С прошлой недели я стал задумываться о том, не брать ли мне уроки игры на виолончели в свободное от работы время.
С легкой руки следователя Бориса Кибиса российский МИД лишил меня гражданства. До этого такой высокой чести удостаивались в основном выдающиеся деятели искусства – Солженицын, Вишневская, Ростропович. Мне в этой компании быть, право, неловко. Вот я и думаю, не начать ли музицировать? В конце концов, noblesse oblige…

Но музыка – искусство высокое, простым смертным малодоступное.
Поэтому займусь тем, что мне ближе – моим блогом, и попробую рассказать вам о том, что чувствует человек, которому в конце рабочего дня звонит чиновник из российского посольства и сообщает, что его лишили российского гражданства.

История началась не вчера.
В конце 2005 года, после того, как Hermitage Capital инициировал судебный иск против «Сургутнефтегаза», пытаясь установить структуру его собственности, главе компании Уильяму Браудеру аннулировали российскую визу, и он был вынужден вернуться из Москвы в Лондон. Когда через несколько месяцев стало ясно, что все усилия по возобновлению визы не приносят никаких результатов, основная часть сотрудников московского офиса вслед за Браудером перебралась в Великобританию. Работать-то как-то надо было. Соответственно, и я, в числе других, в апреле 2006 года уехал в Лондон и остался там работать, теперь, видимо, навсегда.

На момент выезда ограничений у меня никаких не было, дел уголовных никаких не было и в помине, и трудно было себе представить тогда, что все это так трагически закончится.
Тем не менее, через год случилось то, что случилось и о чем теперь все наслышаны – милиционер, а теперь переаттестованный и очень богатый полицейский Артем Кузнецов инициировал 4 июня 2007г. обыски в Москве; не менее богатый переаттестованный полицейский следователь и друг Артема – Павел Карпов стал следователем по возбужденному против меня уголовному делу; после чего компании фонда Hermitage, документы которых ими были изъяты, оказались украдены; многомиллиардные налоги, которые компании фонда заплатили, были возвращены жуликам за один день; Сергея Магнитского, который это все раскрыл, арестовали и убили.

С самого начала Кузнецов с Карповым попали со мной в дурацкое положение.
Как я сказал уже, уехал я сам, давно, когда никакого уголовного дела не было, и с тех пор работаю в Лондоне, став российским гражданином, постоянно проживающим за границей. Проблема состоит в том, что в соответствии с действующим законом, все следственные действия против таких, как я, наши «доблестные» органы должны осуществлять по правилам главы 53 Уголовно-процессуального кодекса РФ, то есть через механизм правовой помощи. Потому что я являюсь резидентом другого государства, где есть свои правоохранительные органы, которые полномочиями в пользу российских коллег делиться не собираются, а обязанность российского гражданина, постоянно живущего за границей, по зову родных органов возвращаться на Родину законом не установлена.

Такой вот возник сначала для следователя Карпова, потом для Сильченко, а теперь и для Бориса Кибиса, юридический казус.

Глупо, неприятно, а что делать — закон есть закон.
Поэтому в соответствии со статьей 453 названного кодекса, если кто-то из вышеназванных «служителей культа» считал нужным меня допросить, и даже обыскать или арестовать, они должны были в каждом конкретном случае направлять через Генеральную прокуратуру РФ и Министерство юстиции РФ соответствующий запрос к своим британским коллегам оказать им эту небольшую услугу. Ну и, конечно, уведомлять меня обо всех этих безобразиях надо было по адресу в Великобритании, где я нахожусь, а не по тому адресу, где я когда-то жил в Москве. Все это делать следователям было незачем, а главное — совершенно бессмысленно и вот почему:

Во-первых, весь цирк устраивался не для того, чтобы истину добыть, а для того, чтобы сокрыть преступления, совершенные нашими доблестными «правоохранителями», связанные с кражей компаний фонда и хищением миллиардов у своих сограждан.
Поэтому, что толку, если меня допросят в Англии корректные и до безобразия законопослушные местные следователи. А как же камеры 2 на 4 в Бутырке, в которые Сильченко помещал Сергея Магнитского? А «добродушные» сокамерники с широкими интеллектуальными интересами? А год без семьи и свиданий, в которых отказывали Сергею Магнитскому? Если этого всего нет, то о чем еще можно разговаривать?

Вопросов-то никаких ко мне на самом деле у следователей не имеется.
Я их несколько лет ждал и даже просил, чтобы хоть что-то спросили. Когда не дождался, попытался по своей инициативе вопросник составить и ответы по нему дать, так Сильченко со скандалом их из дела изъял, да еще и адвоката моего к уголовной ответственности попробовал привлечь за то, что он меня опросил.

Во-вторых, запрос о правовой помощи надо чем-то обосновывать.
Надо же доказать британцам, что меня «по делу» хотят допросить, а не просто так. А как это можно доказать британцам, если это не удалось доказать собственным налоговым органам. Ведь четыре года, несмотря на все ухищрения следователей, налоговые органы не находят в моих действиях никаких нарушений. Ну, придет сюда запрос, я принесу документы из ФНС, полностью подтверждающие мою правоту. Может быть, хоть таким образом они попадут в материалы уголовного дела, наконец. Если прямо не получается, то, может, через Лондон выйдет. А потом, что толку меня здесь «доставать», если нет здесь судьи Сташиной и Ко.? Кто это безобразие потом будет покрывать?

В общем, допрашивать меня или что иное со мной делать по закону российским следователям совершенно не интересно.
Им надо гонять меня «по понятиям». А это не получается, потому что я в Лондон переехал за год до того, как они открыли против меня уголовное дело (смотри все вышесказанное). И тут они нашли, как им кажется, гениальный выход – они меня потеряли!!!

То есть они, с одной стороны, знают, что я в Лондоне, так как я их неоднократно об этом официально уведомлял, начиная с 2007 года, а с другой стороны, как бы делают вид, что совершенно не информированы об этом, и поэтому, прекрасно зная где я, но упорно не сознаваясь в этом, они объявили меня в розыск.
Я изумился, и тут же в очередной раз объявился. Вот, повторяю им, — мой паспорт с отметками о выезде; вот, повторяю, мой адрес; вот, повторяю, — моя регистрация ПМЖ в Посольстве России в Великобритании с указанным адресом и телефонным номером, подтверждающая место моего пребывания.

Нет, нет, и нет, отвечают мне следователи, мы вас не видим, и видеть не желаем, и обращаются в суд Тверского района г. Москвы с просьбой о моем аресте.
Опять-таки, в связи с Медведевскими поправками в уголовное законодательство, арестовать меня нельзя, так как статья, по которой я «обвиняюсь» — экономическая. Но есть для них лазейка: если неизвестно мое местонахождения, то тогда можно и арестовать. Ну вот, они меня и не могут найти…

И вот сижу я, ненайденный, в четверг вечером неделей ранее, по тому самому адресу, который сто раз направлял и Карпову, и Сильченко, и Борису Кибису, и звонит мне тот самый телефон, который я им оставлял, и по телефону этому третий секретарь российского Посольства Андрей Павлов (не тот серый юрист и закадычный друг Павла Карпова и Артема Кузнецова, о котором вы подумали, и который участвовал в фальсификации дел против украденных компаний фонда и на этом основании хищении миллиардов из бюджета России, а просто его однофамилец) сообщает мне, что паспорта мне больше российского не выдадут, так как Борис Кибис меня найти не может.

Это значит, что гражданином России я быть перестал, потому что единственным документом, подтверждающим за границей гражданство Российской Федерации, является заграничный паспорт гражданина Российской Федерации.
Отказ в выдаче паспорта автоматически означает лишение гражданства, так как я оказываюсь в чужой стране без документа, а значит, без права нахождения здесь, я не могу ни зарегистрироваться в полиции, ни выехать, ни въехать, ни обратиться к врачу, и т.п. Я теперь апатрид, выражаясь высокопарно.

И как апатрид патриотам, я скажу вам, что противно мне читать нашу Конституцию, в которой «русским по белому» в шестой статье написано, что никто не может быть лишен российского гражданства.
Не верьте всему, что там написано — в главном документе нашей страны – может, еще как может, если этого захотят Кузнецов, Карпов, Сильченко или Кибис. Если они захотят, то вас и паспорта лишат, и свободы лишат, и жизни лишат. И, как показывает расследование гибели Сергея Магнитского, ничего им за это не будет, за исключением повышения по службе и очередных звездочек на погонах.

Но я за свое гражданство-то еще поборюсь.
Как сказано, не вами дано, не вам и отнимать. Так что не надейтесь. До встречи в суде.

(Приложение – заявление в суд)


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире