cherkasov_i

Иван Черкасов

22 ноября 2018

F

«В нашей странной России можно делать все что угодно»
Ф.М. Достоевский, «Бесы»

Для чего генпрокурор России ставит спектакли об Уильяме Браудере?

В здании Генпрокуратуры России несколько дней подряд творится настоящая «достоевщина». Помпезно презентованный очередной триллер о «злодеяниях Браудера» соединил в себе сразу три основных романа великого писателя: «Преступление и наказание», «Бесы» и, конечно, «Идиот». После такого прокурорского бенефиса знаменитое изречение Маркса о том, что нет такого преступления, которого ради наживы не был бы готов совершить капиталист, следует употреблять в новой редакции: «Нет такого преступления, которого не совершил бы Уильям Браудер»…

Три веселых трупа

Глава Hermitage и инициатор «Акта Магнитского» стал для генпрокурора Чайки универсальной единицей измерения «бесовской силы» — похоже, степень общественной опасности преступлений оценивают теперь в его ведомстве в «браудерах». На брифинге прокуроры, не стесняясь, несли ахинею о применении «боевого алюминия» для отравления Магнитского, и их совсем не смущало то, что в течение предыдущих девяти лет они вместе с президентом Владимиром Путиным с пеной у рта доказывали всему миру, что Магнитский умер в тюрьме от «естественных причин». Все они на первый взгляд кажутся безумными, но в действительности они только  разыгрывают из себя сумасшедших.

У прокурорского фарса есть скрытые и совершенно рациональные мотивы и цели. Таким экзотическим способом правоохранительные органы России пытаются спасти от разрушения созданную ими «версию прикрытия» хищения 5,4 миллиардов рублей из российского бюджета — преступления, раскрытого Сергеем Магнитским, расследование которого стоило ему жизни. Эта версия была соткана коррумпированными и политически управляемыми следователями из заведомо ложных показаний рядовых членов банды с целью освобождения от ответственности действительных заказчиков и организаторов хищения, имена которых давно известны независимым расследователям и всем тем, кто хоть немного следит за историей «дела Магнитского».

«Балаган-лимитед», невольными зрителями которого стали в понедельник миллионы людей, по сути своей — защита, а не нападение. Это защита разваливающейся на ходу легенды о том, как «три веселых трупа», пришитых белыми нитками к имени Магнитского, «без всякой посторонней помощи» организовали крупнейшее в истории России налоговое мошенничество и в течение суток получили решение налоговых органов о возврате из бюджета нескольких «ярдов», уплаченных туда компаниями фонда Hermitage годом ранее, а в течение следующих суток получили эти «ярды» из Казначейства РФ на открытые ими в «левых» банках счета.


Сергей Магнитский. Фото: wikimedia commons

Тайный смысл разыгранного шоу на подмостках Генпрокуратуры в том, чтобы под шумок абсурдных и голословных обвинений в громких убийствах протащить их же собственную лже-гипотезу о том, что десять лет назад существовали мега-преступники, гиганты криминального бизнеса, некто «Курочкин», «Гасанов» и «Коробейников», которые организовали и совершили хищение 5,4 миллиардов рублей при непосредственном участии Магнитского. И, в общем, следует признать, что трюк этот удался — под «стеб» о прокурорском «боевом алюминии», общественность заглатывает подсунутый ей ржавый крючок беззастенчивой лжи. Даже вполне компетентные и знакомые с материалами дела журналисты сегодня пишут о «банкире Коробейникове», «мафиози Гасанове» и «гангстере Курочкине» как о реальных, а не вымышленных персонажах.

В действительности все трое — это не более, чем фантом, вымышленные персонажи, каждый из которых, скорее всего, действительно был убит или умер при самых разных обстоятельствах, но которым посмертно следователи создали «легенду» выдающихся «охотников за бюджетом». То есть дело не только в том, что этих людей, возможно, убили, но еще и в том, что после смерти у них еще и похитили «идентичности», создали им новые биографии и сформировали из них «виртуальную банду», которой приписали преступления реальной банды, возглавляемой «авторитетным бизнесменом» Дмитрием Клюевым, который, предположительно, еще с начала 90-х годов являлся секретным сотрудником («сексотом») подразделения ФСБ, занимавшегося борьбой с организованной преступностью.

Согласно этой легенде, «авторитет» Клюев превратился в «банкира Коробейникова», его «безопасник» Орлов — в «гангстера Гасанова», а «консильери» Павлов — в «директора Курочкина». Эту никогда не существовавшую вымышленную банду, составленную из зомби, следствие «подвязало» с помощью лжесвидетельских показаний получивших минимально возможные сроки исполнителей преступления (некого Маркелова и некоего Хлебникова) сначала к Магнитскому, а теперь уже и к Браудеру. И во всех обвинительных документах с тех пор пишет через запятую: Браудер, Магнитский, Коробейников, Гасанов, Курочкин и так далее. В этом суть трюка — привязать мертвого Магнитского к таким же мертвым вымышленным бандитам и обвинить их всех вместе в хищении, выведя из-под удара реальных бандитов и их покровителей в налоговых и правоохранительных органах. Ну и, конечно, в Кремле.

Благодаря расследованиям Hermitage эта версия сегодня летит под откос, потому что, не мудрствуя лукаво, программа «Справедливость для Сергея Магнитского» все это время упорно занималась поиском украденных денег. По ее инициативе расследования, касающиеся отмывания похищенных из бюджета 5,4 миллиардов рублей, были начаты в 14 странах, найдены и заморожены десятки миллионов долларов, возбуждены уголовные дела. Как и следовало ожидать, деньги были обнаружены отнюдь не у Коробейникова, Гасанова или Курочкина, а на счетах теневого банкира Дмитрия Клюева, его юриста Андрея Павлова, мужа начальницы инспекции, одобрившей незаконный возврат налогов, вечно «испытывающего горечь» Владлена Степанова, а также десятков высокопоставленных чиновников и лиц из ближайшего окружения Путина, в том числе, у семьи бывшего первого вице-премьера правительства Московской области Кацыва, у действующего заместителя мэра Москвы Ликсутова, у виолончелиста Ролдугина и других.

Именно для того, чтобы отвлечь внимание общественности от этих простых и понятных каждому думающему человеку фактов, потребовался низкопробный спектакль с обвинениями в массовых убийствах. Они надеются, что убийства со временем забудутся, а «осадочек» в виде легенды о сатанинской «банде мертвецов», по ночам обворовывающей российскую казну, останется. Мертвые сраму не имут, а вот  живым очень хочется еще пожить комфортно на ворованные деньги.

Тайная и ужасная история зомби-двойников

Вполне возможно, что покойные ныне Семен Коробейников, Октай Гасанов и Валерий Курочкин не были примерными и законопослушными гражданами. Но к организации хищения 5,4 миллиардов из бюджета они имели либо минимальное отношение (действовали в качестве подставных лиц), либо вообще не имели. Всем им не повезло в 2007—2008 году оказаться в поле зрения преступного сообщества, возглавляемого банкиром Дмитрием Клюевым и тесно аффилированным с ФСБ России. Эта близость привела к тому, что всем троим пришлось расстаться не только с жизнью, но и со своей биографией. Каждому из них придумали новую биографию — страшную и насквозь лживую.

Кто же эти «терпилы»? О каждом из них можно и даже нужно сделать полномасштабное журналистское расследование, но пока придется ограничиться лишь самыми общими сведениями.

Октай Гасанов продолжил традицию и стал очередным охранником, который расстался со своей жизнью ради того, чтобы следствие списало на него совершенные Клюевым преступления. Его предшественником был водитель-охранник Клюева Албаев, ранее работавший в 9-м управлении КГБ СССР. Когда после неудачной попытки похитить у Алишера Усманова акции Михайловского ГОКа на миллилард долларов Клюев испытал серьезные трудности, Абаев отправился в служебную командировку в Ростов-на-Дону, где этот ничем до того не страдавший бывший офицер «девятки» умер от сердечной недостаточности. Почти одновременно с ним и там же в Ростове-на-Дону умер от сердечной недостаточности и главный свидетель по делу Алексанов. После такого массового мора следователь Павел Карпов (тот самый, которого двумя годами позднее Магнитский обвинял в причастности к хищению 5,4 миллиардов рублей из бюджета) вместе со своим коллегой Антоном Голышевым признали мертвого Албаева главным организатором хищения, а его босс Клюев был признан всего лишь  «пособником» собственного водителя-охранника и отделался условным сроком наказания.


Дмитрий Клюев. Фото: Flickr

Валерий Курочкин был хроническим алкоголиком и наркоманом, постоянным клиентом Аткарского (Саратовская область) психо-неврологического диспансера и, к своему несчастью, соседом криминального авторитета Сергея Орлова — правой руки Клюева, проходившим подозреваемым вместе с Клюевым все по тому же делу Михайловского ГОКа и избежавшему наказания благодаря все тому же следователю в «Бриони» — Павлу Карпову, четко расставившему акценты в этом расследовании. Курочкина использовали в качестве зиц-председателя в одной из украденных у Hermitage компаний. 6 марта 2008 года, после того, как Hermitage добился возбуждения против него и еще двух таких же псевдо-директоров (неких Хлебникова и Маркелова) возбуждения уголовного дела, Валерий Курочкин отбыл со станции Брянск-пассажирский в город Киев в сопровождении веселенькой компании — многократно судимого за тяжкие преступления авторитета Сергея Орлова, судимого за убийство бывшего спецназовца Виктора Маркелова, обвинявшегося в покушении на убийство Алексея Шешени, а также судимого за разбой Вячеслава Хлебникова. Все они были аффилированы с Клюевым и имели прямое отношение к хищению бюджетных денег. Нет ничего удивительного в том, что все вышепоименованные лица за исключением Курочкина через пару месяцев вернулись в Москву. Курочкин остался в Киеве навсегда — 30 апреля 2008 года он умер в больнице Борисполя предположительно вследствие чрезмерного употребления алкоголя.

Семен Коробейников был мелким предпринимателем, бизнес которого предположительно был опосредствованно связан с Солнцевской ОПГ, и младшим партнером одного из друзей Клюева. В сентябре 2008 года, сразу после того, как Hermitage опубликовал свое расследование о краже бюджетных денег и отмывании их в контролируемом Клюевым банке, с Семеном Коробейниковым произошла пренеприятнейшая история. Он поднялся на 16 этаж строящегося на Мичуринском проспекте дома и «по забывчивости» вышел на еще не построенный балкон (по материалам закрытого за отсутствием события преступления уголовного дела). Нет ничего удивительного в том, что он с этого балкона упал. Удивляет другое: через несколько месяцев после гибели Семен Коробейников задним числом стал владельцем клюевского банка. Документов об этом, конечно, не сохранилось, но эту информацию подтвердили следователю Уржумцеву многочисленные друзья и партнеры Клюева. У Уржумцева не было повода усомниться, потому что он и сам был давним другом Андрея Павлова и Дмитрия Клюева (читайте об этом расследование «Новой газеты»).

Все это лишний раз свидетельствует о том, какими необычными свойствами может обладать «боевой алюминий» и какими разнообразными могут быть последствия его применения.

Простите, а часовню тоже Браудер развалил?

Вся эта мистерия-буфф затеяна с одной единственной целью — еще глубже спрятать в мутную прокурорскую воду концы хищения как минимум 5,4 миллиардов рублей из российского бюджета. Под разглагольствования о массовом отравлении прокуроры исподтишка внедряют в сознание людей заведомо лживую версию этого преступления. Это своего рода психическая атака с целью произвести на публику шоковое впечатление, запугав ее грандиозностью приписываемых Браудеру преступлений. Однако, поднимая ставки так высоко, прокуроры сильно рискуют — чем абсурднее ложь, тем болезненней будет для них ее разоблачение. Программа «Справедливость для Сергея Магнитского» призывает всех, кто обладает информацией о реальной жизни героев прокурорского фэнтези, ускорить этот момент и поделиться с нами информацией.

Оригинал

Скандально известное «дело Битковых»  — семьи предпринимателей из России, имущество которых было экспроприировано пулом российских государственных банков после того, как владельцы одной из самых процветающих компаний Калининградской области не нашли общего языка с тогдашним новым руководством региона, — совершенно неожиданно вышло на новый планетарный уровень. На последней сессии Генассамблеи ООН, на фоне многочисленных геополитических «баттлов» осталось малозамеченным выступление президента Гватемалы Моралеса, который, в частности, сказал:

«СИСИГ вызывает все больше сомнений на национальном и международном уровнях. … одно из наиболее громких дел, которое вышло на мировой уровень, имеет отношение к преследованию русской семьи, семьи Битковых. Хельсинская Комиссия Конгресса США попросила СИСИГ дать объяснения, но СИСИГ отказалась. Этот отказ предоставить информацию полностью противоречит духу СИСИГ».

Для неинформированного читателя это выглядит как шифрограмма от Юстаса в Центр. Но дело стоит того, чтобы взяться за расшифровку. Напомним вкратце историю вопроса (более полная версия изложена здесь).

Семья Битковых владела успешным бизнесом по производству бумаги в Калининградской и Архангельской областях. В начале нулевых они взяли кредиты на реконструкцию предприятий, которую успешно провели, результатом чего явилось то, что они вышли на 5 и 6 места в мире по производству отдельных видов бумажной продукции. Это вызвало к ним (не удивительно) более пристальный интерес со стороны тех, кто всегда близко к сердцу принимает успехи российского бизнеса – рейдеров, силовиков и чиновников. Битковым было сделано предложение, от которого было трудно отказаться. Для того, чтобы им лучше думалось, банки потребовали погашения кредита в течении 48 часов, а силовики открыли параллельно уголовное дело о якобы мошенничестве. Они не стали ждать ареста и уехали из страны. За границей они стали жертвой недобросовестной юридической фирмы, которая оформила им вид на жительство и новые паспорта в Гватемале, куда они благополучно переселились, выучили язык, устроились на работу и даже родили еще одного ребенка.

Тем временем в России их многомиллионный (в долларовом выражении) и успешный бизнес был обанкрочен и распродан за гроши аффилированным с банками-кредиторами структурам. Главным заинтересованным лицом был ВТБ. Не имея ни малейшего желания увидеть возвращение обобранных Битковых в Россию, ВТБ приложил максимум усилий, чтобы этого не произошло. Их нашли в Гватемале и при поддержке российского посольства начали на них охоту.

Один черт знает, что происходило между ВТБ и российским послом с одной стороны, и гватемальскими правоохранительным структурами, которые фактически управляются чрезвычайным антикоррупционным комитетом, который носит название СИСИГ, — с другой. Но итогом этих отношений стало то, что ВСЯ семья Битковых, то есть муж, жена и дочь, получила за нарушение визового режима (как впоследствии установил Конституционный суд Гватемалы, их вообще не могли судить по этой статье в соответствии с международными обязательствами страны) соответствено 19, 14 и 14 лет тюремного заключения. При этом к моменту вынесения приговора глава семьи уже отбыл в заключении более трех лет. При этом их трехлетнего ребенка после ареста семьи отправили в приют и даже пытались депортировать в Россию.

Эта дикая история вызвала невероятный скандал, в дело вмешались американские конгрессмены, результатом чего и на основании решения Конституционного суда Битковых выпустили из тюрьмы под подписку о невыезде и вернули им малолетнего ребенка. Не идеально, но хотя бы…
При этом СИСИГ — (изначально созданное с благими намерениями искоренить коррупцию, но годами полной вседозволенности и бесконтрольности деградировало в своего рода гватемальское ЧК) — до последнего момента при поддержке российских «заинтересованных лиц» боролось за то, чтобы любой ценой вернуть Битковых обратно в тюрьму. И вот, наконец, совершенно неожиданно этот скандал выплыл на самый высокий уровень и свою оценку с трибуны ООН дал Президент Гватемалы. Впрочем, не совсем уже понятно, до какой степени он контролирует свои правоохранительные органы.

Какие уроки из этого следуют:
1. Нет такого самого глухого угла на планете, до которого не способны добраться щупальца российской коррупции, и даже если страну назвали Гватемалой, это ее не спасет.

2. Когда дело доходит до защиты своих шкурных интересов, российские рейдеры и крышующее их государство не проявляют особой щепетильности и сотрудничают с теми, кого российская пропаганда клеймит как «агентов госдепа». Ведь надо же понимать, что СИСИГ – когда-то был просто общественным движением «Фонд Борьбы с Коррупцией» и, не поверите, прямо финансировался (и продолжает) Вашингтоном в рамках столь ненавидимых российскими пропагандистами программ по демократизации и либерализации. После победы оппозиционного кандидата на выборах, СИСИГ приобрел статус надинституционального органа контроля, которому подчинены все правоохранительные органы, включая прокуратуру, который по ходу дела назначает и снимает судей, прокуроров и следователей.

И вот этот самый СИСИГ, от которого встающий с колен режим должен был бежать как черт от ладана, легко становится основным партнером и для ВТБ, и для русской дипломатической миссии, они великолепно сотрудничают и гнобят Биткова по заказу рейдеров из Москвы.

3. Единственный действенный инструмент, который пока работает и помогает вытаскивать жертв из этих сетей, – Акт Магнитского и страх коррупционеров всех мастей вне зависимости от места прописки на планете оказаться в «списках Магнитского». Поэтому только максимальная публичность, объединение сил множества людей может помочь вывернуть наизнанку это грязное белье российской коррупции и вытащить жертв из ее лап.

Остается лишь сказать: «Ограбленные и униженные всех стран, объединяйтесь!» ... И используйте те возможности, которые дает Вам для защиты своих прав Акт Магнитского…

Сегодня можно, наконец, выдохнуть. Не то чтобы точка, но вполне себе запятая поставлена в еще одной леденящей кровь истории. Это история семьи Битковых, которая началась в Архангельской и Калининградской областях, а заканчивается за тридевять земель от России – в Гватемале. Но это же и история коррупционного интернационала, который своей черной паутиной окутал все планету, и не осталось уже такого угла на ней, где бы не свил он себе уютного гнезда. И даже в далекой Гватемале нашелся-таки побратим Басманного суда… Это также история окончательного превращения режима в мафиозную структуру, но уже международного масштаба, которая не гнушается расправой над целой семьей, включая детей.

История семьи Битковых в общих чертах известна в России, но только весьма однобоко, в предвзятой интерпретации государственных СМИ. Масштаб лжи поражает. (полная версия событий – здесь).

В общих чертах — все по стандарту. Успешный провинциальный предприниматель, не лучше и не хуже других, в деле с начала 90-х, достиг хороших результатов (пятое место по производству отдельных видов бумаги в мире). Своим трудом поднял из руин Каменногорский ЦБК, а затем и Неманский, вкладывая все свои и заемные средства. На реконструкцию Неманского ЦБК взял около 150 миллионов долларов под залог всего своего предприятия, стоимость которого превышала взятый кредит почти в три раза. Быстрый успех привлек нездоровое внимание «мародёров» всех мастей. Последовало предложение, от которого нельзя отказаться – продать предприятие с неприемлемым дисконтом. Для сговорчивости похитили его 16-летнюю дочь, накачали наркотиками и изнасиловали. Не согласился, и тогда госбанки (Сбер, ВТБ, Газпромбанк и другие) потребовали досрочного погашения кредита. Чтобы было понятно, банковское «досрочно» означает возврат в течение 48 часов. Так как деньги были вложены в реконструкцию, и она уже была завершена, отдавать было нечем. Далее – возбуждение уголовного дела. К счастью, успел улететь за границу (в Турцию). Обвинение, арест, розыск — пока все по стандарту, нестандартная часть началась как раз за пределами России.

В Турции долго находиться было опасно, надо было принимать решение, куда двигаться дальше. Денег особо не скопил, все было вложено в свое предприятие. В интернете прочел объявление, что Панамская юрфирма оформляет паспорта и визы в малознакомую Гватемалу. Ничего о ней не знали, зато цена была доступно-привлекательная. Заключили официальный контракт, прибыли в эту благословенную страну, и в скором времени натурализовались и получили документы, выданные МВД Гватемалы. Освоились, устроились на работу: Игорь – учителем математики в школе, супруга – учителем изящных искусств, и начали жизнь с чистого листа. Появление второго ребенка укрепило их в мысли, что прошлое надо забыть и жить будущем. В России за это время ВТБ, другие госбанки и те, кто за ними стоял, распродали своим людям бизнес Битковых за копейки (менее чем 100 тысяч долларов, это при самой консервативной оценке стоимости предприятия в 400 миллионов долларов), — тоже ничего удивительного.

Но после того, как раздербанили работающие фабрики и уволили всех сотрудников, — в Неманске их было более 3,000 человек, то есть более половины всего работающего населения города, – рейдерам потребовалось объясниться. Вот здесь вновь понадобились Битковы в роли злодеев. И полетели запросы по всем городам и весям, и в конце концов, нашли их и в Гватемале, подали на них иск в суд, но пришлось ретироваться после того, как у судьи возникли сомнения в действительности представленных ВТБ документов.

На этом бы история и закончилась, не найди ВТБ общий язык с Гватемальскими борцами с коррупцией – специальным органом, созданным для наблюдения за всеми силовыми структурами с малопонятной неосведомленному человеку аббревиатурой СИСИГ (CICIG из испанского). Здесь необходимо пояснение. Гватемала многие годы была насквозь коррумпированной страной, поэтому в 2007 году при поддержке ООН и стран доноров (Евросоюз и США) там возник Фонд Борьбы с Коррупцией – он же СИСИГ, лидером которого c конца 2013 года стал Иван Веласкес.

Несколько лет назад там случился свой Майдан. По его итогам бывший президент Отто Перес Молина и сотни высших сановников были отправлены в тюрьму, а местный СИСИГ был преобразован в подобие гватемальского ЧК. Организация в лучших традициях ЧК имеет полномочия надзирать за всеми силовыми структурами, инициировать уголовные дела и контролировать их расследование, а главное — она неподотчётна вообще никому. После революции практически все назначения на высшие должности в правоохранительных структурах производились по согласованию с СИСИГ и лично с Веласкесом. Сам он пользовался и продолжает пользоваться в Гватемале огромной поддержкой населения и настоящей любовью со стороны местных СМИ.

И вот именно с этими бывшими борцами с коррупцией у ВТБ и других российских госструктур, работающих в Гватемале не без посредничества российской дипломатической миссии, сложились практически партнерские отношения. Что лежало в основе этих отношений, можно только догадываться, и когда-нибудь об этом станет доказательно известно, но именно СИСИГ взял на себя после провала ВТБ в суде миссию уголовного преследования семьи Битковых. Уникальность этого решения состояла в том, что Битковы (муж, жена и дочь) оказались единственными из тысяч мигрантов, воспользовавшихся услугами панамской юридической фирмы, кого привлекли к ответственности за получение незаконных (как выяснилось) документов из госструктур Гватемалы. Ни сама фирма, ни те, кто помогал ей оформлять документы, к ответственности привлечены не были. Более того, фирма продолжает работать и сейчас, а некоторые из тех, кто подписывал разрешения на выдачу документов Битковым, оказались в бригаде их обвинителей. Тоже знакомо.

Теперь стоит предоставить слово самому Игорю Биткову; вот как описывает он ход дальнейших событий:

«Нас арестовали 15 января 2015 года по фальшивому обвинению, инициированному близким к президенту Владимиру Путину российским банком ВТБ, который похитил мой бизнес. Мы провели в буквальном смысле в клетке в подземной парковке госучереждения — 9 дней! Нам не давали ни воды, ни еды. По требованию СИСИГ нашего трех летнего сына …, родившегося в Гватемале, отняли сначала у семьи, а потом и близких наших друзей (законных опекунов), заботившихся о нем с момента нашего задержания, поместили в приют, запретив предоставлять нам — родителям любую информацию о нем. Это продолжалось 40 дней, пока суд не отменил это варварское решение. Ребенка вернули истощенного, больного, со сломанным зубом и глубоким шрамом на лице. Он был так травмирован, что полгода не разговаривал ни с кем. И при этом, когда у нас отняли сына, российский посол [Бабич] шантажировал нас тем, что единственный способ спасти сына — это отправить его в Россию. Из российской прессы и публикаций в твиттере мы впоследствии узнали, что все это была скоординированная операция давления на нас со стороны СИСИГ и российских властей».

Семья Битковых провела в предварительном заключении три года. Старшая дочь была лишена необходимой ей постоянной медицинской помощи и находилась на краю смерти. Младший ребенок все это время находился под угрозой отправки в российский приют. При этом всем изначально было ясно, что никакого преступления они не совершали – Гватемала является участников Палермской конвенции, которая освобождает мигрантов от ответственности за использование недействительных документов, которыми их снабдило государство. Максимальное наказание, которое им могло грозить, — штраф. Тем более шокирующим был результат суда, которым фактически руководил СИСИГ (меняя несколько раз судей, пока методом селекции не выбрал подходящего, имеющего, видимо, родню в Басманном суде Москвы). Глава семьи получил 19 лет тюрьмы, жена и старший ребёнок — по 14 лет тюрьмы, причем без права зачета трех лет, которые они к этому времени провели в местном СИЗО. Надо сказать, что наказание за умышленное убийство, изнасилование и грабеж в Гватемале менее сурово…

Люди чаще всего теряют больше от того, что не могут вовремя остановиться. Немыслимый приговор семье Битковых наконец пробил «дно», и мировая общественность услышала о них. И на этом этапе всех уже мало интересовали споры о том, хорош Битков или нет, честный у него был бизнес или нечестный (тем более, что к этому времени его все равно у него уже украли), любил ли он своих работников или не любил – на первый план вышли простая история дикого полицейского произвола СИСИГ и понятная каждому гуманитарная катастрофа.

С нами связались Битковы, и с этого момента это был наш «кейс» – дело Программы «Справедливость для Сергея Магнитского». Мы никогда не скрывали, что боремся не только за чистое имя Сергея и не только с Российской коррупцией, и что самая лучшая память о Сергее – спасенные жизни и наказанный произвол, где бы он ни был. Поэтому Закон Магнитского и стал глобальным.

Мы воспользовались тем инструментом, который лоббировали все эти годы и который для подобного рода случаев и готовили. После открытых дебатов в Конгрессе США, когда вскрылась все нелицеприятная подноготная дела Битковых, солнце правосудия взошло над Гватемалой, оно осветило, наконец, своими лучами ее непроглядную судебную систему, и Конституционный суд страны принял долгожданное решение о том, что в действиях Битковых нет никакого состава преступления, дело против них должно быть пересмотрено, а вот в отношении судей, которые вынесли это абсурдное и садистское решение, открыто производство и снятие неприкосновенности для дальнейшего уголовного наказания. Конечно, лучше позже, чем никогда, хотя кто вернет ребятам годы страданий и восстановит поломанную детскую психику?

Дело, однако, и после этого не быстро двигалось. СИСИГ, опираясь на поддержку банка ВТБ, проявил упорство, достойное лучшего применения. Но 12 июня (символично — в день российской независимости) это случилось: вся семья Битковых в сборе, на свободе — отец, мать, дочь и сын. После более чем трехлетней разлуки. Еще многое предстоит сделать: пока они в руках Гватемальского правосудия, ситуация остается непредсказуемой. Но это уже победа.

С ребятами мы медленно, но неуклонно идем к своей цели. Наша цель — не месть: это мелко. Наша цель — память, ради этого стоит жить. Мы хотим, чтобы люди поняли: Закон Магнитского не только и не столько для того, чтобы наказывать, он создан для того, чтобы спасать.

Первое крупное поражение противников Акта Магнитского в американском суде.

Три года Россия жила новостями от «КацывИнформБюро», рупор которого Наталья Весельницкая непрерывно обещала неизбежную и скорую судебную победу над прокуратурой США обвиненной в отмывании похищенных из российского бюджета денег кипрской компании «Превезон» (контролируемой Кацывами). Шуму было действительно много: и короткие твиты от адвокатов, и длинные фильмы от Некрасова, и даже, — не поверите, — специально созданное общество защиты бедных русских детей от «злых» американских конгрессменов, которые заставили «добрых» российских депутатов принять людоедский «антисиротский закон». Не помогло – за три дня до начала суда Кацыв заключил соглашение с американским правосудием и согласился заплатить в тройном размере. И видимо, счастлив безмерно, потому что его юристы объявили это большой победой. Так как вокруг этого дела было распространено много слухов и откровенной лжи, мы решили ответить сегодня на самые простые вопросы:

Почему Америка?
Многочисленными международными расследованиями было доказано, что часть похищенных из российского бюджета средств (расследованием этого преступления занимался Сергей Магнитский и оно стоило ему жизни) была выведена через российские банки на Запад и легализована (отмыта) там. В рамках кампании «Справедливость для Магнитского» финансовые расследования были начаты в десятке стран, обнаруженные активы были заморожены. В США оказался наготове инструмент, позволяющий эффективно изымать эти активы. Именно поэтому значение этого процесса трудно переоценить. Создан прецедент – в США было начато и успешно доведено до логической точки расследование фактов мошенничества, обнаруженных Сергеем Магнитским. В результате сумма, в три раза превышающая обнаруженную у компании Кацыва, будет перечислена в бюджет США. Ну что ж, если российскому бюджету она не нужна, то, по крайней мере, выиграет американский налогоплательщик. В конце концов, там эти деньги не будут разворованы.

Почему Кацывы?
В принципе, любой, кто принимал «меченные деньги» на свои счета, был кандидатом на право стать первым испытателем конфискационного механизма «в действии». Но в силу во многом случайных обстоятельств «первопроходимцами» стала семья Кацывов. Кацывы – во многом типичное для современной России явление. Это чиновничье семейство, где отец «рубит» в государственном лесу, а сын отвозит «дровишки» на Запад. Прокуратуре США удалось отследить 1,9 миллионов долларов США из тех 230 миллионов, которые были похищены из бюджета, поступивших компании Кацыва, и показать, что эти деньги они в том числе потратили на приобретение недвижимости в США. Собственно, эти деньги Правительство США и было намерено конфисковать. При этом Кацывов на данном этапе не обвиняли в совершении уголовного преступления, в том числе, в соучастии в хищении или в причастности к убийству Магнитского. К ним был предъявлен гражданский иск о взыскании грязных денег и штрафов за участие в легализации преступных доходов.

Кто проиграл?
Хотя Кацывы заплатили в конечном счете трехкратную стоимость обнаруженных у них средств из российского бюджета, согласившись внести в американскую казну почти шесть миллионов долларов, не они являются главной проигравшей стороной. Главными проигравшими оказались те, кто попытался спрятаться за их спину – мошенники, разворовавшие казну; силовики, их крышевавшие, и, наконец, само российское государство, сделавшее укрывательство преступления своей политической (в том числе – внешнеполитической) программой.

В чем ошиблись Кацывы?
Вместо того, чтобы без лишнего шума сразу «слить» это дело, как старший Кацыв уже сделал в Израиле несколько лет назад, Кацывы организовали шумную пиар-кампанию не столько в своих интересах, сколько в интересах тех, кто причастен к хищению денег. В принципе ситуация для Кацывов не новая и технология «откупа» им хорошо известна. В Израиле, когда правоохранительные органы расследовали отмывание денег в израильском банке, компания Кацыва «молча» внесла около 7 миллионов долларов в казну Израиля в обмен на то, чтобы против тогдашнего министра транспорта московской области закрыли расследование. Но сегодня Кацывы почему-то решили выступить адвокатами всех дьяволов сразу и возложили на себя невыполнимую миссию легализовать в американском суде сфальсифицированные против Hermitage и Магнитского обвинения – в неуплате налогов, в мошенничестве, в шпионаже и даже в том, что Магнитский сам, якобы, организовал то преступление, расследование которого стоило ему жизни. Трудно сказать, что подвигло Кацывов на этот подвиг. Как бы там ни было, Кацывы со своей ролью не справились и после того, как суд разрешил прокуратуре США представить собранные им доказательства жюри, те, кто дергал марионеток за ниточки, по-видимому, сочли за лучшее свернуть этот жалкий спектакль.

Кто пострадал?
Понятное дело Кацывов не особенно жалко – у них эти шесть миллионов не последние. Реальными пострадавшими во всей этой истории являются простые граждане России, именно их деньги сначала были украдены, потом отмыты, а затем достались налогоплательщикам США. Что касается Дениса Кацыва, то он вряд ли вообще пострадает – в соответствии с новейшими российскими законами, скорее всего, ему возместят его 6 миллионов из той же российской казны. Шесть миллионов долларов — это, для наглядности, годовая зарплата 1,012 учителей или 803 врачей, или годовые пенсии 3,044 пенсионерам по всей стране, или восемь годовых бюджетов одной из центральных городских больниц по стране. За эти деньги ветеранам ВОВ можно было бы построить по отдельной квартире. Впрочем, может быть, еще и построят — в США…

В конце концов, Андрей Некрасов пошел именно по тому адресу, по которому должен был пойти с самого начала: всего три буквы — МКФ — а сколько глубокого патриотического смысла…

Здесь, на Московском кинофестивале, в тени «вечнолояльного» Михалкова, обласканный вниманием пропагандистов российского государственного телевидения, поощренный с самых высоких трибун министром Лавровым и самим Генеральным прокурором Чайкой, он, безусловно, сейчас на своем месте и будет удостоен самых высоких наград; может быть, ради него даже восстановят из праха Сталинскую премию.

И не нужен ему больше весь этот «прикол» с образом «кающегося диссидента», постигшего, наконец, где «правда» в деле Магнитского, и в ужасе бросившегося прямо в объятия к бывшему подполковнику полиции Павлу Карпову со словами: вот он, вот он, новый герой новой России.

Все это было лишь экспортной версией, дома же некрасовский фильм продается в «базовой комплектации» как очередной продукт постмодернистского агитпропа.

На этом дискуссию о фильме Андрея Некрасова можно считать закрытой. Маски сорваны, а больше говорить не о чем. В наши цели не входит делать бесплатную рекламу бездарной фальшивой агитке. Лучше поговорим о более важных вещах.

Что по сути произошло? Ровно десять лет назад государство решило проучить «зарвавшегося», по его мнению, иностранного инвестора и привлекло с этой целью в качестве исполнителей бандитов, которых с одной стороны прикрывали связанные с ФСБ силовики, а с другой — «дружественные» этим силовикам бизнес-структуры.

Бандиты задачу «перевыполнили» не без пользы для собственного кармана: обчистили не только раздражавшего власть инвестора, но еще и само нанявшее их государство, провернув схему с возвратом налогов и хищением из бюджета нескольких миллиардов рублей (вообще-то это был их основной промысел).

Государству на это было наплевать: и потому, что оно тогда было богатое, и потому, что само было в доле.
Но неугомонный инвестор про аферу узнал и начал ее расследовать.
Тогда бандиты вместе с приданными им силовиками взяли в заложники одного из юристов слишком любопытного инвестора и стали его «ломать» в тюрьме, чтобы он взял на себя вину за ими же совершенное преступление.
Он на это не согласился и погиб, но после смерти его все равно сделали виноватым, а бандиты остались на свободе и продолжили выполнять новые задания государства (коим несть числа).
Наверное, таких историй в России миллион. В каждой российской деревне есть свой Магнитский и свой Карпов. Этим Россию не удивишь, и всему этому давно есть название – «Кущёвка».

Дело Магнитского уникально не своей трагедией, а своей расследованностью и публичностью. В отличие от миллионов подобных преступлений, о которых либо ничего не известно, либо известно одним только родственникам жертв «огосударствленного бандитизма», о деле Магнитского всему миру сегодня известно почти все в деталях (с явками, паролями и адресами).
Это привело к беспрецедентному политическому скандалу – потому что в этом конкретном случае российское криминальное шило вылезло из государственного мешка.

И тут вдруг государство российское и российские бандиты оказались друг против друга в «конфликте интересов», потому что надо было решать, на кого этот позор «свалить», кого сделать «козлом отпущения».

Казалось бы, участь бандитов предрешена и государство, схваченное за руку с поличным, пожертвует исполнителями, следуя традициям «коза ностры». Но Россия – не Италия: «козлом отпущения» здесь стало государство…

Небольшая горстка криминальных дельцов, прикрываемых разного рода «чинушами» с крутыми связями в силовых структурах, взяли и держат десять лет в заложниках огромную ядерную державу с тысячелетней историей. Они заставляют ее жертвовать национальными интересами, терять доходы, мучить собственных сирот, унижаться и краснеть от собственного примитивного вранья. И все только ради того, чтобы небольшая кучка зарвавшихся бандюганов не села в тюрьму.

Хорошо известен феномен «стокгольмского синдрома», когда заложники проникаются благодарностью к удерживающим их в неволе гангстерам. Но мало изучен «московский синдром», когда целое государство проникается любовью к потрошащим его бандитам и оказывается лишь игрушкой в руках небольшой горстки ворья, которое вьет из этого государства веревки.

Сегодня российское государство весь свой огромный политический и экономический потенциал использует на то, чтобы ничтожная шайка, которая нажилась на афере с возвратом налогов, могла жировать на краденные деньги. Это государство сегодня оплачивает работу огромного репрессивного аппарата, благодаря деятельности которого мнимые «преступления», якобы совершенные коллегами Магнитского, множатся в геометрической прогрессии. Оно за счет русского народа оплачивает работу десятков самых дорогих лоббистских контор по обе стороны Атлантики. И, наконец, оно выступает продюсером и дистрибьютером десятков статей, шоу и фильмов, призванных убедить мир в том, что черное является белым, а белое — черным. В том числе, это касается и фильма Андрея Некрасова. Для этого все и снималось…

В этом году на Сахаровскую премию может претендовать своеобразная международная группа «правозащитников нового типа» в составе экс-подполковника полиции Павла Карпова, сына вице-президента РЖД Кацыва (обвиняемого в США в отмывании денег), их адвокатов Андрея Павлова и Натальи Весельницкой, а также многочисленных нанятых ими западных лоббистов и пиар-агентов, вставших на защиту свободы слова ранее диссидента, а ныне сторонника Кремля и подпавших под санкции российских чиновников — Андрея Некрасова.

Андрей Некрасов представляет себя сегодня в качестве жертвы семьи погибшего в российской тюрьме Сергея Магнитского и, конечно, Уильяма Браудера, которые препятствуют выходу его «шедевра» на широкий экран. На самом деле Андрей Некрасов лукавит — он мог бы отдать свой фильм в Russia Today и уже на следующий день его посмотрели бы поклонники Путина во всем мире. Он мог бы хоть каждый день показывать его в филиалах Россотрудничества по всему миру без каких-либо препятствий и ограничений.

Но Некрасову, а главное тем, кто решил воспользоваться им в качестве «тарана» против Акта Магнитского на Западе, такая публичность ни в коем случае не нужна. Им вовсе не хочется, чтобы фильм Некрасова воспринимался таким, каким он на самом деле есть — продуктом российской политической пропаганды, повторяющим ее поседевшую от времени ложь, с помощью которой Кремль вот уже шесть лет пытается защититься от обвинений в сознательном уничтожении Сергея Магнитского и укрывательстве преступников, расхитивших российскую казну. Они хотели позиционировать ложь Некрасова как продукт честного журналистского расследования, проведенного чуть ли не врагом Путина и после долгих и сомнительных мучений пришедшего к непростому для себя выводу — Путин прав, а Магнитский не жертва, а преступник.

Механика этого фокуса проста. Для того, чтобы обороняться от Акта Магнитского на Западе, российская клептократическая власть не может использовать те грубые подходы, которые практикуются ею внутри страны (вроде фильмов о «резиденте» Браудере и «агенте» Навальном, которые показывают по российскому телевидению). Для этого ей нужно изыскивать «перебежчиков» с подходящей репутацией, которые смогли бы предстать в глазах западной аудитории как «люди-прокси». Такой фальшивкой, внушающей доверие, и должен был стать на Западе Андрей Некрасов, на которого возложили миссию ни много, ни мало — переломить западное общественное мнение по отношению к замешанным в коррупционном скандале чиновникам и их родственникам, а также и по отношению к российской власти в целом.

Так раковая клетка является смертельной угрозой, пока маскируется в организме человека под здоровую и остается поэтому невидимой для его защитных сил. Не в жалкой фальшивке Некрасова, разоблачаемой в один присест, была опасность, а в его амбиции предстать перед западной общественностью как «объективный и независимый исследователь», заслуживающий доверия. Эта провокация провалилась. Опухоль названа своим собственным неприглядным именем, люди предупреждены, они будут анализировать то, что «показывает и говорит» Некрасов критически, сверяясь с документами и фактами, а не полагаясь на мнение фальшивого авторитета. В таком виде этот фильм уже не представляет той угрозы, что прежде. (ложь Некрасова см. здесь.
Чтобы разоблачить агента, пришлось несколько подзадержать знакомство широкой публики с его шедевром и дать ему возможность высказаться сполна. Это вызвало на новой Родине Некрасова, — Норвегии, — недовольство многих честных поборников свободы слова, не до конца представляющих в какую нелицеприятную историю он их втянул . К одной из этих защитниц свободы слова на крови Уильям Браудер обратился с открытым письмом, в котором он постарался прочертить грань между действительной свободой слова и свободной лжи и объяснить, почему, защищая свободу слова, нельзя допускать безнаказанное распространение клеветы. Особенно в отношении тех, кто уже не может сам за себя постоять.

Представьте себя на минуту вдовой Сергея Магнитского

8 июня 2016г. норвежская газета «Вечерняя почта» опубликовала статью своего журналиста Кьетил Лисмоен, которая пылко жонглировала эпитетами о свободе слова, осуждая руководство фестиваля короткометражных фильмов в Гримстаде (Норвегия) Kortfilmfestivalen и  косвенно семью и родных Сергея Магнитского и Уильяма Браудера, в том, что фильм Некрасова «Сергей Магнитский, за кулисами» был снят с фестивального показа.

Безусловно, любой образованный человек дорожит ценностями свободы самовыражения, но суждения госпожи Лисмоен носят очень поверхностный характер. Если бы только она собрала хотя бы долю имеющейся информации о произошедшем с Сергеем, то, наверное, поняла бы в какую неприглядную историю вольно или невольно была втянута.

Я очень хотел бы, чтобы госпожа Лисмоен представила себя на минутку вдовой Сергея Магнитского и почувствовала, каково это:

• когда коррупционеры в погонах забирают твоего мужа из дома и бросают в камеру, только за то, что он имел смелость рассказать об их грязных делишках;

• когда узнаешь, что твоего супруга мотают в «тюремной карусели» по бесчисленному количеству камер; когда в камере, рассчитанной на 8 человек, находятся 14, и приходиться ждать своей очереди, чтобы заснуть тревожным и коротким сном; когда свет в камерах горит круглые сутки;

• когда муж тяжело заболел, а руководство и медперсонал тюрьмы отказывают ему в элементарной помощи;

• когда знаешь, что все это издевательство затеяно для того, чтобы он отказался от своих показаний против коррупционеров и оговорил себя;

• когда за все время бесправного ареста (а это год без малого) ей и их 7-летнему сыну отказывали не только в коротких свиданиях, но даже в телефонном звонке.

Что чувствовала бы она, когда спустя 358 дней пыточного заточения узнала, что ее мужа избили до смерти и оставили умирать одного на полу камеры?

Уверен, что в благополучной Норвегии, где верховенствует закон, такое мало кто может представить, однако это ужасные реалии сегодняшней России.

Но на этом история Сергея Магнитского для его супруги и родных не заканчивается.

После убийства та самая российская власть, которая и совершила это преступление, бесстыдно заявляет, что Сергея никто не пытал и вообще он умер в 37 лет собственной, а не насильственной, смертью, после чего присваивает очередные звания и награды тем, кто был причастен к преступлениям. И финальным аккордом, спустя три года со дня убийства, та же власть затевает судебный процесс над погибшим Сергеем Магнитским по сфабрикованному делу и просит его вдову занять место подсудимого на процессе.

И это не выдумка и не гипотетическая история. Это то, что произошло и происходит с Сергеем Магнитским и его женой. Все это подтверждается неоспоримыми фактами. Правительства зарубежных стран, начиная с Конгресса США, Совета Европы и Европарламента, и правозащитные организации подтвердили факты, полученные из официальных источников и показаний, включая факты жутчайших нарушений прав человека (в том числе права на жизнь). И именно по этим причинам ими были предприняты шаги, которые привели к созданию серьезных последствий, отчасти восстанавливающих справедливость, – последствий, воплотившихся в персональных санкциях, известных как «список Магнитского».

Время не лечит раны, оно только притупляет боль, позволяя человеку не потерять рассудок и существовать.

Но вновь, уже в апреле этого года, российский сценарист Андрей Некрасов анонсирует фильм, озвучивая лживую версию о том, что якобы произошло с Сергеем Магнитским, слово в слово повторяющую уже многократно разоблаченную ложь Кремля о том, что Сергея не пытали и не избивали и что Сергей не разоблачал казнокрадов, засевших в государственных кабинетах.

В этих условиях, имеет ли право вдова на самое простое, на то, чтобы ложь была остановлена? Безусловно, да. Она имеет это право по совести и в силу закона – закона, который призван защищать достоинство ее семьи.

Нет сомнений в том, что, если бы госпожа Лисмоен знала то, через что пришлось пройти жене Сергея, она, наверное, не cтала бы столь категорично настаивать, что право на свободу самовыражения стоит выше права семьи уничтоженного властью любимого человека на то, чтобы он не был оклеветан посмертно.

Не знаю, какова была бы позиция госпожи Лисмоен, если бы что-то подобное произошло с ней и как бы она реагировала на эту беспардонную клевету тогда. Вдова Сергея Магнитского выбрала право отстаивать память своего мужа и отца ее детей, противостоять разнузданной лжи. И в этом она должна быть поддержана.

Ульям Браудер, автор бестселлера «Красный циркуляр», книга на русском языке доступна бесплатно.

19 мая 2016 года – Вчера Комитет по международным делам Палаты представителей Конгресса США единогласно одобрил законопроект «Глобальный Акт о правах человека имени Магнитского», ранее уже прошедший через голосование в Сенате США. В ходе прений по Глобальному законопроекту Магнитского конгрессмены отвергли распространяемую пророссийскими лоббистами клевету в отношении Сергея Магнитского и руководителя международного движения «Справедливость для Сергея Магнитского» Уильяма Браудера.

«Голосование в комитете Конгресса – это важный этап в принятии глобального Закона Магнитского и мощное выражение поддержки российскому гражданскому обществу и его лидерам, которые находятся под непрекращающимся давлением и угрозами, становятся объектами уголовного преследования, провокаций, а в случае с Борисом Немцовым – жестокого убийства», — сказал Уильям Браудер, автор книги «Красный циркуляр» (2015 г.), ставшей международным бестселлером и доступной российскому читателю в электронном виде бесплатно (ссылка на книгу).

Глобальный законопроект Магнитского распространяет действие адресных санкций в виде запрета на выдачу американских виз и замораживания активов на нарушителей прав человека во всем мире.

Выступивший в поддержку законопроекта конгрессмен Сицилине заявил:

«Законопроект Магнитского – это наше послание миру, что нарушения прав человека и коррупция будут иметь последствия».

В ходе обсуждения с поправкой выступил конгрессмен Дана Рорабахер, предложивший исключить из названия законопроекта имя Сергея Магнитского, чтобы не «смущать» людей и избежать нанесения «пощечины» президенту Путину. Рорабахер заявил, что не может определиться, кто же украл 5.4 миллиарда рублей из российского бюджета – Сергей Магнитский или российские чиновники и криминалитет, сославшись на сомнения, зародившиеся у него после просмотра нового пропагандистского фильма Андрея Некрасова против Сергея Магнитского.

Конгрессмены высказались категорически против предложенной Даной Рорабахером поправки, назвав ее неприемлемой попыткой «переписать историю» дела Сергея Магнитского.

Выступивший в прениях Конгрессмен Конолли заявил:

«Имя Сергея Магнитского на законопроекте – отражение нашей позиции неприемлемости нарушений общепризнанных международных норм со стороны режима президента Путина – будь то в Крыму, или в камере следственного изолятора».

Накануне голосования по Глобальному законопроекту Магнитского в Палате представителей Конгресса США стало известно, что российские власти предприняли новые усилия по запугиванию гражданского общества, открыв, по сообщениям прокремлевских СМИ, еще одно уголовное дело в отношении Алексея Навального, автора громких анти-коррупционных разоблачений российских чиновников и членов семьи Генерального прокурора России Юрия Чайки. Новое уголовное дело в отношении Алексея Навального основано на заявлении о клевете со стороны включенного в западные санкционные списки бывшего сотрудника МВД РФ, 13 раз упоминаемого в показаниях Сергея Магнитского, – Павла Карпова.

Не успела российская общественность прийти в себя от одного фильма о Магнитском, в котором кипели шпионские страсти, как ей на голову готов был уже свалиться другой — еще круче и в несколько раз длиннее. Если так пойдет дальше, то студия «Анти-Магнитский Пикчерс» скоро обгонит по производительности «Мосфильм». Но не случилось пока. Шедевр Андрея Некрасова не дошел до зрителя по не зависящим от создателей причинам.

Слухами, однако, земля полнится, и пресса живо обсуждает кино, которого почти никто не видел. В этой связи горячо любимый и  глубоко уважаемый нами Алексей Венедиктов посетовал, что зря, мол, Уильям Браудер лишил публику возможности посмотреть «другую точку зрения». Спору нет, мы, как и все, приветствуем больше фильмов о Магнитском, «хороших и разных». И, конечно, мы готовы выслушать любую иную точку зрения, в том числе отличную от нашей. Но мы будем жестко пресекать сознательное распространение лжи и политические провокации. А именно такой провокацией и является фильм Андрея Некрасова.

Поясню нашу позицию на простом примере. Можно ли публиковать протоколы «сионских мудрецов»? В принципе, наверное, да — хотя ни одно уважающее себя издание этого не сделает. Поставим вопрос иначе: можно ли публиковать протоколы «сионских мудрецов» под вывеской независимого и объективного экспертного исследования о роли евреев в  мировой истории? Безусловно — нет, потому что протоколы «сионских мудрецов» являются фальшивкой, сочиненной с провокационными целями, и позиционирование их как объективного и независимого расследования было бы циничной ложью и провокацией против читателей.

Вот и  с фильмом Андрея Некрасова произошла похожая история: дело не в его содержании (там каждая фраза есть ложь и демагогия, легко опровергаемая общеизвестными и общедоступными документами), а дело в его позиционировании как объективного и независимого расследования, предпринятого чуть ли не другом семьи Сергея Магнитского и соратником Билла Браудера. В отличие от библейского сюжета, Некрасов в процессе создания своего шедевра превратился из Павла в Савла, разочаровался в бывших кумирах и убедился, что нет другой правды на земле, кроме правды, установленной российским МВД.

Фильм Андрея Некрасова — это сплошной подлог.

Во-первых, этот фильм, снятый в интересах преступников, которые хотят создать для себя алиби, чтобы «отмазаться» от международных санкций, позиционируется как авторская работа режиссера с диссидентским прошлым, имеющим репутацию противника «путинского режима» (об этом чуть дальше).

Во-вторых, этот фильм претендует на статус журналистского расследования, в ходе которого раскрывается «сенсационная» никому ранее не ведомая «правда о деле Магнитского», а на самом деле является дословным пересказом уголовного дела, состряпанного коррумпированными следователями в недрах российского МВД в 2008-2010 годах, с помощью которого удалось «отмыть» от уголовного наказания настоящих бандитов и повесить преступление на разоблачившего их Магнитского.

В-третьих, состряпанная в МВД лже-версия преступления подается в фильме как версия Уильяма Браудера, которого Некрасов в конце концов «разоблачает». В этой версии не имевшие никакого отношения к хищению 5.4 миллиардов рублей «виртуальные персонажи» (трое погибших при невыясненных обстоятельствах – лжебанкир Коробейников, лжебарыга Гасанов и лжедиректор Курочкин) «назначены» преступниками вместо вполне себе живых и неплохо себя чувствующих, полагаю, с  ФСБшным ресурсом  — Дмитрия Клюева, его консильери Андрея Павлова и уголовного авторитета Сергея Орлова.

«Расследователь» Некрасов сознательно даже мимоходом не затрагивает тему «выгодоприобритателей» и не задается вопросом, кто получил украденные деньги? Он избегает ее так же, как ее избегает и официальное расследование российского МВД. Это ведь очень удобно: кража сама по себе и обвинения в ней сами по себе, а денежки врозь… Стоит вставить в фильм эпизоды о поступлении 11 миллионов долларов из похищенных бюджетных денег на швейцарские счета родственников налоговых чиновниц (Степановой, Царевой, Анисимовой), одобривших мошеннический возврат налогов, о покупке ими зарубежной недвижимости или, как стало известно на прошлой неделе, о поступлении 800,000 долларов из этих же похищенных денег на счета музыканта Ролдугина в той же Швейцарии, и от всех Некрасовских разоблачений не останется ничего, кроме собственного саморазоблачения как провокатора и корыстного лгуна. Нет и не было у Сергея Магнитского швейцарских счетов, не было у него и зарубежной недвижимости и миллионов в каких либо банках, не поступали украденные деньги Браудеру и Hermitage, а поступали тем самым бандитам в погонах и при должностях, которых Сергей схватил за руку с поличным.

Подлость Некрасова в том, что в этом фильме нет «первой» и «второй» части, нет «версии Браудера» и «версии Некрасова», а  есть одна сплошная ментовская ложь, от первого до последнего слова. Это кино снято преимущественно для тех, кто не в теме и у кого никогда не будет времени разбираться с карандашом в руках во всем этом хитросплетении вранья.

К слову сказать, Андрей Некрасов давно перестал быть противником путинского режима. Сегодня Некрасов является критиком не столько «путинской России», сколько «обамовской Америки». Нет ничего удивительного в том, что он поддержал «русскую весну» — теперь это многих славный путь. Но это возвращение к истокам осталось незамеченным для тех, кто помнил Некрасова по фильмам снятым до 2009 года (хотя отнюдь не для всех). По всей видимости, находясь в стесненных финансовых обстоятельствах (Некрасов должен выплатить по решению американского суда значительную сумму Гудзоновскому институту из-за проблем при съемках предыдущего фильма), Андрей Некрасов решил выставить на продажу свое «диссидентское прошлое».

Принципиальное значение для Кремля имело место показа — ложь должна была начать свое путешествие по свету не откуда-нибудь, а из «цитадели демократии», из самого Европарламента, где спутница жизни Андрея Некрасова, депутат Европарламента от партии зеленых Хайди Хаутала организовала «частную вечеринку». Смысл провокации — не столько против Браудера, сколько против Европарламента — состоял в том, чтобы показать, что «Европа» прозрела, что никто больше не верит Браудеру, а верят «честному полицейскому» Карпову, и поэтому Акт Магнитского, «принятый обманным путем», пора отменять. Фильм был лишь предлогом для старта беспрецедентной пиар-кампании по обе стороны Атлантики, под которую Кремлем были «заряжены» десятки продажных журналистов, которых в избытке поставляли привлеченные к делу международные PR-агентства, работающие формально на серых юристов, а фактически — на российские спецслужбы.

Фильм должен был произвести эффект разорвавшейся бомбы: смотрите, не какие-то заурядные коррупционеры, а бесстрашный разоблачитель режима разоблачает разоблачителей, и не где-нибудь, а в самом «логове зверя»... Давайте называть вещи своими именами: 27 апреля 2016 года движению «Справедливость для Сергея Магнитского» удалось пресечь операцию российских спецслужб в Европарламенте, в организации которой принимали участие практичеcки все государственные телеканалы (в Брюссель были командированы шесть (!) съемочных групп российского телевидения), МИД РФ (дорогу телепропагандистам расчищал российский спецпредставитель в ранге посла), а тажке бесчисленное количество тайных и явных агентов то ли криминального государства, то ли огосударственного криминала. Согласно установленному порядку координация усилий такого количества представителей государственных СМИ относится к ведению Администрации Президента России, думаю, что именно там эта операция планировалась, и оттуда же ею управляли в режиме онлайн.

Главными бенефициарами этой спецоперации, помимо Кремля, ведущего «свою» борьбу за отмену «Акта Магнитского», стали два персонажа, непосредственно от этого акта «пострадавших»: ранее судимый преступник Дмитрий Клюев, включенный в санкционный лист как глава преступной группы, организовавшей хищение 5.4 миллиардов рублей из бюджета Российской Федерации, а также «предприниматель» Денис Кацыв (сын высокопоставленного российского чиновника Петра Кацыва), к компаниям которого прокуратурой США предъявлен иск об отмывании похищенных Клюевым денег. Адвокаты Клюева и Кацыва — Андрей Павлов (сам непосредственно причастный к хищению бюджетных денег)

2480774

2480776
и Наталья Весельницкая (представляющая семейную юридическую компанию Кацывов)

предсказуемо были главными действующими лицами этой инсценировки и присутствовали на сорвавшейся премьере. В качестве свадебного генерала был приглашен гламурный «полицейский» Павел Карпов, друг Клюева и Павлова, также включенный в санкционный список, которым теперь затыкают любую дыру в протекшей пропагандистской бочке.

Теперь все эти люди, «испытывающие горечь», вынуждены рассказывать по всем каналам российского государственного телевидения только о том, как жестоко они разочаровались в европейских ценностях. Провокация не прошла. Мы не питаем иллюзий по поводу судьбы этого фильма. Он рано или поздно выползет на свет из гэбешного мрака не одним, так другим способом. Но он обезврежен — все теперь знают и кто такой Андрей Некрасов на самом деле, и о чем на самом деле он снял свой фильм. Фокус с прозрением «великого слепого», который вдруг разглядел истину в глазах Павла Карпова и его дружках, не получился. Ложь, названная своим собственным именем, теряет убийственную силу и становится просто грязной ложью. Вот поэтому мы и не позволяем показывать протоколы «сионских подлецов» в Европе.

Ради этого все кино и снималось. Стратегический замысел фарса об агенте Навальном и терминаторе Браудере, показанного на канале «Россия 1», стал в общих чертах понятен только наутро следующего дня, когда похмельный пропагандистский туман рассеялся и Кремль заговорил привычным для него языком милицейских протоколов. Александр Бастрыкин объявил, что услышал-таки голос следователя Павла Карпова и дал поручение своему ведомству расследовать возможную причастность Уильяма Браудера к убийству Сергея Магнитского в российском следственном изоляторе. Надо же, оказывается Магнитского все-таки убили! Его друзья, коллеги, мать и вдова в этом, собственно, никогда и не сомневались. Но шесть долгих лет им отовсюду отвечали – умер сам по себе, естественным путем, от хронических болезней, виноватых нет. Сам наш бессменный Президент в начале своего текущего срока так прямо и сказал, что, насколько ему известно, Магнитский умер от сердечного приступа, а не от пыток . После его слов прокуратура прикусила от усердия себе язык и отказалась в суде от ранее предъявленного обвинения против тюремного начальника, потребовав его оправдания. А говорят нашему правосудию не достает гуманизма – да сколько угодно, если угодно. И судьи, главное, его тут же оправдали. И тут вдруг Бастрыкин не побоялся пойти супротив самого Президента. Ай да Бастрыкин, ай да молодец! С тех пор, как после Олимпиады Владимир Путин сменил лыжные палки на клюшку, вся Россия играет в политический хоккей. Вот и на этот раз кремлевской хоккейной команде удалась молниеносная комбинация. Разыграли домашнюю заготовку – сначала два комбинатора Сергей Соколов и Олег Лурье из глубины «полей фильтрации» подали шайбу отборной лжи на пятачок государственного телевидения, там ее подхватил «гламурный полицейский» Карпов, который в одно касание и переправил снаряд дальше Бастрыкину. Бастрыкин ударил, не раздумывая, и забил-таки гол. Но, как выяснилось — в свои собственные ворота… Видимо руководителю Следственного комитета России забыли напомнить, что дело об убийстве Сергея Магнитского его ведомство уже расследовало, причем чуть ли не целых три года, бригадой следователей с привлечением экспертов. Дело было возбуждено 25 ноября 2009 года. Вот как определил предмет трехлетнего расследования старший следователь СК России майор А.А.Стрижов: «В ходе предварительного следствия исследовались обстоятельства смерти Магнитского С.Л., его уголовного преследования, а также доводы, изложенные в многочисленных сообщениях в средствах массовой информации и обращениях граждан — в частности, родственников и представителей потерпевшего, руководителя ООО «Файерстоун Данкен (Си Ай Эс), Лтд» Файерстоуна Д.Р., членов Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, председателя РОО «Московская группа содействия выполнению Хельсинских соглашений» Алексеевой Л.М. и других — в которых содержатся сведения о возможном совершённом сотрудниками МВД России Сильченко О.Ф., Карповым П.А., Кузнецовым А.К. при содействии иных лиц незаконном задержании Магнитского С.Л., необоснованном избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу, а также о создании таких условий содержания указанного лица в следственных изоляторах, которые прямо повлекли наступление его смерти. По мнению указанных выше лиц, причиной развития у Магнитского C.Л. основного заболевания, приведшего к наступлению смерти, являлось его нахождение в следственных изоляторах в нечеловеческих условиях, которые создавались умышленно для него и отличались от условий содержания под стражей иных подозреваемых и обвиняемых. К таким обстоятельствам заявители относят факты перевода Магнитского C.Л. в различные изоляторы, а также перемещение между различными камерами одного изолятора, нарушение в камерах санитарно-гигиенических требований, температурного режима и нормативов площади на одного подследственного, запрет на использование электроприборов и ограничение подачи электроэнергии, не проведение последовательного лечения выявленных у Магнитского C.Л. заболеваний, не обеспечение ему режима питания, рекомендованного при заболеваниях желудочно-кишечного тракта и другие обстоятельства содержания обвиняемого под стражей. При этом особые условия содержания Магнитского C.Л, по мнению заявителей, были согласованы со следователем и сотрудниками подразделений, осуществлявших оперативное сопровождение уголовного дела, либо созданы по их указанию. По мнению заявителей, причиной «незаконного уголовного преследования, пыток и убийства» Магнитского C.Л. является его деятельность в качестве юриста фонда «Эрмитаж», сообщившего о совершенных преступлениях — хищении средств бюджета Российской Федерации группой лиц, включающей в себя сотрудников МВД РФ Карпова П.А., Кузнецова А.К., Уржумцева О.В., Голышева А.В., адвокатов Павлова А.А. и Майоровой Ю.М., гражданина Клюева Д.В. и других лиц».

К какому же выводу пришла целая бригада бастрыкинских следователей после многолетнего «всестороннего» изучения заявлений матери Сергея Магнитского, его друзей, коллег и правозащитников о том, что Сергей Магнитский был убит в результате согласованных действий чиновников — следователей, сотрудников спецслужб, полиции, прокуратуры и ФСИН? А вот к какому: «При нахождении Магнитского С.Л. в следственных изоляторах в отношении него не создавались специальные условия содержания под стражей, отличные от условий содержания иных следственно-заключенных, не оказывалось какого-либо давления, не применялось физического насилия либо пыток. Таким образом, в ходе расследования уголовного дела приняты исчерпывающие меры для полного, объективного и всестороннего исследования обстоятельств уголовного преследования и смерти Магнитского С.Л., однако каких-либо объективных данных о совершении в отношении него преступлений не установлено».

Иными словами, защитникам Магнитского сказали – идите вы все в ЕСПЧ… И тут вновь появляется Бастрыкин и требует проверить, кто убил Магнитского? Ну, прямо диверсант какой-то внутри «системы». Значит, все-таки Магнитский был убит, а три года расследования — это просто профанация, отмазка, втирание очков общественному мнению. В общем-то, мы так и предполагали, но вот чтобы сам Бастрыкин это признал, на это никто не рассчитывал. Отличный автогол.

Вчера телеканал «Россия-1» в рубрике «Специальный корреспондент» распространил лживый видеоматериал о погибшем в следственном изоляторе «Матросская тишина» Сергее Магнитском. В материале среди прочей лжи на основе сфабрикованных материалов утверждается, что 20 сентября 2009 года западные спецслужбы через своих доверенных лиц в системе ФСИН России поставили задачу – убить Сергея Магнитского, лишив его необходимой медицинской помощи.
«Распространять столь вопиющую ложь могут люди, лишенные совести, а воспринимать и обсуждать ее – те, кто готов предать забвению историческую память», — сказал представитель программы «Справедливость для Сергея Магнитского».

Несмотря на выявленные у Сергея Магнитского в заключении 1 июля 2009 года заболевания (см справку следственного изолятора «Матросская тишина» от 14 июля 2009 года, подписанную исполняющим обязанности руководителя Васильевым http://russian-untouchables.com/docs/D05.pdf) и назначение на проведение дальнейшего обследования и хирургической операции, с санкции следователя Следственного комитета при МВД майора Сильченко (письмо от 2 июля 2009 года) и исполняющего обязанности директора ФСИН РФ генерал-лейтенанта Петрухина (письмо от 15 июля 2009 года в адрес Васильева), 25 июля 2009 года Сергея Магнитского перевели из следственного изолятора «Матросская тишина» в следственный изолятор «Бутырка», где отсутствовали условия для оказания ему медицинской помощи и не было даже УЗИ.

С первого дня заключения в СИЗО «Бутырка» — 25 июля 2009 года — Сергею Магнитскому отказывали в оказании любой медицинской помощи, несмотря на его многочисленные устные и письменные обращения и жалобы его адвокатов.
Читайте документы на сайте «Справедливость для Сергея Магнитского»:

• 09 августа 2009г. Заявление Сергея Магнитского на имя начальника СИЗО с просьбой принять его лично, так как характер нарушения его прав в СИЗО угрожает здоровью (http://russian-untouchables.com/docs/ToPrisonWarden-9-august-2009.pdf).
• 11 августа 2009г. Просьба Сергея Магнисткого о проведении медицинского обследования в связи с ухудшением самочувствия (http://russian-untouchables.com/docs/ToPrisonWarden-11-august-2009.pdf) • 19 августа 2009г. Заявление адвокатов Магнитского о необходимости проведения ему УЗИ брюшной полости (http://russian-untouchables.com/docs/D11.pdf)
• 25 августа 2009г. Заявление Магнитского с просьбой о приеме врачем-хирургом (http://russian-untouchables.com/docs/ToHeadOfMedicalUnit-25-august-2009.pdf)
• 25 августа 2009г. Письмо Магнитского адвокату о визите врача
(http://russian-untouchables.com/docs/D15.pdf)
• 26 августа 2009г. Заявление Магнитского начальнику СИЗО в связи с ухудшением самочувствия (http://russian-untouchables.com/docs/ToPrisonWarden-26-august-2009.pdf
• 11 сентября 2009г. Жалоба адвокатов Магнитского в Генеральную Прокуратуру и СК при МВД РФ о невиновности Магнитского, незаконном преследовании, отказе в необходимой ему медицинской помощи и операции, целенаправленном и методичном оказании давления с целью подавление его воли путем ухудшения условий его содержания и жестокого обращения в СИЗО (http://russian-untouchables.com/docs/D34.pdf)
• 20 сентября 2009г. Жалоба Магнитского Генеральному Прокурору РФ на лишение его права на лечение, жестокое обращение, содержание его в унижающих человеческое достоинство условиях, намеренное создание ограничений права и возможностей на защиту (http://russian-untouchables.com/docs/D02.pdf ).
• 23 сентября 2009г. Жалоба адвоката Харитонова Д.В. Генеральному прокурору РФ о невыносимых условиях содержания в СИЗО «Бутырка» Сергея Магнитского и нарушении в отношении него существующих норм и правил содержания заключенных в следственных изоляторах (http://russian-untouchables.com/rus/docs/D297.pdf)

Во всех жалобах на неоказание медицинской помощи было отказано, либо они были проигнорированы. О подробностях отказов в медицинской помощи рассказано в докладе «Пытки и убийство Сергея Магнитского (http://russian-untouchables.com/rus/cover-up-presentation/) . Сокрытие правды государственными органами» и книге «Красный циркуляр» Уильяма Браудера (http://www.billbrowder.com/Portals/0/downloads/Browder_Red%20Notice_RU_FINAL.pdf), вышедшей в свет в прошлом году.

«Если кто и является агентом в системе российского правосудия, то это Генеральный прокурор Чайка и его подчиненные, отказывавшие в жалобах Сергея Магнитского и игнорировавшие их», — сказал представитель программы «Справедливость для Сергея Магнитского».

Несмотря на обращения мамы Сергея Магнитского о привлечении к ответственности за убийство ее сына свыше 50 чиновников МВД, Генеральной прокуратуры, ФСБ и ФСИН, в 2013 году Следственный комитет РФ прекратил уголовное дело о смерти Магнитского за «отсутствием события преступления».

Программа «Справедливость для Сергея Магнитского»
Книга «Красный циркуляр» Уильяма Браудера на русском языке, доступна (бесплатно) на сайте: www.billbrowder.com

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире