Со сцены Майдана из уст представителя Правого сектора* и депутатов звучат самые важные слова: о необходимости тотальных судов, наказания, люстрации.

Среди либералов модно вспоминать, что Ельцин перед смертью покаялся. Но единицы либералов помнят, за что он каялся. Не за приватизацию, не за олигархию, не за кредиты МВФ, не за коробку из-под Ксерокса. Ельцин каялся за развал Союза и отказ от люстрации.

Если политик предлагает открыть для отхода власти зеленый коридор, если готов объединяться с убийцами, ворами, мафией, плюйте этому политику под ноги и ищите другого. Все потому, что нет никаких оправданий сотрудничества с убийцами, нет никакой выгоды оставлять в руках воров преступно огромные наворованные активы.

Тотальная люстрация, публичные суды, показательные пожизненные сроки для номенклатурной элиты. Без этого — лишь путь в средневековье.

И не говорите про междоусобицу, гражданскую войну. Постсоветская Европа прошла люстрации. В Чили, Аргентине были люстрации. Тогда сосед судил соседа, сын отворачивался от отца. Ничего, выжили. Как раз без последующей крови, без Болотной, без Майдана.

На Майдане погибали за новую жизнь, свободу и суды над преступниками. И в 1991-м, в 1993-м люди точно также погибали за новую жизнь и свободу, за изгнание коммунистов.

У тех, кто захочет предать Майдан, будут стоять перед глазами эти люди. Они не хотели коалиции с подонками, не хотели примирения с сыновьями Януковича и вряд ли пожелали бы забыть своих убийц. Тех, кого убивали на глазах у всего мира, предать будет сложно. Тех, кого убили в 1993-м по-тихому, легко предали.

Если Россия и в следующий раз позволит предать своих покойников, в России всегда будет прогорклая жизнь с привкусом бессмысленных смертей и шальных денег.

  Оригинал

* Украинская организация «Правый сектор» - экстремистская организация, запрещённая в России.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире