставлена. Я могу сказать, что, наверное, в этом году показатели будут мощнее, чем в любом другом регионе Российской Федерации — показатели качества работы по выявлению этих фактов и, главное, наказанию тех, кто совершил эти преступления. Включая очень большие верха».

По мнению полпреда, никакой аномалии с точки зрения коррупции Северный Кавказ не представляет.
Регион вполне вписывается в этом плане а общероссийскую ситуацию.

«Воровство — это вопрос не кавказский. Это вопрос российский. Мы очень долго будем разбираться с итогами строительства в Сочи, АТЭСа, и задавать много вопросов по этому поводу».

Александр Хлопонин также считает стереотипом мнение, что федеральный центр «забросал» Северный Кавказ деньгами.

«Абсолютно неправильное мнение! Во-первых, львиная доля этих денег ушла на восстановление Чеченской Республики — огромные суммы на это выделяются. Во-вторых, с точки зрения дотационности, у нас огромное количество других субъектов, которые еще более дотационны, и денег туда выделяется не меньше… У нас сегодня деньги недовыделяются. У нас средняя зарплата в бюджетной сфере гораздо ниже, чем в среднем по России. И, по большому счету, рост заработной платы притормозили, а мы должны вывести зарплату учителей хотя бы на российский уровень».

Про воровство и инвестиции читайте в подразделе «Коррупция — помеха инвестициям» полного текста интервью.

«Стыковать потребности крупного бизнеса и возможности кадрового потенциала»

Одной из ключевых проблем округа является высокий уровень безработицы.
Тем не менее, в течение 2010 года на Северном Кавказе было создано 88 тысяч рабочих мест, в том числе больше половины из них — по самозанятости.

Подробнее смотри «Занятость населения» — в полном тексте интервью.

«За год создать 50 тысяч рабочих мест по самозанятости, где людям давали средства, помогали не просто трудоустроить, а еще помогали создать свое предприятие — это, я считаю, очень хороший эффект. 88 тысяч за 2010 год — это с учетом того нового производства, когда уже запускались предприятия и развивались. У нас 430-480 тысяч официально зарегистрировано безработных. Мы поставили перед собой задачу создать 400 тысяч рабочих мест до 2025 года. Пока идем в графике».

Подготовку кадров планируется осуществлять с учетом интересов крупных компаний, работающих в регионе.

«Изучим сейчас стратегию развития наших крупных корпораций до 2025 года — где какие станции будем строить, где что принимать. Дальше — простая вещь: специализацию по республикам сделаем, создадим профессиональную технику, на которой готовили бы ребят профессиональных, современных. Задача, ради которой мы со службой занятости создали межрегиональный ресурсный центр — как раз стыковать две вещи: потребности крупного бизнеса и возможности кадрового потенциала наших регионов».

В то же время планируется также активное создание новых рабочих мест и усилиями государства.
В частности, речь идет о налоговых льготах в рамках инновационных проектов.

«Мы еще находимся в стадии разработки — взяли за основу турецкую модель. Турки развивали так называемые промпарки и таким образом преодолевали отсталость территории с точки зрения людей и профессионализма. Там создавались определенные условия как раз для тех компаний, которые готовы в эти промпарки инвестировать — современное оборудование, помещения, подготовку специалистов. Там работала примерно такая же модель, как в Сколково… С нашей точки зрения, промпарк должен быть в Дагестане, точно должен быть в Чеченской Республике и в Ингушетии. И еще разумно было бы создать в Кабардино-Балкарии. Чем депрессивнее территория, тем выше необходимость создания такого промпарка».

«Представители Кавказа будут осуществлять миграцию — этот процесс неизбежен»

Одним из инструментов снижения безработицы на Северном Кавказе предполагается сделать внутреннюю трудовую миграцию в другие регионы России.

«50-100 тысяч человек мы легко можем трудоустроить. Но это за определенный период времени развития проектов. Т. е., чтобы туда кто-то поехал, ему нужно дать квалификацию. Сейчас есть идея на базе ресурсного центра создать центр подготовки и переподготовки специалистов по особым профессиям. Подключить к этому центру крупные корпорации. Те же «Роснефть», «Лукойл», «Газпром», другие крупные компании. Чтобы они по ключевым базовым профессиям поставили современное оборудование, современную образовательную программу, которую им нужно — подготовили ребят… Пожалуйста, езжайте, работайте, зарабатывайте… Часть останется там. Если они готовы ассимилироваться — это не проблема. Но никто их заставлять не будет».

Планы полпредства вызывают у местных властей опасения роста межнациональной напряженности в регионах, где будут работать выходцы с Северного Кавказа.
Александр Хлопонин уверен, что при должной работе местных властей этих проблем можно избежать. В подтверждение своей позиции он приводит опыт советского прошлого.

«Норильск поднимали осетины, ребята с высшим образованием ехали в Норильск за деньгами, работали, получали «героев России». Осетины, адыги, черкесы, — все там работали. Никаких проблем не было. Ингуши всегда работали на золотодобыче, дагестанцы все время работали на «нефтянке», на других предприятиях. Чеченцы работали на нефтяных комплексах — одни из лучших специалистов были… Представители Кавказа будут осуществлять миграцию — этот процесс неизбежен… Не будет кавказцев — приедут выходцы из Средней Азии. Это лучше?.. Я не боюсь ксенофобии. Если подходить к этому с умом, то надо выстраивать систему отношений».

Отдельным блоком в Стратегии развития Северного Кавказа идет возвращение в регион русского населения.
Александр Хлопонин считает, что условия для притока русскоязычного населения предоставят инновационные проекты.

«Можно, например, развивать промпарки, куда хочешь-не хочешь, придется приглашать квалифицированных специалистов, среди которых большинство все же составляют русскоязычные граждане. И вот им, вновь приезжающим, создавать условия в промпарках для получения льготного жилья, предоставления каких-то фор».

Еще один способ сделать так, чтобы русские не только возвращались, но и не уезжали, находится в культурной плоскости.

«Надо дать понять людям, проживающим в таких республиках, как Дагестан, что им русский язык больше нужен, чем он нужен нам. Потому что именно наличие русского языка и русской литературы — цемент, который сплачивает местные народы, тот язык, на котором они даже между собой общаются… Должны спектакли в той же Чечне идти на русском. Посмотрите, их национальный театр — только на национальном языке. Надо нашу общую, русскоязычную культуру пропагандировать, продвигать».

В плане создания комфортных условий для русского населения очень многое зависит от позиции глав регионов.

«Вот у Рамзана Кадырова (глава Чечни — прим. Кавказского узла»). Мы приходим и говорим: «Рамзан, у тебя некоторые чеченцы как только выезжают за пределы республики, так и начинают вести себя не по-чеченски — бегают тут по ресторанам, по кабакам. Значит, нужно какие-то другие формы применять. Островки цивилизации тебе нужно будет создавать. Как ты хочешь привлечь туда русских специалистов, если вечером никуда нельзя будет выйти, нельзя музыку слушать». Он говорит: «Да, это правильно». Надо создавать эти центры. Надо сделать курортные зоны, где продавалось бы спиртное, где люди бы отдыхали, был бы нормальный сервис. Ничего страшного в этом нет. Там должно быть дорого — ничего страшного. Ведь всё равно в интернете сидят и всё это видят».

Читайте подробнее в подразделе «Проблема кадров и национальный фактор» полного текста интервью.

Интервью полпреда разошлось на цитаты

Интервью Александра Хлопонина вызвало достаточно бурную реакцию в СМИ.
Многие федеральные и региональные издания буквально «растащили» этот материал на цитаты. В частности, телеканал «Дождь» посвятил тезисам, изложенным полпредом в СКФО, отдельный сюжет в своем новостном блоке. Показательна реакция ресурса «ЯндексНовости». Материалы, построенные на цитатах Хлопонина образовали с десяток подшивок новостных сюжетов, а полная версия беседы с полпредом по сей день включена в список главных материалов раздела «Интервью» «ЯндексНовостей».

Кроме того, ряд политиков и бизнесменов вступил в заочную полемику с Александром Хлопониным.
Создание единого бренда для сельскохозяйственной продукции Северного Кавказа проблемы региональных аграриев полностью не решит, считает директор сети рекламных агентств BBDO Russia Group Турхан Махмудов. «Это полезная, но вспомогательная идея. Задачу конкуренции брендов в федеральном масштабе она не решает, так как сильным брендам нужна постоянная адресная поддержка, а адресной она может быть только для конкретных товаров, а не для всего региона. А маленьким хозяйствам она не поможет, поскольку у них нет возможностей наладить дистрибуцию своего продукта дальше своего региона», — заявил Махмудов в интервью «Росбалту».

Не осталась безучастной к высказываниям полпреда и блогосфера.
«Единственным нашим брендом была водочная продукция. Но москвичи не могут конкурировать с нами (у нас вода чище, рабочая сила дешевле) и поэтому появились заказные программы на федеральных каналах», — комментирует идею создания торгового брэнда Северного Кавказа читатель «Кавказского узла» GABAR.

Выпускник исламского ВУЗа блогер muslim-ru.livejournal.com критикует слова Александра Хлопонина о контроле над всеми учащимися исламских ВУЗов за рубежом.
«Ни я, ни другие выпускники исламских ВУЗ за границей и получившиеся там религиозное образование сто лет не нуждаются ни в их адаптации ни в их работах… Нам обещано довольство Аллаха, что нам предостаточно. Интересно, что может обещать ваше государство и власть? Практически ничего, даже элементарной безопасности и уверенности в завтрашнем дне», — пишет блогер, пост которого цитируется «Кавказским узлом» в рамках проекта «Топ 10» северокавказской блогосферы.

Молодежь в Дагестане хочет работать в родной республике, так прокомментировал предложение Хлопонина о создании рабочих мест для выходцев с Кавказа за пределами региона первый секретарь дагестанского республиканского комитета КПРФ Махмуд Махмудов.
«В Дагестане всегда был избыток рабочей силы, и в советские времена какой-то процент молодежи уезжал, устраивался на работу в других регионах. Однако важнее все же использовать имеющиеся трудовые ресурсы на местах. На сторону люди выезжают не с большой охотой, тем более их сейчас и неохотно встречают», — сказал Махмудов «Росбалту».

Возможность возвращения русского населения на Северный Кавказ ставит под сомнение пользователь random-90.
«Ни один русский специалист не вернётся. Будут приезжать в командировки или как вахтовики заработать, но на постоянку не вернётся никто. Все спецы, пока была возможность, уехали, остались те кому тяжело уехать», — говорится в посте читателя под краткой версией интервью Хлопонина, опубликованным «Газета.ру».

Скептически к словам полпреда о том, что внутрироссийская миграция уроженцев Кавказа не приведет к межнациональным столкновением отнесся глава Союза славянских общественных организаций Ставрополья Владимир Нестеров.
«Если раньше в Советском Союзе была идеология советского человека, то сегодня идеологии нет вообще. Зато происходит завышение оценок какого-то этноса, который якобы лучше, и занижение другого этноса, который якобы хуже. Отсюда и идут, в том числе, конфликтные ситуации, когда кто-то приезжает и говорит: да мы такие, самые крутые и самые лучшие, а вы типа никто и звать вас никак», — заявил Владимир Нестеров «Росбалту».

Читатель sandybax с одобрением отнесся к идее построить туристическую концепцию Северного Кавказа на уникальности и аутентичности региона.
«Экстремальный туризм — дело хорошее. Я слышал, и в Сомали сафари-туры устраивали, за большое, кстати, бабло. А после сафари — спа. Если человек может себе позволить отдых в этом регионе, охрану, оружие, активные тактические развлечения, то уж «Армани спа» — это минимум, на который этот человек будет рассчитывать. Молодцы!», отмечает читатель в своем посте на «Газете.ру».

Много отзывов интервью Александра Хлопонина вызвало и у читателей изданий, републиковавших материал, либо цитировавших его.
Приведем лишь некоторые:

«Развивать экономику региона надо в совершенно другом формате!
Брать федеральные деньги и создавать федеральные предприятия, на которых буду работать местные жители НАПРЯМУЮ, минуя местные «распределители»! И не так важно ЧТО и под каким брендом Вы там будете производить, сколько важно в КАКОМ ОРГАНИЗАЦИОННОМ ФОРМАТЕ Вы там это будете делать», — пишет пользователь Rus268, комментируя материал «Северному Кавказу придумают единый аграрный бренд», опубликованный «Лентой.ру».

Тема нецелевого расходования федеральных инвестиций привлекла также внимание читателя того же издания под ником Chechenec.
«Фермеры есть, комбайны есть, поля есть, заводы есть, кафе, рестораны есть, средний малый бизнес есть, дотации ваши идут либо в карман чиновников, либо на содержание огромного количества сотрудников полпредства округа», — пишет Chechenec.

Какой бы ни была критика предложений Александра Хлопонина, очевидно одно.
Впервые федеральный центр по отношению к Северному Кавказу пытается применить осмысленный, системный подход, с акцентом на социально-экономический, а не силовой блок, как это было в предыдущие десятилетия.

«20 лет никто не занимался Кавказом всерьез, мы многое сейчас только начинаем делать, но мы не обладаем достаточными людскими ресурсами, чтобы всем заниматься одновременно. Главное — должна появиться система. Вот ее мы и выстраиваем».

«Кавказский узел» специально для «Эха Москвы».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире