09:40 , 15 июня 2018

Не Россией Единой… Как и для кого работает «Закон Магнитского»

Сегодня можно, наконец, выдохнуть. Не то чтобы точка, но вполне себе запятая поставлена в еще одной леденящей кровь истории. Это история семьи Битковых, которая началась в Архангельской и Калининградской областях, а заканчивается за тридевять земель от России – в Гватемале. Но это же и история коррупционного интернационала, который своей черной паутиной окутал все планету, и не осталось уже такого угла на ней, где бы не свил он себе уютного гнезда. И даже в далекой Гватемале нашелся-таки побратим Басманного суда… Это также история окончательного превращения режима в мафиозную структуру, но уже международного масштаба, которая не гнушается расправой над целой семьей, включая детей.

История семьи Битковых в общих чертах известна в России, но только весьма однобоко, в предвзятой интерпретации государственных СМИ. Масштаб лжи поражает. (полная версия событий – здесь).

В общих чертах — все по стандарту. Успешный провинциальный предприниматель, не лучше и не хуже других, в деле с начала 90-х, достиг хороших результатов (пятое место по производству отдельных видов бумаги в мире). Своим трудом поднял из руин Каменногорский ЦБК, а затем и Неманский, вкладывая все свои и заемные средства. На реконструкцию Неманского ЦБК взял около 150 миллионов долларов под залог всего своего предприятия, стоимость которого превышала взятый кредит почти в три раза. Быстрый успех привлек нездоровое внимание «мародёров» всех мастей. Последовало предложение, от которого нельзя отказаться – продать предприятие с неприемлемым дисконтом. Для сговорчивости похитили его 16-летнюю дочь, накачали наркотиками и изнасиловали. Не согласился, и тогда госбанки (Сбер, ВТБ, Газпромбанк и другие) потребовали досрочного погашения кредита. Чтобы было понятно, банковское «досрочно» означает возврат в течение 48 часов. Так как деньги были вложены в реконструкцию, и она уже была завершена, отдавать было нечем. Далее – возбуждение уголовного дела. К счастью, успел улететь за границу (в Турцию). Обвинение, арест, розыск — пока все по стандарту, нестандартная часть началась как раз за пределами России.

В Турции долго находиться было опасно, надо было принимать решение, куда двигаться дальше. Денег особо не скопил, все было вложено в свое предприятие. В интернете прочел объявление, что Панамская юрфирма оформляет паспорта и визы в малознакомую Гватемалу. Ничего о ней не знали, зато цена была доступно-привлекательная. Заключили официальный контракт, прибыли в эту благословенную страну, и в скором времени натурализовались и получили документы, выданные МВД Гватемалы. Освоились, устроились на работу: Игорь – учителем математики в школе, супруга – учителем изящных искусств, и начали жизнь с чистого листа. Появление второго ребенка укрепило их в мысли, что прошлое надо забыть и жить будущем. В России за это время ВТБ, другие госбанки и те, кто за ними стоял, распродали своим людям бизнес Битковых за копейки (менее чем 100 тысяч долларов, это при самой консервативной оценке стоимости предприятия в 400 миллионов долларов), — тоже ничего удивительного.

Но после того, как раздербанили работающие фабрики и уволили всех сотрудников, — в Неманске их было более 3,000 человек, то есть более половины всего работающего населения города, – рейдерам потребовалось объясниться. Вот здесь вновь понадобились Битковы в роли злодеев. И полетели запросы по всем городам и весям, и в конце концов, нашли их и в Гватемале, подали на них иск в суд, но пришлось ретироваться после того, как у судьи возникли сомнения в действительности представленных ВТБ документов.

На этом бы история и закончилась, не найди ВТБ общий язык с Гватемальскими борцами с коррупцией – специальным органом, созданным для наблюдения за всеми силовыми структурами с малопонятной неосведомленному человеку аббревиатурой СИСИГ (CICIG из испанского). Здесь необходимо пояснение. Гватемала многие годы была насквозь коррумпированной страной, поэтому в 2007 году при поддержке ООН и стран доноров (Евросоюз и США) там возник Фонд Борьбы с Коррупцией – он же СИСИГ, лидером которого c конца 2013 года стал Иван Веласкес.

Несколько лет назад там случился свой Майдан. По его итогам бывший президент Отто Перес Молина и сотни высших сановников были отправлены в тюрьму, а местный СИСИГ был преобразован в подобие гватемальского ЧК. Организация в лучших традициях ЧК имеет полномочия надзирать за всеми силовыми структурами, инициировать уголовные дела и контролировать их расследование, а главное — она неподотчётна вообще никому. После революции практически все назначения на высшие должности в правоохранительных структурах производились по согласованию с СИСИГ и лично с Веласкесом. Сам он пользовался и продолжает пользоваться в Гватемале огромной поддержкой населения и настоящей любовью со стороны местных СМИ.

И вот именно с этими бывшими борцами с коррупцией у ВТБ и других российских госструктур, работающих в Гватемале не без посредничества российской дипломатической миссии, сложились практически партнерские отношения. Что лежало в основе этих отношений, можно только догадываться, и когда-нибудь об этом станет доказательно известно, но именно СИСИГ взял на себя после провала ВТБ в суде миссию уголовного преследования семьи Битковых. Уникальность этого решения состояла в том, что Битковы (муж, жена и дочь) оказались единственными из тысяч мигрантов, воспользовавшихся услугами панамской юридической фирмы, кого привлекли к ответственности за получение незаконных (как выяснилось) документов из госструктур Гватемалы. Ни сама фирма, ни те, кто помогал ей оформлять документы, к ответственности привлечены не были. Более того, фирма продолжает работать и сейчас, а некоторые из тех, кто подписывал разрешения на выдачу документов Битковым, оказались в бригаде их обвинителей. Тоже знакомо.

Теперь стоит предоставить слово самому Игорю Биткову; вот как описывает он ход дальнейших событий:

«Нас арестовали 15 января 2015 года по фальшивому обвинению, инициированному близким к президенту Владимиру Путину российским банком ВТБ, который похитил мой бизнес. Мы провели в буквальном смысле в клетке в подземной парковке госучереждения — 9 дней! Нам не давали ни воды, ни еды. По требованию СИСИГ нашего трех летнего сына …, родившегося в Гватемале, отняли сначала у семьи, а потом и близких наших друзей (законных опекунов), заботившихся о нем с момента нашего задержания, поместили в приют, запретив предоставлять нам — родителям любую информацию о нем. Это продолжалось 40 дней, пока суд не отменил это варварское решение. Ребенка вернули истощенного, больного, со сломанным зубом и глубоким шрамом на лице. Он был так травмирован, что полгода не разговаривал ни с кем. И при этом, когда у нас отняли сына, российский посол [Бабич] шантажировал нас тем, что единственный способ спасти сына — это отправить его в Россию. Из российской прессы и публикаций в твиттере мы впоследствии узнали, что все это была скоординированная операция давления на нас со стороны СИСИГ и российских властей».

Семья Битковых провела в предварительном заключении три года. Старшая дочь была лишена необходимой ей постоянной медицинской помощи и находилась на краю смерти. Младший ребенок все это время находился под угрозой отправки в российский приют. При этом всем изначально было ясно, что никакого преступления они не совершали – Гватемала является участников Палермской конвенции, которая освобождает мигрантов от ответственности за использование недействительных документов, которыми их снабдило государство. Максимальное наказание, которое им могло грозить, — штраф. Тем более шокирующим был результат суда, которым фактически руководил СИСИГ (меняя несколько раз судей, пока методом селекции не выбрал подходящего, имеющего, видимо, родню в Басманном суде Москвы). Глава семьи получил 19 лет тюрьмы, жена и старший ребёнок — по 14 лет тюрьмы, причем без права зачета трех лет, которые они к этому времени провели в местном СИЗО. Надо сказать, что наказание за умышленное убийство, изнасилование и грабеж в Гватемале менее сурово…

Люди чаще всего теряют больше от того, что не могут вовремя остановиться. Немыслимый приговор семье Битковых наконец пробил «дно», и мировая общественность услышала о них. И на этом этапе всех уже мало интересовали споры о том, хорош Битков или нет, честный у него был бизнес или нечестный (тем более, что к этому времени его все равно у него уже украли), любил ли он своих работников или не любил – на первый план вышли простая история дикого полицейского произвола СИСИГ и понятная каждому гуманитарная катастрофа.

С нами связались Битковы, и с этого момента это был наш «кейс» – дело Программы «Справедливость для Сергея Магнитского». Мы никогда не скрывали, что боремся не только за чистое имя Сергея и не только с Российской коррупцией, и что самая лучшая память о Сергее – спасенные жизни и наказанный произвол, где бы он ни был. Поэтому Закон Магнитского и стал глобальным.

Мы воспользовались тем инструментом, который лоббировали все эти годы и который для подобного рода случаев и готовили. После открытых дебатов в Конгрессе США, когда вскрылась все нелицеприятная подноготная дела Битковых, солнце правосудия взошло над Гватемалой, оно осветило, наконец, своими лучами ее непроглядную судебную систему, и Конституционный суд страны принял долгожданное решение о том, что в действиях Битковых нет никакого состава преступления, дело против них должно быть пересмотрено, а вот в отношении судей, которые вынесли это абсурдное и садистское решение, открыто производство и снятие неприкосновенности для дальнейшего уголовного наказания. Конечно, лучше позже, чем никогда, хотя кто вернет ребятам годы страданий и восстановит поломанную детскую психику?

Дело, однако, и после этого не быстро двигалось. СИСИГ, опираясь на поддержку банка ВТБ, проявил упорство, достойное лучшего применения. Но 12 июня (символично — в день российской независимости) это случилось: вся семья Битковых в сборе, на свободе — отец, мать, дочь и сын. После более чем трехлетней разлуки. Еще многое предстоит сделать: пока они в руках Гватемальского правосудия, ситуация остается непредсказуемой. Но это уже победа.

С ребятами мы медленно, но неуклонно идем к своей цели. Наша цель — не месть: это мелко. Наша цель — память, ради этого стоит жить. Мы хотим, чтобы люди поняли: Закон Магнитского не только и не столько для того, чтобы наказывать, он создан для того, чтобы спасать.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире