Почему санкции против российских чиновников по «делу Магнитского» — неотвратимы?

Первое после президентских выборов интервью высокопоставленного чиновника МВД России по делу Магнитского полностью подтвердило ожидания – вдохновленные результатами коррупционеры вылезли из окопа и перешли в контратаку. Два вывода можно сделать на основании этого заявления: во-первых, дело об убийстве Сергея Магнитского и вскрытом им хищении никогда не будет расследовано в России при данном политическом режиме, и, во-вторых, введение визовых и финансовых санкций против российских чиновников, замешанных как в первом, так и во втором преступлениях, становится неотвратимым.

Природа не терпит пустоты, в том числе, и в правосудии. Если правосудие исчезает в привычной для себя форме на одной седьмой части суши, то это значит лишь то, что со временем оно восстановится в другой форме за границей. Чем убедительней и наглядней Россия демонстрирует, что законы на ее территории не действуют, тем больше она мотивирует мировое сообщество выработать компенсаторные механизмы защиты тех, кто стал жертвой произвола в России. Чем наглее действия правоохранительных органов России, тем больше у санкций шансов увидеть свет.

По сути, полковник МВД Ягодин, выступивший на этот раз ньюсмейкером Министерства внутренних дел России, подтвердил то, что все давно знали – преследование Hermitage в России носит политический характер, и связано с его активной позицией по разоблачению коррупции в государственных корпорациях; и является спланированной акцией по укрывательству чиновников от ответственности — одни и те же должностные лица расследовали карательное дело против Сергея Магнитского и дело о вскрытых им хищениях, вскоре после его смерти сдав его в архив, списав вину в грандиозных хищениях на безработного наркомана; сегодня следствие рассчитывает на посмертный обвинительный приговор Магнитскому как на окончательную индульгенцию за все свои преступления. В том, что следствие в упор не видит вскрытой Магнитским коррупции в государственных органах, никакой новости нет. Эта позиция следствия остается неизменной вот уже четыре года.

Новость состоит в том, что все вышесказанное озвучено на столь высоком уровне и что озвучено оно после того, как независимая экспертиза Совета по правам человека и развитию гражданского общества при Президенте России опровергла все эти утверждения и пришла к выводу, что дело Магнитского было расследовано незаконным составом следственной группы, куда входили лица, ранее обвиненные Магнитским в совершении хищений и поэтому лично заинтересованные в исходе следствия. От себя добавим, что эти же лица продолжают вести дело уже погибшего Магнитского. Таким образом, Ягодин спокойно и деловито продемонстрировал всему миру, что правосудия в России нет и не будет. Какой же реакции Россия в этом случае ждет в ответ? Цветов и подарков по случаю дня полиции?

Показательно, что интервью Ягодина совпало по времени с дискуссией о санкциях в отношении чиновников, виновных в гибели Магнитского и хищении денег из российского бюджета, состоявшейся в Британском парламенте, которая ожидаемо сама стала объектом оживленной дискуссии в России. Дело дошло до вмешательства Посла России в Великобритании, который выразил сожаление по поводу того, что британские парламентарии снисходят до обсуждения «низких истин», вместо того, чтобы принять на веру тот «возвышающий обман», которым их готовы в избытке снабдить российские власти. Впрочем, в чем-то с российским Послом можно согласиться. Остается лишь сожалеть о том, что вопрос о судьбе Магнитского обсуждается в Британском парламенте. Должен был бы обсуждаться в российском…

Кампания за введение санкций – это не реакция на преступление, это реакция на бездействие властей по поводу совершенного преступления. Вокруг дела Магнитского – заговор молчания. Какие бы факты, свидетельствующие о том, что Магнитский вскрыл многомиллиардные хищения, не предъявлялись общественности, официальные власти их игнорируют, не комментируют и не обсуждают. Вместо этого организовано укрывательство государством и тех, кто совершил хищение бюджетных денег, и тех, кто был причастен к гибели Магнитского. Благодаря проведенному независимому расследованию хищение десятков миллиардов рублей из бюджета и убийство Сергея Магнитского в тюрьме оказались тщательно задокументированными преступлениями, где известны практически все лица и факты, где отслежен каждый шаг преступников и где собраны десятки тысяч улик. Основная заслуга в этом принадлежит, в первую очередь, самому Сергею – человеку не только высочайшего мужества, но и чрезвычайно педантичному и профессиональному. И поскольку эти преступления, где известны практически все «адреса, пароли и явки» демонстративно не расследуются российским государством, это провоцирует другие государства на принятие ответных политических мер.

И дело даже не только в том, что вместо проворовавшихся налоговиков, прикрывавших их милиционеров, помогавших им банкиров и адвокатов, ответили стрелочники – два уголовника (наркоман и заслуженный «работник пилорамы») и два рядовых врача, на мнимую халатность которых свалили преднамеренное убийство. А дело еще и в том, что прижатая к стене неопровержимыми фактами, но при этом лишенная всяких остатков стыда и совести власть, организовала циничную «операцию прикрытия». Сначала анонимные доброжелатели в блогах, потом официальные представители правоохранительных органов, а сейчас, по-видимому, уже и послы, представили свое альтернативное «видение» событий: Сергей не раскрывал преступление, а сам его организовал, и в российской тюрьме его не забили дубинками в камере, а отравили агенты американских спецслужб.

Все это было бы смешно, когда бы ни было так грустно.

Именно безудержная наглость, очевидное нежелание расследовать преступление, упорство, с которым власть не желает отдавать ни одного из реальных преступников, круговая порука, в которую оказались вовлечены все, начиная от президента и заканчивая тюремным надзирателем, и стала катализатором кампании по продвижению законов о визовых и финансовых санкциях против замешанных в этом деле чиновников.

Укрывательство преступников властями является главным доказательством того, что совершенные преступления есть часть государственной политики. А если это так, то бороться с ними нужно политическими методами. В этом смысле дискуссия в британском парламенте есть нечто большее, чем попытка наказать конкретных лиц. Это первый шаг к признанию России криминальным государством.

В России обсуждение трагедии Магнитского в британском парламенте вызвало неоднозначную реакцию не только в правительстве (что естественно), но и в общественных кругах. Многие разочарованы результатом, полагая, что вопрос с принятием санкций затянулся. Многие полагают, что все закончится разговорами, а до самого введения санкций дело так никогда и не дойдет. Государственные СМИ пишут об этом со злорадством, а «Эхо Москвы» с сожалением. Я думаю, что ошибаются и те, кто радуется, и те, кто печалится, – благодаря упорству российского правительства, достойному лучшего применения, санкции все-таки будут приняты. Просто случится это не сразу.

Смешно было бы полагать, что правительства тех стран, где сегодня обсуждается законодательная инициатива по введению санкций против российских чиновников, реально увлекает перспектива столкновения с правительством России по этому поводу. И у Европы, и у Америки есть свои текущие, конъюнктурные геополитические и экономические интересы, в которых нет места «непрофильному» конфликту по поводу погибшего в России юриста и воровства денег у русского народа. В конце концов, деньги украли у русских, пусть русские сами и разбираются. Добавьте к этому свойственное любой бюрократии нежелание втягиваться в «чужую войну» с непредсказуемыми последствиями, и вы поймете почему, никто не бежит вводить санкции сегодня.

Собственно, на этом и строят свой циничный расчет те, кто полагает, что на Западе поговорят и успокоятся. Но, здесь есть одно обстоятельство, которое в России просто не могут взять в толк, потому что сами с таким явлением на практике не сталкивались – на Западе существует реальная демократия. На деле это означает, что правительства этих стран находятся под постоянным давлением со стороны общественного мнения, которое через своих представителей в парламенте и средства массовой информации умеет заставить правительство делать то, что ему делать порой не хочется.

Один Ягодин в деле лоббирования санкций стоит десяти Браудеров. Ничто так не раздражает людей как самодовольная наглость российских чиновников, их непревзойденное умение плюнуть в лицо любому общественному мнению, растоптать любое достоинство, поглумиться над любой идеей. Пока такие как Ягодин имеют возможность говорить от имени российского правительства, дело демократии на Западе непобедимо. «Ягодины» своими выступлениями мобилизуют все здоровые элементы Западного общества от Средиземного до Северного морей, от Атлантики до Тихого океана на борьбу за то, чтобы их правительства ввели санкции как можно скорее. Они делают это решение неотвратимым.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире