Для всех, кто надеется на освобождение страны от жуликов и воров  актуален вопрос о средствах ненасильственного противодействия режиму.

Шестого мая противостояние уже вылилось в избиения и аресты – с одной стороны, метание камней, палок и бутылок – с другой. Новый «закон о митингах» только подольет масла в огонь.  Есть ли альтернатива эскалации насилия? Есть ли ненасильственные методы давления на правящую «илиту», которая, кажется, не понимает иного языка, кроме грубой силы?

Давайте вспомним величайшего теоретика и практика ненасилия – Махатму Ганди. Если проанализировать его тактику ненасильственного сопротивления – мы обнаружим неожиданно много акций, которые использовали экономические формы противодействия британской оккупации Индии .

Самой зрелищной из них был, конечно, «соляной поход». Чтобы лишить британцев налогов (которыми они обложили продажу соли в Индии), 60-летний Ганди с множеством соратников предпринял 350-километровый марш  к морю – чтобы добыть соль самим, и принести  ее своим ближним.

Менее зрелищными, но намного  более эффективными были меры по бойкоту английских товаров. В итоге, например, Англия практически исчезла с рынка сбыта текстиля для стремительно растущего населения Индии – а ведь это была одна из важнейших статей ее дохода в регионе!

Успех бойкота был связан и  с его выгодностью для индийских предпринимателей – получивших мощное подспорье в борьбе со своими английскими конкурентами.

Есть ли такие средства у протестного движения в современной России?

Я считаю, что есть. И для того, чтобы их задействовать – вовсе не нужно идти 350 км под тропическим солнцем.

Мы – средний класс – являемся вкладчиками и заемщиками российских банков. У каждого из нас, конечно, денег намного меньше, чем у олигархов – но ведь даже на площадь нас выходят сотни тысяч!  А у некоторых из нас – есть компании, расчетные счета которых тоже лежат в тех или иных банках.

Теперь – главное. Среди российских банков есть несколько «китов», являющихся финансовой опорой путинизма. Один из них – Сбербанк: мерзость выполняемых им путинских «поручений» сполна проявилась в деле многострадального Химкинского леса. Весной 2010 года, когда Европейский банк реконструкции и развития  начал серьезный анализ социальных и экологических последствий прокладки трассы через Химкинский лес, для лоббистов проекта настали сложные времена. Им пришлось сначала лгать (http://www.svobodanews.ru/content/article/1963253.html) а потом – начать все-таки процесс консультаций  с общественностью. Скорее всего, процесс в итоге пришел бы к пересмотру проекта и выбору одного из 11 альтернативных вариантов трассы – если бы не вмешались путинские  Сбербанк и Внешэкономбанк. Они быстро заявили о предоставлении финансирования взамен евробанков – после чего процесс общественных консультаций был за ненадобностью свернут, а конфликт перешел в известную теперь всем «горячую фазу». Насколько известно, сделано это было по личному указанию Путина.

Чтобы понять подоплеку такого решения   — достаточно глянуть на схему собственников концессионера по злополучному проекту – компании СЗКК http://www.ecmo.ru/data/Jul2011/Vinci_a_cover_for_oligarchs_ru.pdf . Из нее видно, что гражданским миром и перспективой получения евроинвестиций пожертвовали не зря – за проектом стоит личный друг Путина Аркадий Ротенберг + до сих пор неустановленные лица за    оффшором на Британских Виргинских островах. Какого уровня фигуры стоят у нас за такими «офшорками» — видно из недавнего скандала с вице-премьером Шуваловым http://ecmoru.livejournal.com/422573.html

Так что Сбербанк здесь выполнил две важнейших для режима функции:

  1. Обеспечил скорейшее финансирование верхушки путинской «илиты»,
  2. Не позволил создать прецедент достижения  гражданским протестом своей цели.

Вряд ли сильно ошибусь, утверждая, что роль Сбербанка  в других сомнительных проектах (типа СОЧИ-2014, например) чем-то сильно отличается в лучшую сторону.

А теперь представьте, что будет, если мы отзовем свои деньги из Сбербанка?

Если сделать это в течение года – скорее всего, ничего. А вот если в течение одного-двух дней (мы же можем одновременно выйти на митинг, в конце концов!) – последствия могут быть очень интересными. Запас устойчивости любого банка ограничен, особенно в условиях кризиса. Вкладывая миллиарды  в проекты дружков Путина – невозможно держать запас достаточный запас денег для того, чтобы мгновенно расплатиться со всеми вкладчиками. Процесс может быть довольно зрелищным — если кто помнит очереди перед банками времен кризиса 1998 года.  А если в результате наших действий у Сбербанка возникнут перебои с выдачей наличности – от него побегут уже вкладчики, никакого отношения к протесту не имеющие: мы запустим цепную реакцию, и процесс оттока капитала от путинистов начнет поддерживать сам себя.

А главное – все будет абсолютно легально: это наше право выбирать, в каком банке держать свои деньги. Так же как и выбирать – на карту какого банка нам начисляется зарплата.

Разумеется, путинисты завопят о том, что мы подрываем экономику страны. Я утверждаю, что мы ее так развиваем – поскольку изъятые у путинского монополиста деньги пойдут в более мелкие и независимые частные банки. Конкуренция ведь эффективнее монополизма, не так ли? Получится как у Ганди  —  чей бойкот английских товаров в итоге  поддержал становление  экономики Индии.

Ну а по поводу подрыва экономики – пусть отмазываются те, кто подсадил страну на ресурсную иглу, обанкротил ЮКОС, обложил бизнесы драконовскими налогами, да еще повесил им на шею всяческие СРО в придачу.

Единственно – действовать нужно быстро и четко. «Один за всех и все за одного» — это не просто лозунг. Это – то, как мы действительно должны действовать.



Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире