08:04 , 15 февраля 2019

Укрупнение Чечни: Кадыров уточняет границы с Дагестаном

Чуть более двух месяцев назад, Конституционный Суд России признал законным соглашение о  границе между Чечней и Ингушетией. В тот же день глава Дагестана заявил о  планах обсудить вопрос границы  с  Рамзаном Кадыровым. «Кавказский Узел» еще в октябре сообщал на «Эхо Москвы», что события в Ингушетии должны повлиять на ситуацию по чечено-дагестанской границе.

В Ингушетии отсутствие публичности в  вопросе демаркации границы привело к массовому уличному протесту. Дефицит открытой официальной информации о ходе переговоров с Чечней способствует росту протестной активности теперь и в Дагестане. По итогам круглого стола, прошедшего в среду в Махачкале, было принято  обращение к президенту Путину и главе Дагестана с просьбой срочно вмешаться в процесс уточнения границ между Чечней и Дагестаном, сделать информацию о работе республиканской комиссии доступной.

Участники встречи в Махачкале раскритиковали ход демаркации границы с Чечней

Чечено-дагестанские переговоры не похожи на ингушский кейс прежде всего юридически. Провести соглашение Евкурова-Кадырова без особых правовых преград позволило то  обстоятельство, что граница между двумя республиками фактически отсутствовала. Сейчас же речь идет не об установлении границ, а об их гипотетическом изменении.

Выполняет ли Кадыров «поручение президента»?

При том, что сюжеты на пограничную тематику не сходят с экранов официального чеченского телевидения, Рамзан Кадыров всячески пытается защищаться от  обвинений в территориальной экспансии. На помощь как всегда приходит фигура президента. Мол, это все инициатива первого лица. Кадыров утверждает, что работы по уточнению границ ведутся по «поручению президента», ссылаясь при этом на необходимость межевания территорий с точки зрения возможного военного положения

«В современном мире в XXI веке руководство государства приняло решение обозначить границы, полностью межевать территории, чтобы в любое время…  если будет военное положение, чтобы 100-процентно знали координаты…», — заявил Кадыров в одном из эфиров телекомпании «Грозный».

Можно допустить, что Кадыров получил секретное поручение напрямую от Путина или министра обороны, однако реальные юридические причины пограничной активности не  столь драматичны. В соответствии с распоряжением правительства РФ от 31 января 2017 года к 2021 году власти всех субъектов РФ должны передать в Росреестр сведения о границах между регионами. По мысли президента и Правительства, это одна из мер, которая будет способствовать упрощения процедур ведения бизнеса и повышения инвестиционной привлекательности в регионах. Можно спорить об эффективности таких мер, но о военном положении в документе нет ни слова.

Казус чеченской конституции: попытки внедрения

Строго говоря, если Кадыров стремится выполнять государственные поручения, то от Чечни (как и от Дагестана) требуется самая малость: просто передать в Росреестр информацию об уже сложившейся и определенной границе с Дагестаном. Возможно, комиссии обеих республик действительно уточняют и перепроверяют каждый метр уже существующей 475-километровой границы, но в прессу, в том числе и от участников чеченско-дагестанских встреч, попадают сведения о том, что рассматриваются предложения об обмене участками, о притязаниях чеченской стороны на территории районов Дагестана. Все это заставляет беспокоиться жителей приграничных с  Чечней дагестанских земель.

В  каком-то смысле Кадыров не может не воспользоваться шансом подобно тому, как это было сделано в случае с Ингушетией. На эти шаги лидера Чечни подвигает конституция республики.

Как Кадыров потерпел поражение от Евкурова в борьбе за границу

В  2012 году в Конституцию Чечни были внесены изменения. С тех пор в состав Чечни формально входят Галанчожский и Чеберлоевский районы. Официально же таких районов не существует до сих пор: их нет на картах, но они должны быть восстановлены в будущем. Эти районы существовали до  депортации вайнахов в 1944 году, и некоторые территории нынешнего Дагестана  входили в состав Чеберлоевского района. В частности, прилегающие к восточному берегу живописного горного озера Казеной-Ам.

Не  случайно, именно факт подтверждения на переговорах существующей границы по озеру Казеной-Ам стал достоянием общественности. Он должен успокоить дагестанцев и показать, что даже по такому спорному объекту – между сторонами нет никаких разногласий. Впрочем, это никак не снимает вопросов, которые возникают у тех, кто живет непосредственно у границы. Например, жители Гумбетовского района уже говорят о претензиях Чечни на 160 гектар летних пастбищ, и не намерены «уступать земли предков».

Васильев – не Евкуров?

Владимир Васильев сейчас занимает позицию молчуна. Действительно, можно ссылаться на то, что уточнение границ – работа «рутинная, запланированная и обязательная». Такой она, по-видимому, является в большинстве других регионов России. Но события последнего года показали, что на Кавказе вопросы земли и истории тесно переплетены, и их решение сугубо в бюрократическом режиме не воспринимаются значительной частью общества. Все живут рядом, и жители Дагестана тоже видели, к чему приводит кулуарная дипломатия с участием Кадырова.

Отсутствие публичности и непонимание того, что конкретно обсуждается чиновниками за  закрытыми дверями, каков порядок принятия решений, порождает страхи и слухи, которые благодаря мессенджерам и соцсетям распространяются мгновенно. Люди начинают самостоятельно копаться в истории, старых картах, определять принадлежность территории на не юридически значимых основаниях, с энтузиазмом отделяют свое от чужого. 

Пока что дагестанские власти повторяют ошибки Евкурова. Во вчерашнем интервью РБК глава Ингушетии фактически признал такую тактику властей контрпродуктивной: «На начальном этапе мы совершили ошибку – посчитали достаточным то информирование, которое мы провели… Если к  нам обратится за помощью Дагестан, конечно, мы посоветуем, чтобы больше было людей вовлечено в дискуссионные площадки, чтобы руководство региона не допустило тех ошибок, которые совершили мы».

Похоже, дефицит открытости в Дагестане тоже будет компенсироваться снизу – через проявление протестных инициатив и гражданской позиции.

Васильев же, видимо, не опасается уличных протестов – организовать сход подобный магасскому в многонациональной Махачкале вряд ли возможно. Впрочем, на сцене пока не появился новый полпред Путина, Матовников, который сыграл заглавную роль в установлении чечено-ингушской границы и диалоге с протестующими.  В ближайшее время станет очевидным ответ на  вопрос – имеет ли право народ Дагестана знать правду о будущем своей земли?

«Кавказский Узел» специально для «Эхо Москвы»



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире