cknot

Блог «Кавказского узла»

02 ноября 2018

F

Корреспондента «Кавказского узла» Жалауди Гериева не хотят досрочно выпускать из чеченской колонии. Решение суда о досрочном освобождении журналиста обжаловал зампрокурора Чечни Максим Душин, назначенный на эту должность менее года назад.

В отличие от зампрокурора Наурского района Чечни, который настаивал в суде на освобождении Гериева, Душин потребовал оставить корреспондента «Кавказского узла» в колонии до конца срока.

В своей апелляции Душин ссылается на собственный вывод о  «нестабильности поведения Гериева», указывая, что журналист в колонии «был поощрен три раза и дважды привлекался к ответственности за  нарушение порядка отбывания наказания». Согласно заявлению Душина, в  колонии у журналиста были «выявлены устойчивое асоциальное и склонность к  отклоняющемуся поведению».

С 1996 года и до назначения заместителем прокурора Чечни в конце 2017 года Максим Душин занимал различные должности в прокуратурах Кемерово и Кемеровской области. За  время службы в Кемеровской области Душин «зарекомендовал себя юридически грамотным и добросовестным работником», отчитывалась прокуратура в  декабре 2017 года.

Заместитель прокурора Чечни Максим Душин. Фото пресс-службы прокуратуры Чечни. https://www.instagram.com/p/BkXLtK9gew3/

Что произошло сразу после перевода Душина из  Кемерово в Грозный, и почему после назначения в Чечню его «юридическая грамотность» исчезла — известно, наверное, только ему одному.

Впрочем, можно предположить, что надзорное ведомство могло просто слукавить, заявляя о «юридически грамотном» прокуроре и его добросовестной работе в Кемеровской области. Ведь у правозащитников во  время его службы было другое мнение.

Во время работы в Сибири Душин запомнился уголовным делом в отношении члена Координационного совета Новосибирского общества «Мемориал» Александра Маннаникова. В  конце 2005 года Маннаникова заподозрили в мошенничестве по бредовому обвинению в «посредничестве при усыновлении российских детей гражданами Новой Зеландии».

Спустя шесть лет Максиму Душину пришлось лично принести извинения правозащитнику за необоснованное уголовное преследование. А в мае 2006 года на «вопиющую правовую неграмотность прокурора Душина» пожаловалось движение «За права человека».

Правозащитники обратились с жалобой в Генпрокуратуру, заявив о том, что Душин оказывает давление на местного журналиста Александра Косвинцева «в связи с исполнением им профессиональной деятельности журналиста и  общественной деятельностью». Ничего не напоминает?

Причем, по  информации правозащитников, местный журналист подвергся давлению прокуратуры по требованию губернатора Кемеровской области Амана Тулеева. По чьей указке действует теперь заместитель прокурора Чечни, требуя не  отпускать корреспондента «Кавказского узла» из чеченской колонии — можно легко догадаться.

«Кавказский Узел» специально для «Эхо Москвы»

Лидер отделения партии «Яблоко» Ирэн Ильенкова призвала сочинцев почтить память жертв политических репрессий. В ответ полицейский вручил ей предостережение о недопустимости проведения несогласованных массовых акций.

Ежегодно 30 октября в России отмечается как День памяти жертв политических репрессий, установленный постановлением Верховного Совета РСФСР от 18.10.91 №1763/1-I «Об установлении Дня памяти жертв политических репрессий».

Как рассказала корреспонденту Ирэн Ильенкова, она на своей странице в Facebook 29 октября напомнила пользователям соцсети о памятном дне и пригласила неравнодушных сочинцев почтить память жертв политрепрессий 30 октября.

2997173

«30 октября во всех городах России тысячи людей придут отдать дань памяти жертвам политических репрессий. В каждой семье есть кто-то, кто пострадал в этот страшный период советской истории. Мы не имеем права о них забывать! Их арестовывали и осуждали тайно, мы произносим их имена публично. Мы помним о них! Имя, фамилия, возраст, профессия, дата расстрела, тысячи имен в этот день прозвучат в г. Сочи. Пожалуйста, придите и почтите память тех, кто был репрессирован, кто был убит, замучен в сталинских лагерях смерти. Это то малое, что мы можем для них сделать! Давайте помнить!» — написала лидер сочинского отделения партии «Яблоко» на своей страничке в соцсети.

Она пригласила жителей Сочи собраться в полдень у Мартиролога, напомнив, что репрессии не остались в прошлом. «Только за репосты в интернете возбуждено около 500 дел. И глупо притворяться, что ничего особенного не происходит», — говорится в ее записи.

В этот же день ей был вручено уведомление о недопустимости проведения несогласованных массовых акций.

«УВД по г. Сочи располагает информацией о намерении вами организовать проведение 30.10.2018 года публичного мероприятия… В случае нарушения установленного порядка проведения публичного мероприятия, организатор и его участники могут быть привлечены к ответственности в установленном действующим законодательством порядке», — говорится в уведомлении (копия имеется в распоряжении «Кавказского узла») за подписью и.о. начальника УВД по г. Сочи А.С. Бондарева.

Ильенковой также напомнили о статье 212.1 УК РФ «Неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования), а также о статье 20.2. КоАП РФ «Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования».

«В 12 часов 29 октября я разместила приглашение к согражданам почтить память жертв политических репрессий у памятника, а уже через пару часов мне позвонил оперуполномоченный и пригласил меня для вручения предупреждения о недопустимости проведения публичной акции без разрешения. Я ему пояснила, что никакой акции проводить не собираюсь. На что он стал уверять, что в интернете я распространяю призывы к акции, которая не санкционирована властями. Я попросила полицейского зачитать мне мои призывы, что он сделать не смог. Я ему пояснила, что абсурдно уведомлять власти о том, что люди хотят, к примеру сходить на кладбище и почтить память усопших… Я лично расценила это «предупреждение» как угрозу незаконного преследования по политическим мотивам», — рассказала корреспонденту «Кавказского узла» Ирэн Ильенкова.

Власти Сочи не считают, что возложение цветов к памятнику жертвам политических репрессий необходимо согласовывать с мэрией.

«Это мероприятие не требует согласований с мэрией и не является публичным мероприятием. Мэрия не отвечает за полицию и ее действия и не имеет ничего против того, что Ирэн Ильенкова напомнила согражданам о дне памяти жертвам политических репрессий», — ответил заместитель главы города Сочи Владимир Волков корреспонденту «Кавказского узла» на просьбу прокомментировать вынесенное Ильенковой предупреждение.

Предупреждение вынесено незаконно, полагает адвокат Михаил Охрименко.

«Предупреждение выносится, если есть к этому основания. А если их нет, то это не предупреждение, а незаконное преследование человека, превышение полномочий», — заявил Михаил Охрименко корреспонденту «Кавказского узла».

Оригинал

Уже неделю в столице Ингушетии продолжается народный сход, участники которого требуют отмены соглашения Евкурова-Кадырова о пересмотре чечено-ингушской границы. Протестующие ожидают, что 10 октября в парламенте должно состояться повторное голосование по поводу соглашения о границе с Чечней. 

Протесты в  Ингушетии: хроника передела границы с Чечней

Акция перешла в формат санкционированного митинга, и если многодневное стояние в Магасе будет продолжаться без каких-либо результатов и внятных действий властей, то все большую роль в  событиях будут играть слухи и дезинформация. 

Дефицит правдивой информации 

Например, вечером 8 октября информацию о готовящемся в Ингушетии митинге в поддержку Евкурова сообщил один из оппозиционных телеграм-каналов. В течение двух часов пресс-служба главы Ингушетии опровергла эту информацию. В то же время население Ингушетии остается в неведении относительно реальных изменений, которые закреплены подписанным Евкуровым и  Кадыровым соглашением. Чиновники неоднократно заверяли общественность в  равноценности обмена. Но по оценке экспертов, опрошенных «Кавказским Узлом», в  случае реализации положений соглашения, территория Ингушетии сокращается на 7%, а целом ее потери в 26 раз больше, чем у Чечни.

Неравноценный обмен Ингушетии с Чечней: анализ картографов 


Хотелось бы в этой связи уточнить и данные, которые представил в своем телеграм-канале главный редактор «Эхо Москвы». Отметим, что Бамутского и Сунженского федеральных заповедников не существует, а на территории Сунженского района Ингушетии расположен государственный природный заповедник «Эрзи». Добавим так же, что 16 из 19 законсервированных скважин Даттыхского месторождения не  окажутся на территории Ингушетии по итогам предполагаемого раздела, а находятся на данный момент на ее территории и состоят на балансе ОАО «Ингнефть». 

Пока что нет оснований говорить о полноценном чечено-ингушском конфликте. Но благодаря нехватке элементарной просветительской работы и информационным спекуляциям, такой конфликт может быть спровоцирован. Настораживает и то, что от чеченцев практически не слышно голосов поддержки в  адрес участников народного схода в Магасе или же просто слов о несправедливом характере оспариваемого соглашения. 

Почему молчит Чечня?

Это страх за себя и своих близких. В сложившейся ситуации поддержка требований протестующих ингушей будет воспринята как прямая критика Кадырова, что по нынешним временам равносильно национальному предательству. Понять молчание зачищенного информационного поля Чечни можно, особенно после того как Рамзан Кадыров заговорил о возможности войны

Но почему тогда не выскажутся более свободно и  определенно, например, представители чеченской диаспоры в Европе, многие из  которых занимают откровенно враждебную позицию по отношению к главе Чечни? Часть диаспоры в виду своих, в том числе личных, претензий к Кадырову, не считает легитимным любой подписанный им документ, а многие из-за тотального недоверия к властям, вынудившим их покинуть родные земли, просто не знают сути соглашения. 

Совтор книги «Здесь живут люди. Чечня: хроники насилия» Усам Байсаев раскритиковал ингушскую оппозицию за то, что она через тейпы оказывает давление на депутатов с целью склонить последних к голосованию против соглашения о границе: «Депутаты Ингушского парламента представляют, как я понимаю, не только свои тейпы, не  только своих родственников по отцу, матери или по жене, а всех жителей избирательного участка, где его избрали. Если к такому депутату приходят длиннобородые старики с посохами в руках и говорят, что отлучат его от рода и  проклянут, то не является ли это нарушением по российским законам?». 

При этом Байсаев подчеркивает, что «чеченцы и ингуши друг другу больше, чем просто братья».

 


Первый президент Ингушетии, приехавший поддержать людей в  Магасе, так же повторил тезис о единстве чеченского и ингушского народов: «Территория Чечни от Хасав-Юрта до Владикавказа, территория Ингушетии от  Владикавказа до Хасав-Юрта». Пока что этому броскому лозунгу далеко до  реализации: граница между вайнахами не только не стирается, но проводится «по-живому». 

«Кавказский Узел» специально для «Эхо Москвы»

По просьбе «Кавказского узла» ГИС-специалист, выпускник кафедры картографии и геоинформатики географического факультета МГУ на  условиях анонимности проанализировал карты Чеченской Республики и  Республики Ингушетия в свете подписанного 26 сентября соглашения об  обмене территориями и составил новую карту границы между республиками.

Как сделана карта

Граница до принятия нового закона взята с Open Street Map, а границы муниципальных образований из Википедии. Новая граница получена посредством переведения межевых координат из данных таблицы, опубликованной в приложении к соглашению, в графику.

Министр сельского хозяйства Ингушетии Хизир Галаев заверил, что от Ингушетии соседям переданы 1290 гектаров пахотных земель, но  Ингушетия получила аналогичную площадь в Надтеречном районе Чечни.

Эксперт пришел к выводу, что Чечне отходит 26 800 га территории Ингушетии, но ни одного населенного пункта. Ингушетия получает примерно 1000 га.

Как делались вычисления

По словам эксперта, у каждого региона РФ есть местная система координат, так называемые местные плановые координаты. Данные в  документе опубликованы в системе координат Республики Ингушетия (МСК6).

Чтобы визуализировать опубликованные в приложении к соглашению данные, нужно сначала вычислить параметры перехода — разницу между местными и общепринятыми географическими координатами.

Это делается на основании подбора параметров перехода — координат центральной точки в географических координатах (градусы широты и  долготы), дирекционного угла (угол между направлением на географический север и север местной системы координат) — и привязки к характерным объектам на местности, например, рекам.

В опубликованном соглашении часть границы идет по рекам. Для картографа этого достаточно, чтобы подобрать переход. Площадь обмененных территорий посчитали в ГИС-программе, наложив друг на друга линии границ до и после принятия соглашения.

Утверждения эксперта настолько различаются с заявлениями, сделанными официальными лицами, что «Кавказскому узлу» пришлось прибегнуть к помощи второго эксперта, чтобы проверить, все ли так на самом деле. Ниже мы  приводим заключение специалиста.

Эксперт: Софья Гаврилова, кандидат географических наук, картограф, аспирант Оксфордского Университета.

Заключение:

— Карта, предложенная анонимным экспертом, построена по двум источникам. Основа – данные портала Open Street Maps – надежного источника открытых картографических данных, «подложки» базовых слоев, это не вызывает никаких сомнений и вопросов.

Новая граница построена по координатам, приведенным в приложении к  приказу о переносе границ 2018 года. Проблема с построением данных по  указанным координатам в том, что местная проекция, которая используется в  Ингушетии, засекречена и точные ее параметры узнать невозможно. Это необходимо для конвертации данных в «популярные» проекции. Однако картографы довольно легко могут подобрать параметры перехода, что и было сделано в данном случае.

Общий характер границы не вызывает сомнений.

Другой вопрос, что построение границы по очень четким координатам из  приказа не совпадает по уровню пространственной генерализации со  «старой» границей. Грубо говоря, новая граница на карте представлена намного подробнее чем старая. Это нормальное несовпадение, поскольку для более точного «снятия» старой границы требуется привязка и уточнение ее  по современным топографическим картам Ингушетии и Чечни, и с большой долей вероятности, секретных масштабов.

При оценке выделяются два участка, которые совершенно точно нельзя списать на погрешность и которые говорят о смещении границы.

Первый участок в 26 километрах севернее аэропорта Магас, близ населенного пункта Горагорский, его площадь порядка 6000 га. Второй захватывает часть Ингушского природного заказника и заповедника «Эрзи», площадь всего участка при оценке в масштабе 1: 300 000 составляет порядка 20 000 га.

Следует отметить, что в обоих случаях граница передвигается на территорию Республики Ингушетия, то есть за счет ее площадей.

Единственный участок движения границы в сторону Чечни оценивается в 1000 га.

Я оцениваю, что по результатам изменения границы площади, отошедшие Чечне, как минимум 26 000 га. Я на 100% доверяю мнению первого эксперта, и подтверждаю, что, судя по данным документа (приложения к соглашению о новых границах между Чечней и Ингушетией. — Прим. «Кавказского узла»), Чечне переходит более чем в 25 раз земли больше, чем Ингушетии.

Оригинал

Около 100 жителей Ингушетии вышли на акцию протеста после известия об отставке главы Сунженского района. Глава района Исса Хашагульгов назвал свою отставку добровольной, но активисты расценили ее как протест против передачи части района Чечне. По утверждению активистов, Кадыров и Евкуров 26 сентября планируют подписать соглашение по решению территориального спора. Никакого подтверждения данной информации пока нет, но собравшиеся на акции в Сунже потребовали у чиновников объяснений.

Как писал «Кавказский узел», в конце августа общественная организация «Опора Ингушетии» сообщила о строительных работах, начатых рабочими из Чечни под охраной чеченских силовиков в Ингушетии, и о попытке установить пост ДПС МВД по Чечне в районе приграничного ингушского селения Аршты. Власти Ингушетии оставили эти действия без публичной реакции, заявили «Кавказскому узлу» активисты. Юнус-Бек Евкуров в день своего переизбрания главой Ингушетии 9 сентября прокомментировал этот вопрос, заявив, что ситуация на границе двух республик «не выходит из-под контроля».

7 сентября стало известно о том, что глава Чечни учредил госкомиссию по вопросам определения и уточнения административной границы республики. Строительная техника на границе Чечни и Ингушетии занимается исключительно хозяйственной деятельностью, заявил пресс-секретарь Рамзана Кадырова Альви Каримов.

О созыве общегражданского форума Ингушетии сообщил 22 сентября в своем блоге на «Кавказском узле» руководитель правозащитной организации «Машр» Магомед Муцольгов. «В Назрани прошла встреча представителей общественных, религиозных и политических организаций Республики Ингушетия для обсуждения негативной ситуации, сложившейся на территории Сунженского района. На встрече было принято решение о проведении Общегражданского форума Ингушетии с целью определения позиции общественности республики по территориальному вопросу», – написал правозащитник.

24 сентября на заседании оргкомитета форума было принято решение провести общегражданский форум 6 октября. На нем будет обсуждаться единственный вопрос – о сохранении территориальной целостности Ингушетии, сообщила в тот же день корреспонденту «Кавказского узла» член совета общественного движения «Опора Ингушетии» Анжела Матиева.

Во встрече в Назрани приняли участие представители общественных и политических организаций республики, представители духовенства, с которыми проводили консультации, и все они готовы встать на защиту территориальной целостности Ингушетии, рассказала Анжела Матиева.

«Мы связываемся также с ингушскими диаспорами в стране и за рубежом, и есть предварительная договорённость, что некоторые примут участие в подготовке и в работе форума», – сказала она.

Вопрос территориальной целостности Ингушетии касается каждого ингуша, где бы он ни жил, уточнила Анжела Матиева. «Это будет единое решение всего народа. Согласие присоединиться к нашему форуму высказали некоторые представители депутатского корпуса, представители власти и силовых структур. Они тоже примкнут к нам. И создание оргкомитета, и проведение общегражданского форума направлены на то, чтобы объединить ингушское общество, чтобы высказать единое мнение: народ не позволит ставить под угрозу целостность Ингушетии», – пояснила глава «Опоры Ингушетии».

Идея провести общегражданский форум вызвана молчанием властей

В оргкомитет вошли люди «самых различных по характеру своей деятельности и отношения к действующей власти организаций и комитетов», сообщил 24 сентября корреспонденту «Кавказского узла» Магомед Муцольгов.

«Сейчас мы отставили в сторону свои амбиции. До сегодняшнего дня никогда вместе мы не собирались. Надоело, что территориальные вопросы нашей республики являются предметом спекуляции для чиновников», – пояснил правозащитник.

По его словам, объединение общественных организаций произошло по двум причинам. «Потому что родина у нас одна, и потому что в создавшейся, довольно критической и непонятной ситуации, мы не получили ответа ни от местной, ни от федеральной власти», – сказал Муцольгов.

Правозащитник уточнил, что дорожные работы в Сунженском районе «вызывают массу вопросов», особенно у молодежи. «Это может привести к нежелательным последствиям. Мы не хотим никаких конфликтов. Но мы не хотим, чтобы вопросы целостности нашей республики решались кулуарно. Национальная политика так не делается, интересы ингушского народа так не отстаиваются», – заявил Магомед Муцольгов.

Первые сообщения о том, что в горах Сунженского района на территории Ингушетии идет строительство дороги, для просеки на территории заповедника вырубаются реликтовые деревья, некоторые из которых внесены в Красную книгу, поступили месяц назад, рассказал Муцольгов.

«Об этом представители молодежных организаций Ингушетии информировали чиновников. Они обращались к депутатам, обращались к главе республики. Но ни от госчиновников, ни от депутатов народного собрания не поступало никаких объяснений. Быть в роли сторонних наблюдателей мы не хотели. Тогда представители молодежной организации решили проехать туда и выяснить, что же все-таки происходит. Но тут же появляется информация, что в горах Сунженского района объявлен режим КТО, а это значит, что посещение этого района под запретом на неопределенное время», – сказал правозащитник, отметив, что заявление оргкомитета было принято единогласно.

17 сентября стало известно о том, что бойцы Росгвардии застрелили трех боевиков в Ачхой-Мартановском районе Чечни близ границы с Ингушетией. 18 сентября силовики начали поиск соучастников убитых, однако никого больше не обнаружили. При этом опрошенные 17 сентября «Кавказским узлом» жители приграничных населенных пунктов ничего не слышали о режиме КТО и проводимых поблизости спецоперациях.

Малсаг Ужахов, член независимого Совета старейшин Ингушетии, рассказал корреспонденту «Кавказского узла», что по поводу ситуации со строительством дороги обращался к чиновникам в правительстве и к депутатам. «Мне сказали, что обстановка не настолько сложная, как это преподносят средства массовой информации. А дорогу чеченцы строят, чтобы ею пользовались жители двух республик», – сказал Малсаг Ужахов.

По его словам, Юнус-Бек Евкуров объяснил ситуацию тем, что в Сунженском районе введен режим КТО и «что федеральные власти в курсе».

«Объяснение размытое. Главное, я понял из разговоров с чиновниками, что строительство этой дороги не согласовано с правительством Ингушетии», – рассказал Малсаг Ужахов. Он также выразил надежду, что на форуме будет озвучен вопрос о границах Ингушетии и Чечни, но чтобы границы устанавливали «с учетом исторических данных и проведением экспертизы ученых-кавказоведов».

Поднимая проблему границ и передачи земель Чечни, нужно «воздерживаться от отождествления» руководителей регионов с жителями этих регионов, уточнил руководитель региональной общественной организации «Выбор Ингушетии» Исмаил Нальгиев.

«Это поможет нам избежать возможных конфликтов. Многие чеченцы во время двух военных кампаний жили у нас в Ингушетии, мы до сих пор поддерживаем с ними добрые отношения. И то, что сейчас затевают главы наших республик, никоим образом не должно сказываться на отношениях между двумя братскими народами», – сказал Нальгиев корреспонденту «Кавказского узла».

Передача земель Чечне отразится на экономике обеих республик

2983510

Заявление оргкомитета по проведению общегражданского форума опубликовал 24 сентября на своей странице в Facebook представитель Совета молодежных организаций Ингушетии Хасан Кациев.

«Из компетентных источников, заслуживающих доверие, получена информация, что глава Ингушетии в последние дни проводит активные консультации по вопросу подписания соглашения об установлении границ с Чеченской республикой. Вторжение чеченских дорожно-строительных организаций, непонятное молчание властей Ингушетии, визит министра по природным ресурсам РФ, активные перемещения делегаций между ЧР и РИ, все эти события косвенно подтверждают эту информацию. Чеченская сторона предлагает передать им земельный участок площадью более 17 000 га, что составляет 5% территории РИ, расположенный на территории государственного заповедника «Эрзи» в Сунженском районе Ингушетии (район Мережди и Цеча-ахк)», – говорится в тексте заявления.

Властям Чечни нужны не просто земли Сунженского района, а конкретный горный массив, где еще в советские времена было разведано Даттыхское месторождение, предположил Хасан Кациев.

По его мнению, строительство дороги именно в направлении селения Даттых как раз и нужно для того, чтобы завозить в этот высокогорный район нефтяное оборудование. «Недавняя передача Путиным в собственность Чеченской республики акций ОАО «Чеченнефтехимпром», находящихся в федеральной собственности, плюс Даттыхское месторождение при разумном хозяйствовании сделает нефтяной комплекс Чечни одним из перспективных в России», – пояснил корреспонденту «Кавказского узла» Хасан Кациев.

18 сентября Владимир Путин подписал указ о передаче властям Чечни акций компании «Чеченнефтехимпром», находившихся в федеральной собственности. Согласно указу, компания должна быть передана в собственность Чечни в течение двух месяцев. Решение продиктовано в первую очередь политическими интересами, при этом для «Роснефти» компания не была основным активом в Чечне, отметили опрошенные «Кавказским узлом» экономисты.

Передача земель Чечне, по данным оргкомитета форума, скажется негативно на экономике Ингушетии, уточнил член Совета молодежных организаций Ингушетии. «Поэтому на общенациональном форуме нужно обязательно озвучить и этот факт – что такое для Ингушетии эта земля, где расположено Даттыхское месторождение углеводородного сырья», – пояснил Хасан Кациев.

Комментарии от Юнус-Бека Евкурова относительно позиции активистов по состоянию на 13.10 23 сентября не опубликованы на сайте главы Ингушетии.

Напомним, что нынешние границы Ингушетии и Чечни были утверждены президентами Джохаром Дудаевым и Русланом Аушевым, а впоследствии президентом Муратом Зязиковым и главой администрации Чеченской Республики Ахматом Кадыровым. Парламент Чечни в 2013 году внес в Конституцию республики изменения о том, что часть территории Сунженского района Ингушетии является территорией Чечни. В конце января 2013 года Рамзан Кадыров подписал закон, в соответствии с которым ряд населенных пунктов Сунженского района Ингушетии должен перейти под юрисдикцию Чечни. 6 марта того же года он потребовал включить в состав Сунженского района Чечни населенный пункт Аршты. В апреле 2013 года в этом селе произошло столкновение между ингушскими и чеченскими силовиками, шестеро ингушских полицейских были ранены.

Оригинал

Две недели назад в ингушских сообществах в соцсетях появились видеокадры того, как под прикрытием вооруженных людей и  военной техники на территории республики ведутся работы по прокладке дороги. Авторы сообщений указывали, что работы ведутся чеченской стороной, а одна из  целей – продвижение пограничного блокпоста вглубь территории Ингушетии, а  значит – фактический захват чужой земли.

Вопрос территорий вдоль чечено-ингушской границы имеет почти вековую историю. Но только  в постсоветский период спор приобрел острый характер, и на настоящий момент проблема остается до конца не урегулированной. Более того, согласно закону Чеченской республики, подписанному Рамзаном Кадыровым в 2013 году,  в состав Чечни входят несколько поселений, которые фактически находятся на территории Ингушетии.

Видео «Кавказского Узла»

«Территориальные споры между Чечней и Ингушетией»

Работы продолжались, ингушские общественники требовали реакции от Юнус-бека Евкурова, но глава хранил молчание и готовился к своему переизбранию, которое случилось 9 сентября. После этого он отметился официальным заявлением, которое однако, не  успокоило встревоженных активистов: «Никаких провокаций там не происходит, все вопросы решаются путем диалога с чеченской стороной». То есть формально одобрил все действия со стороны Чечни, происходящие на границе. Также Евкуров почему-то сослался на режим КТО (контртеррористической операции) в районе строительных работ и что это прерогатива федерального центра.

Кто объявляет КТО?

Председатель совета молодежных организаций Ингушетии Багаудин Хаутиев говорит, что местные власти просили подождать единого дня голосования, чтобы после выборов дать полное разъяснение по ситуации: «Выборы прошли, кроме слабого комментария главы Ингушетии в день его переизбрания по поводу КТО больше никто ничего не услышал. Мы впервые наблюдаем контртеррористические операции с использованием бульдозеров и прокладкой дороги».

Корреспондент «Кавказского Узла» посетил район оспариваемых Чечней территорий и пообщался с местными жителями. О введении режима КТО они ничего не слышали, да и по пути следования не было никаких свидетельств о введении особых мер. Визуально ничего не говорит о том, что в районе ловят террористов.

Между тем, официальные лица из чеченского руководства посещали место проведения строительных работ в Ингушетии, и если верить Евкурову – зону проведения КТО. По крайней мере, замминистра внутренних дел Чечни Апти Алаудинов был здесь 4, 9 и 15 сентября. Фото с ним на фоне военной и строительной техники можно увидеть в Instagram.


Но  16 сентября все же прошло официальное сообщение о перестрелке бойцов Росгвардии с террористами, трое из которых были убиты, и продолжается поиск их сообщников. Произошла перестрелка в районе, где идет строительство дороги. По неофициальной информации боестолкновение произошло на границе, но совсем в другой местности, не там, где строится дорога.


Если эта перестрелка — подтверждение режима, на который ссылался Евкуров, то тогда у  ингушей к своему главе может возникнуть вопрос – почему чеченские силовики в  зоне КТО на территории Ингушетии находятся, а ингушские – нет?

Мы  же можем предположить, что чеченский филиал Росгвардии подчиняется лично Кадырову в обход всех формальностей и может провести КТО без особых уведомлений. А перестрелка в оспариваемой местности – «рука помощи» руководителю Ингушетии: да, действительно ловим террористов в этом районе.

Дорога нужна, но строят ее именно  чеченцы

Сразу после возникновения обеспокоенности с ингушской стороны, представители чеченских тейпов, чьи родовые селения расположены на ингушской стороне границы,  выступили с видеообращением, в  котором сделали акцент на том, что дорога связывает, нужна всем сторонами и необходимо воздержаться от эскалации конфликта.

Ингуши соглашаются, что дорога — это благо, говорят о братстве между жителями пограничных земель,  но держат в уме экспансионистские планы руководства Чечни, которые закреплены законодательно, и  не понимают бездействия собственных руководителей, которые, по мнению местных жителей, не развивали инфраструктуру горно-лесистого Сунженского района за все годы существования республики. 

Оба лидера не делают громких открытых заявлений по болезненному вопросу. Еще в 2012 году после словесной перепалки между Кадыровым и Евкуровым и взаимных угроз пересмотра границы, полпредом Хлопониным был наложен формальный мораторий на высказывания: «Я сейчас прошу… с публичного пространства выйти, прекратить друг друга оскорблять, остановить эту тему раз и навсегда… хватит об этом ругаться».

Последние события показывают, что обет молчания выгоден Кадырову, потому что на фоне Евкурова он, хотя и молчит, но активно действует.

«Кавказский Узел» специально для «Эхо Москвы»

Этим летом Россия в условиях экономических санкций смогла успешно провести чемпионат мира по футболу, одно из самых масштабных международных событий. Это позитивно сказалось и на личном имидже президента Путина. Однако, за время достойно профинансированного мундиаля с футбольной карты страны исчезли уже 9 профессиональных клубов. Стать десятым может махачкалинский «Анжи», завязший в долговой яме.

Футбольные функционеры и болельщики призывают к помощи руководство республики. Но и.о. главы Дагестана Владимир Васильев в преддверии переназначения не заинтересован в негативном фоне относительно своей фигуры. В случае с «Анжи», решение о  спасении клуба или об отказе в его финансировании напоминает выбор наименьшего из двух зол. В отличие от Путина, Васильеву не грозит прибавить политического веса за счет футбола, и помощь  клубу в  300 миллионов рублей, которая была согласована с предыдущим правительством Дагестана, новыми властями удовлетворена не была.


Дагестан не может прокормить «Анжи» без Керимова. Видео «Кавказского Узла».

В Дагестане большой футбол никому не интересен.

Сегодня вечером «Анжи» проводил первый домашний матч в сезоне. В отчаянных попытках привлечь к себе внимание людей с деньгами клуб и  болельщики запустили в социальных сетях флешмоб #анжиживи.

Помочь команде призывают бывшие игроки и тренеры, многие из которых получали баснословные зарплаты в период владения клубом миллиардером Сулейманом Керимовым.  Как именно помочь клубу, кроме того чтобы записать ободряющее видео, не понятно. Сбор средств «от народа», к которому прибегают в подобных случаях в Европе, не  объявлен, а в начале месяца у клуба был арестован единственный банковский счет.

Официальный твиттер «Анжи» накануне призывал заполнить трибуны стадиона. Цены по меркам премьер-лиги смешные: за исключением VIP-мест – от 100 до 300 рублей. Однако, почти 200 тысяч подписчиков отреагировали всего 5 ретвитами и 11 лайками. Пустые трибуны стадиона – это главная иллюстрация положения «Анжи» в посткеримовскую эпоху. В прошлом сезоне средняя заполняемость стадиона составляла 24% зрителей, из которых большая доля – молодежь из фанатского объединения. Для миллионной Махачкалинской агломерации – это капля в море.  

Гигантские бюджетные траты на непопулярное зрелище ударят по имиджу Васильева в глазах основной массы населения, которому интересны развитие инфраструктуры и массовые социальные проекты. Да и опыт предыдущих экстренных спасений футбольных команд государственными средствами показывает, что крах нестабильного клуба можно только отсрочить. Для Дагестана же такая отсрочка будет стоить сотни миллионов рублей.

Футбол – это политика. На Кавказе нужен противовес Кадырову.

Потенциальное банкротство и лишение профессионального статуса дагестанского клуба будет означать, что на всем Северном Кавказе останется только одна команда, выступающая в российском футболе на топ-уровне. И это «Ахмат» им. Кадырова. Так или иначе, исчезновение альтернативы будет ассоциироваться с именем Васильева.

Кремль привык общаться с Чечней в лице ее лидера особенными сигналами, демонстрирующими, что для Кавказа могут быть актуальны разные политические сценарии. Например, что в Ингушетии может быть успешна практика комиссий по адаптации боевиков в противовес сжиганию домов и изгнанию родственников подозреваемых за пределы региона. Или, что в Дагестане для ареста чиновника любого ранга может потребоваться замена руководителя кавказской республики прямо из Москвы. Если такая практика ручного управления из Кремля по  назначению фигур уровня Васильева даст эффект, то она может быть перенесена и  на соседний субъект Федерации.

Российские власти за это лето могли оценить политический и имиджевый потенциал футбола. Но готова ли федеральная власть предложить через Васильева проект развития футбольного клуба, отличного от  керимовского выбрасывания денег на ветер или кадыровского «Аллах дает!» и не связанного с обременением республиканского бюджета?

Если такого проекта нет, то остается загадкой почему «Анжи» прошел лицензирование и был допущен до участия в премьер-лиге. Если для разгадки ребуса Васильева надо сохранить «Анжи», то олигарха найти сможет только Кремль.

 

«Кавказский Узел» специально для «Эхо Москвы»


На  прошедшей неделе в Дагестане прошли очередные задержания высокопоставленных чиновников. На фоне кадровой чистки ключевые должности — главы Минимущества, прокурора и министра экономики республики, — заняли «варяги». «Кавказский Узел» сформулировал несколько вопросов, чтобы разобраться, что главного в этих событиях и есть ли в них потенциал влияния на  другие регионы Северного Кавказа.

«При чем здесь Кадыров?»

Главный редактор «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов так прокомментировал аресты высших дагестанских чинов в своем телеграм-канале: «Я бы на месте Рамзана Ахматовича задумался…»

Понятие «клан» в России ассоциируется с Кавказом, в массовом сознании так представляют людей, которые обладают гигантским объемом власти на своей территории, например «кадыровцы». За пределами Дагестана мало кто знал о «мекегинском клане», к которому принадлежало большинство задержанных чиновников, в то время как «кадыровцы» известны всей стране.

На  первый взгляд, поводов беспокоиться у Кадырова нет. Этнически мононациональная Чечня – антипод Дагестана. По степени влияния с Кадыровым не сравнится ни один руководитель Северного Кавказа. Управляется Чечня практически единолично, круг приближенных узок. Если в  Дагестане борьба, пусть часто и подковерная, между различными центрами силы – дело обычное, то в Чечне политическая конкуренция отсутствует.

Однако, если ручное вмешательство в дагестанскую политическую кухню покажет свою эффективность, то за этим могут последовать и выводы в отношении Чечни, других регионов Северного Кавказа. Новейшая история Дагестана демонстрирует тренд на  смену политических «тяжеловесов». Нельзя сказать, чтобы эта тенденция не  исполнялась в полной мере и по стране. Немного в России  губернаторов, обладающих особым влиянием и  состоянием. Таких, как Кадыров, десять лет назад было заметно больше. И  влиятельных чиновников было также несравненно больше: казался физически несменяемым мэр Махачкалы Саид Амиров, который теперь отбывает пожизненное наказание.

На  месте условного Рамзана Ахматовича, которому стоит «задуматься», сейчас находятся многие северокавказские чиновники. После Дагестана уже начались проверки и обыски в Ингушетии.

«Почему именно Дагестан?»

Есть несколько простых фактов. Дагестан – самый полиэтничный регион страны с самым большим языковым разнообразием, и в этом смысле представляет собой Россию в  миниатюре. Более половины из 3 миллионов жителей республики живут в сельской местности, значительная их часть – в обособленных горных районах. В таких условиях сохраняется и традиционный уклад жизни, с особой ролью семейных, общинных, клановых и этнических связей.

Дагестан – один из самых дотационных регионов России. Республика получает денег из  федерального бюджета больше всех на Северном Кавказе и занимает по стране второе место после Крыма. Проблема неэффективного использования средств бюджета – доходчивый маркер присутствия коррупции.

Профессор МГУ, экономист Наталья Зубаревич, считает, что одним из основных источников теневых доходов элиты в Дагестане является именно бизнес на бюджетных деньгах.

«Как и кто ворует?»

Благодаря такому «бизнесу», практически все слои общества включены в коррупционную систему, где дача взятки или отката «ответственному лицу», чтобы устроить ребенка в  детский сад или сохранить за собой место на не самой оплачиваемой работе, воспринимается как текущая норма жизни.

Хищения из фондов социального страхования, мошенничества с материнским капиталом, пособиями и пенсиями, оформление фиктивных инвалидностей – одни из самых распространенных типов проявления коррупции и непотизма. Получая контроль за  управлением бюджетными деньгами, представитель клана окормляет своих и  устанавливает более жесткие правила доступа для остальных. За самые жирные точки ведется настоящая война – с убийствами, похищениями и обвинениями в  терроризме. Так, систематически скандалы сотрясают отделение Пенсионного фонда в Дагестане, которое находится в центре криминальной и политической хроники, так как многие кланы пытались его контролировать.

В  результате последних громких задержаний в Москву вывезли четверых: премьер-министра Абдусамада Гамидова, двух его заместителей, а также экс-министра образования. Этим арестам и  отставке дагестанского правительства предшествовали другие события: задержание главного архитектора Махачкалы, возбуждение двух уголовных дел против экс-главы Кизилюрта, арест мэра Махачкалы Мусы Мусаева. В списке обвинений: незаконные сделки с землей и имуществом, махинации в строительной сфере, мошенничество при реализации социальных программ.


«Дагестан теперь заживет по-новому?»

Сами по себе аресты не могут привести к изменению системы. Как показывает многолетняя дагестанская практика, на месте посаженного в тюрьму чиновника с  легкостью появляется другой нечистоплотный чиновник. Клан сменяется новым кланом, но система остается неизменной. Владимир Васильев, комментируя текущую кадровую революцию размашисто заявил, что «в Дагестан пришла вся Россия». Но можно ли  установить абсолютное внешнее управление в таком сложном регионе?

Новые громкие уголовные дела и неожиданные назначения, наверняка, будут. Но за подобным рутинным тасованием колоды должны последовать действия более конкретные и направленные на помощь простым людям. А их интересует улучшение качества жизни, в том числе возможность учиться, зарабатывать, получать медицинскую помощь, не сталкиваясь с произволом должностных лиц.

Дагестанцев не удивить роскошными особняками, золотыми пистолетами, шкурами тигров и тем, что их владельцев периодически транспортируют в московские СИЗО. Зрелищ в  республик достаточно. Не хватает хлеба, произведенного собственными руками, без откатов и взяток.

«Кавказский Узел» специально для «Эхо Москвы»

Жителю горного дагестанского села Казиму Нурмагомедову собственными усилиями удалось возвратить сына с территории, контролируемой «Исламским государством» (террористической организации, деятельность которой запрещена в России). Для осуществления плана по возвращению потребовались два года, вместившие в  себя далекие опасные поездки, пересечения границ, поиски нужных контактов и неудачные попытки вызволения сына. Марату удалось выбраться живым с территории ИГ, но теперь отец, спасший младшего сына от гибели в  «халифате», вынужден защищать сына среднего от преследования со стороны следственных органов России: Шамиль, деньгами помогавший возвращению Марата, был обвинен в финансировании терроризма До сих пор единственным известным случаем попыток отца вернуть своего ребенка из ИГ была история Павла и  Варвары Карауловых.

Интервью, в котором Казим Нурмагомедов рассказывает историю своей борьбы за будущее сына, реалиях войны в Сирии и судьбе молодежи, уезжающей на ближневосточный «джихад»,  — читайте на «Кавказском Узле». На канале «Кавказского Узла» в YouTube доступна видеоверсия интервью – все видео в одном плейлисте.

Такси в ИГИЛ и русскоговорящий интернационал

О  том, что сын уехал в Сирию, Казим узнал через несколько дней. Через месяц он  уже отправился в Сирию на встречу с  сыном, с целью убедить его в том, что он  совершил ошибку и должен вернуться назад, к своей семье. До приграничной с  Сирией турецкой провинции Хатай добирался самостоятельно. Поздно вечером в день приезда за ним в гостиницу приехало обычное городское такси. Ночью машина доехала до маленькой деревни, и таксист предложил ночлег в одном из сельских домов.

Утром оказалось, что до границы всего 500 метров, и за вознаграждение в 100 долларов (сумма включала в себя также оплату такси и  ночлега) турецкие пограничники пропустили Казима на территорию Сирии, где его уже встречал Марат. В первом пункте на  территории Сирии, селении Атме, Казима ждало чаепитие с группой из 10 молодых людей. Все они были русскоговорящими с  Кавказа и Средней Азии. Был даже совсем молодой чеченец из Франции, чисто владевший русским языком.

«На полу сидим, чай пьём. Все молодые, такие же воодушевленные. У всех смартфоны, на них аяты из Корана. Все начинают пропагандировать. Как только сразу новые, свежие уши увидели, и начинают мне втолковывать: все должны сюда приехать…»

Визит в Сирию продолжался 5 дней. За это время отец ни разу не видел у сына оружия, как и у других обитателей дома в пригороде Алеппо, где они остановились. Молодые люди, покидая дом, и говорили, что уходят на «занятия», но характер этих занятий старшему гостю из Дагестана не сообщали. Казим уверен, что за эти 5 дней ему удалось убедить сына, что правильным решением будет возвращение назад.

«В ИГИЛ на такси». Видео «Кавказского Узла».

Сирия до объявления халифата

Увиденное Казимом в окрестностях Алеппо осенью 2013-го оставило у него ощущение сюрреализма. Линия фронта, разделяющая «асадовцев» и их противников и представляюшая собой насыпь строительного мусора посреди широкой магистрали. Не связанные друг с другом группировки приехавшей на  «джихад» молодежи, занимающие пустующие дома, кто сколько сможет. Электростанция, которую не бомбят, потому что от нее зависят все противоборствующие стороны. Во время частых перебоев в подаче света, главной задачей было зарядить телефон.

Вывезти сына сразу же – не удалось. На следующий год попытку встретиться с Маратом в  Сирии предприняла его мать. Через Турцию, но немного другим путем, нежели муж, она добралась до Сирии. К этому времени сын уже пребывал в глубоком тылу в окрестностях Ракки, будущей «столицы» ИГ. Жили они отдельно: мать в женской части дома местной семьи, сын – в мужском общежитии для неженатых. Как и все женщины на  территории ИГ она должна была ходить полностью покрытой, за исключением глаз.

Мать Марата успела побывать в Ракке, где уже действовали новые порядки и полиция нравов. Поиски контактов и возможностей для выезда сына не увенчались успехом, и за два дня до объявления халифата она выехала из Сирии.

Плата за освобождение

В  апреле 2015-го Марат недвусмысленно сообщил отцу, что находится под подозрением в том, что собирается уйти из халифата. Казим срочно вылетел в Турцию и начал искать контакта с арабами, которые могли бы вывезти сына в Турцию. Через несколько дней связь с сыном оборвалась. После месяца пребывания в Турции и полного неведения относительно судьбы сына, отец вернулся в Дагестан. Только через месяц к нему дошла информация, что его держат в печально известной тюрьме в подвалах стадиона в Ракке, еще через несколько месяцев – что всю их группу, пожелавших уйти из  ИГ – казнили.

Только в августе Марат вышел на связь и сообщил, что его выпустили. В интервью отец называет то подразделение, к которому причислили сына «штрафбатом», потому что в этом районе ожидались крупные боевые действия, и он уверен, что, таким как Марат, была сознательно уготована роль «пушечного мяса». Под предлогом лечения травмы руки Марату удалось выехать в больницу в городе Тапка. После нескольких неудачных попыток, операция по вызволению сына из ИГ была успешно завершена. Казим говорит, что только  последняя транспортировка сына на  территорию Турции обошлась в несколько тысяч долларов.

Кроме этой суммы, были и другие траты, осуществляемые другим сыном Казима – Шамилем: перевод денег Марату в ИГ и  покупка двух авиабилетов. Следствие рассматривает эти транзакции как финансирование террористической деятельности. Казим уверен, что никакого умысла в действиях среднего сына нет. Марату были переведены принадлежавшие ему же средства. Шамиль был арестован в Москве и ему предъявлено официалное обвинение, при этом защита заявляет, что Шамиль пытался только вернуть домой своего брата.

Послание родителям и властям

Павел Караулов и Казим Нурмагомедов служат примером удавшегося освобождения детей, они вернули их живыми. Но они далеко не  единственные, кто искал и ищет пути для возвращения своих детей из Сирии. За  эти два года Казим познакомился еще с  15-20 такими же, как он, родителями из  Дагестана. Он говорит, что успехов в  этом деле достичь не легко, и то, что ему удалось вернуть сына живым, — во-многом, везение. Но, в первую очередь, необходимо поддерживать постоянный контакт с  уехавшим: не оказывать чрезмерного давления, резко не критиковать тот шаг, который они сделали, поддерживать разговор на обычные бытовые темы, о  семье, о детях.

«О преследовании мусульман в Дагестане». Видео «Кавказского Узла».

По  своему опыту, Казим считает, что попытки переубедить уехавшую молодежь идеологически, на основе знаний ислама на расстоянии – бесперспективны. Главные причины ухода дагестанской молодежи к  радикалам, по его мнению, политические, а не экономические. Многие хотят даже  не работы и больших доходов, а просто вменяемую, реагирующую на нужны народа власть, на самом нижнем сельском, районном уровне. А такие контрпродуктивные действия властей, как закрытие мечетей, только подливают масла в огонь. В ИГ уходят часто люди совсем не маргинальные и финансово независимые.

«Мы удивляемся тому, что… исламский призыв ... никуда не делся, полторы тысячи лет от возникновения ислама. Он остался. Затухает, возрастает, но в целом остался…Это люди, которые на идеологической основе ушли туда. Я уверяю вас, на 99% они искренние люди.»

История Казима может помочь многим семьям, которые предпринимают попытки вернуть своих детей с территории войны. Но какую цену за свободу сына он заплатит, ещё неизвестно.

«Кавказский Узел» специально для «Эхо Москвы»

В  Чечне в очередной раз завелись «шайтаны». Рамзан Кадыров за последние годы неоднократно отчитывался о том, что в  республике осталось считанное число боевиков, что подполье полностью уничтожено. В это кажется уверовал и  сам Кадыров, назвавший в ушедшем году Чечню «самым безопасным местом в мировом сообществе». При этом власти Чечни с  таким же постоянством отбивают вылазки этих самых боевиков, а за прошедшую неделю провели спецоперацию против сторонников «Исламского государства» в Курчалоевском районе, которая оставила после себя массу вопросов.


В  настоящее время задержаны около 60 человек, включая и скрывавшегося несколько дней после основного боестолкновения Имрана Дацаева. Кадыров называет его главным лицом в ячейке и  «особо опасным террористом». Ссылаясь на личный разговор с Дацаевым, Кадыров озвучил и конкретные задачи ячейки — уничтожить духовенство, госслужащих, сотрудников силовых структур, захватить танковую часть и напасть на Ханкалу. Кавказоведы в интервью «Кавказскому Узлу» сочли исполнение таких планов нереальным. «Я, если честно, сомневаюсь в таких возможностях подполья. Оно сейчас, в  значительной мере, потеряло былой потенциал. Вооруженное подполье сегодня состоит по большей части из так называемых «подражателей», чьих возможностей на  масштабные действия не хватает», — отметил старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа МГИМО Ахмет Ярлыкапов.


Непосредственное руководство и указания группе отдавал находящийся в Сирии уроженец другого района, имя которого Кадыров не называет. Но говорит о методе вербовки — в целях сохранения секретности в Чечне «игиловцы» подбирали людей по родственной линии, среди братьев и отцов.


Кадыров даже  признается в успехах пропаганды ИГ, наверняка понимая в чем настоящие мотивы группы, сформированной, как он сам и  указал, по принципу родства.


«Можно сказать они хорошо поработали. Сработали они четко, потому что мы столько работаем, столько  мы идеологически ведем борьбу против этих шайтанов… Но так получилось, что они смогли переубедить столько молодежи, и они были готовы пойти на верную гибель…»


Примечательно, что Кадыров отвергает и корыстно-экономическую мотивацию. Дело не в том, что кто-то плохо живет или не работают социальные лифты. Среди задержанных и юноши из состоятельных семей. И действительно, в видеоотчете об операции 11 января, вышедшем на  чеченском телевидении рядом друг с  другом соседствуют и выживший задержанный молодой человек в футболке с  надписью «Billionaire» («Миллиардер») и  знамя запрещенного в России решением суда «Исламского государства».


Среди убитых в спецоперации боевиков назывался и охранник Кадырова. Впрочем, сам Кадыров называет его «обыкновенным сторожем», сотрудником МВД, который находился под наблюдением в течении 13 лет и на которого выходили боевики.


Чеченский остракизм


В  Чечне, как известно, в отдельных случаях, применяется принцип коллективной ответственности, противоречащий российскому законодательству. Когда за действия одного человека отвечают все его родственники. При этом степень родства ответственных трудно определить. Наказанием обычно выступает изгнание с места проживания. Так, например, в  качестве меры применялось сожжение домов — стало быть ответственны как минимум все, кто проживал в этих домах.


В  современных обстоятельствах чеченской жизни вопрос о выселении «провинившихся» родственников задержанных не мог не  возникнуть. Тема очередного выселения, распространяющегося по-видимому на всю конкретную фамилию или еще шире, продвигалась и на государственном чеченском ТВ. В итоге 13 января состоялся сход, организованный властями, на котором родственникам боевиков был дан «последний шанс». На сходе выступил теперь сотрудник администрации Курчалоевского района: «Такого, чтобы они нас убивали, а их отцы, братья и сестры спокойно спали в своих домах, не будет. Либо будут контролировать своего сына, либо они покинут не то что село – республику. Согласны с этим?» – спрашивает он, и камера показывает как участники схода поднимают руки в знак согласия. 16 января прошел аналогичный сход в районном центре Курчалое с тем же исходом.


Фактически на таких сходах проходит и видимо будет проходить в дальнейшем легитимация действий, противоречащих законам Российской Федерации. Со ссылкой на  решение «народного» схода будет применяться решение об изгнании неугодных по тем или иным причинам семей, сведению старых счетов. Так как основания для карательных мер нигде не прописаны и  устно четко не сформулированы, условия для произвола (даже в рамках обычного права) открываются широкие. Коллективная ответственность, таким образом, используется в качестве инструмента сохранения власти и защиты интересов правящего клана, тем более что под вывеской борьбы с терроризмом удобнее оправдывать противозаконные действия.


«Кавказский Узел» специально для «Эхо Москвы»

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире