В Грузии завершилось голосование на выборах президента страны. По предварительным данным ЦИК Грузии победу в первом туре одерживает кандидат от правящей коалиции «Грузинская мечта» Георгий Маргвелашвили. Заканчивается эпоха Михаила Саакашвили, он оставляет президентское кресло, но еще неизвестно – уходит ли из активной политики навсегда. Либеральный реформатор и военный агрессор в одном лице, Саакашвили оставляет Грузию на перепутье с массой нерешенных проблем, главные из которых – коррупция в элитах, «оккупированные территории» и отношения с Западом и Москвой.

За восстановление справедливости

Один из ключевых вопросов, циркулировавших в предвыборной риторике кандидатов – «восстановление справедливости». Проще говоря, как и кого будут наказывать за преступления режима Саакашвили. И если сторонники «Грузинской мечты» делают политический капитал на противопоставлении себя «мишизму», то Бурджанадзе подвергает критике уже самих «мечтателей» за неспособность жестко и показательно наказать уходящую власть и робкие попытки наладить контакт с Москвой.

Интересно, что и в день голосования основными пикировками и обвинениями обменивались именно партии Иванишвили и Бурджанадзе. Так, Бурджанадзе обвинила премьер-министра в нарушении правил агитации – тот публично заявил о своем выборе, сначала перед телекамерами на избирательном участке, а позже – и в телевизионном интервью. ЕНД в этой ситуации кажется сторонним наблюдателем, а не участником политического процесса.

Сложившаяся в Грузии политическая конфигурация несколько напоминает события в Южной Осетии двухгодичной давности. Тогда борьба между умеренными кандидатами, поддержанными Кремлем, и женщины-политика, выступавшей за более радикальное выяснение отношений с коррумпированным чиновничеством, ассоциировавшимся с фигурой уходящего президента Кокойты, вылились в многодневное стояние сторонников Аллы Джиоевой на цхинвальском морозе. Бурджанадзе, конечно, более опытный политик, побывавший в разных должностях, но вряд ли соберет хотя бы на несколько дней своих сторонников на улицы в случае спорных итогов голосования.

«До свидания, господин президент»

С Саакашвили прощаются не только оппоненты и недруги. Сторонники президента, в частности из движения «Патриоты», устроили в Тбилиси перед президентским дворцом импровизированные проводы. Участники акции выразили признательность президенту за проделанную работу. Большинство самодельных плакатов-признаний при этом были почему-то на английском языке. Лидер «патриотов» Григорий Мазманян, оценивая годы правления Саакашвили, признался, что «эти девять лет стали для нас золотым веком».

1060128

Акция «До свидания, господин президент» в Тбилиси 25 октября 2013 года. Фото «Кавказского Узла», Инна Кукуджанова.

Сам президент был в это время в населенном преимущественно армянами регионе Самцхе-Джавахети. Последнее напоминания о себе закончилось словесной перепалкой с Ваагном Чахаляном, одним из известных политических заключенных эпохи Саакашвили. Чахалян, сторонник самой широкой автономии для Джавкаха, был освобожден по амнистии, объявленной «Грузинской мечтой». Перепалка закончилось выкриком бывшего зэка: «Миша, отправляйся в Турцию!».

Прощальная гастроль националиста

После таких «прощаний», не удивителен символический финальный жест, который совершил политик Саакашвили в канун голосования. Посмертно присвоив звание национального героя Грузии первому президенту Звиаду Гамсахурдия и его соратнику Мерабу Костава, уходящий президент вряд ли надеялся таким шагом перетянуть голоса крайне правого электората на сторону кандидата от ЕНД. Саакашвили лишь подтвердил свои истинные ориентиры и предпочтения. Ему не удалось реализовать завет Гамсахурдии о «Грузии для грузин», но он передает его последующим поколениям политических деятелей.

Алан Цхурбаев в своем блоге на «Кавказском Узле» пишет: «Если новая власть не дезавуирует эти звания, то с этой страной вообще не нужно разговаривать, значит пришедшие также больны национализмом.»

Но даже если новая власть и отменит последний каприз Саакашвили, условия для создания националистической, консервативной грузинской партии на основе, допустим, религиозной, а не либеральной идеологии, сами по себе не исчезнут. Да, в риторике «Грузинской мечты» или Нино Бурджанадзе нет милитаристских мотивов, призывов решить проблему территориальной целостности Грузии огнем и мечем. Но и внятного предложения о мирном исходе – тоже.

«Кавказский Узел» специально для «Эхо Москвы»



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире