«Дело Магнитского» стало символом не свершившегося покаяния.
Похоже, что власти России окончательно приняли для себя решение не признавать своей вины в гибели юриста, не считаясь ни с какими репутационными потерями. Трудно сказать, чего в этом решении больше – политической амбиции или корпоративной солидарности с казнокрадами и убийцами Сергея. Так или иначе, но отчасти и поэтому Конгресс США готов встретить третью годовщину со дня гибели Магнитского голосованием по законопроекту, названному его именем.

Вряд ли кто-либо оспорит утверждение, что «законопроект Магнитского» является самой известной на территории России американской законодательной инициативой.
Непримечаемая российскими властями, она пользуется популярностью у россиян. И, если бы, например, такой законопроект был бы вынесен в России на референдум, то он был бы поддержан подавляющим большинством. Я думаю, об этом догадываются в американском Конгрессе, поэтому мало кто сомневается в итогах будущего голосования. А раз так, то есть смысл обсуждать не голосование, а его последствия.

Если кто-то ждет, что на следующий день после того, как Обама подпишет закон Магнитского, небо упадет на землю и молнии испепелят всех причастных лиц к гибели Сергея, то он ошибается.
Жизнь будет идти своим чередом, и борьба добра со злом будет продолжаться как и прежде. Закон Магнитского – это только дорожная карта, позволяющая медленно, но неуклонно продвигаться к конечному пункту – возмездию для тех, кто совершенно искренне продолжает считать себя неприкасаемыми. Закон задает правовые рамки для дальнейший действий на территории США и является прецедентом, «примером для подражания», для других стран, прежде всего, стран Евросоюза. Именно в этих двух направлениях и будет, скорее всего, проходить движение.

Прежде всего, потребуется определенное время, чтобы отработать механизмы поиска активов всех лиц, которые причастны к хищению 5,4 миллиардов рублей из бюджета России и к убийству раскрывшего это преступление Сергея Магнитского.
Не исключено, что список этих лиц будет существенно расширен, в первую очередь, за счет тех, кто сегодня активно занимается укрывательством этого преступления, в том числе, организует посмертное уголовное преследование Магнитского или обвиняет его в том, что он чуть ли не сам совершил раскрытое им преступление. Это непростые вопросы, их решение потребует плотного взаимодействия с правоохранительными органами различных государств. Но ценность указанного законопроекта в том и состоит, что он является долгожданной правовой базой для такого взаимодействия.

Одновременно «закон Магнитского» будет продвигаться на других территориях.
Не секрет, что многие страны, которые еще не приняли соответствующие резолюции (а некоторые их давно уже приняли) ориентируются на США, и ждут сигнала от Конгресса. Понятно, что как только такой сигнал будет получен, то уровень поддержки законопроекта правительствами и парламентами европейских стран возрастет. Опять-таки, это дело не одного дня, может быть и не одного года, практически не вызывает сомнений, что через какой-то период времени всем причастным к этим преступлениям лицам будет закрыт въезд не только в США, но и в большинство стран Европейского континента.

Но самое главное значение «закона Магнитского» состоит не в этом.
В первую очередь, он будет реализован, как это ни парадоксально звучит, в России. Более того, список Магнитского здесь уже работает, несмотря на упорное желание властей откреститься публично от него. Люди, которые в него входят, так или иначе, увольняются со своих должностей и оказываются под следствием. Да, об этом не объявляют во всеуслышание (хотя были бы должны), более того, все эти меры принимаются демонстративно «ни в коем случае не в связи с «делом Магнитского». Так произошло, например, с Ольгой Степановой, против которой, по сообщениям прессы, наконец, возбудили уголовное дело. Конечно, публично объявлено, что будут расследовать только тот возврат налогов, который произошел в течение двух лет после гибели Магнитского. Но ни у кого не должно возникать сомнений, что на самом деле ее преследуют именно из-за дела Магнитского, что это рука Сергея вытащила ее из роскошных апартаментов. Кто бы знал о Степановой, если бы не «дело Магнитского»? Сидела бы себе до сих пор в своей налоговой инспекции и благополучно возвращала бы себе налоги.

Неумолимый рок витает над всеми, кто оказался в «списке Магнитского».
И дело тут даже не в том, что у них открывается перспектива неограниченно инвестировать деньги в родную экономику, поскольку ни в какую другую экономику они уже больше вкладываться не смогут. А дело в том, что, то самое правительство, которое так шумно их покрывает, будет по поводу и без повода от них теперь избавляться. Они дискредитируют российскую власть, они как бельмо на глазу, пусть даже и почетное. Именно в этом состоит самая действенная сила закона Магнитского. Он как прожектор просвечивает темноту и вытаскивает из мрака одного за другим казнокрадов и убийц. Эти люди боятся света, они предпочитают жить в тени, где их не видно. Закон Магнитского не дает им такой возможности и не оставляет шанса на безнаказанность.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире