Смольнинский муниципальный депутат Никита Юферев порвал портрет Путина, после чего на место выехали пять силовиков.

Юфереву хотелось, чтобы на этом месте висел портрет Пушкина. Юферев не прав. Кто виноват во всем происходящем в России, в том числе и в муниципальном собрании Смольнинское, – Пушкин, что ли? Пушкину нечего делать в госучреждениях современной России. Это кощунство, если хотите. А Путина надо поместить (воздержусь от слова «повесить», а то у меня в квартире негде разместить пятерых силовиков) везде, как главный торговый знак, как истинное лицо эпохи.

Фейхтвангер в 1937 году возмущался, что на выставке Рембрандта, «организованной с большим вкусом», размещен плохой бюст Сталина. Сталин ответил совершенно в песковском духе, цитирую дословно: «Некогда заниматься такими вещами, у нас есть другие дела и заботы, на эти бюсты и не смотришь». Не думаю, что ему было приятно красоваться на выставке Рембрандта. Но он понимал, что смотреть со всех стен, плакатов и портретов должен тот, кто за это все отвечает – за плохое и хорошее, за победы и поражения. У эпохи было лицо Сталина, его усы и трубка. Именно поэтому, когда эпоха завершилась, его бюсты отовсюду убирали, памятники взрывали, а портреты тайно уничтожали. И если бы этого не делали, никакой оттепели бы не было.

У сегодняшней эпохи лицо Путина. Его портреты глядят еще не со всех стен, висят не во всех кабинетах и даже не во всех школьных классах, но культ личности сформирован, и пятеро силовиков тому порукой. Так вот: я за то, чтобы власть признавала свою ответственность. Чтобы портреты Путина глядели со всех поверхностей, как в 1980 году со всей продукции глядела олимпийская символика. Чтобы это было вроде подписи на статуе Зевса: «Меня сделал Фидий». Нас вырастил Путин на верность народу. Он придал нам свое мировоззрение, свои черты, набил нас до отказа своей пустотностью, очертил наши границы своим изоляционизмом. Его портреты должны висеть на всех стендах «Районная управа информирует», досках почета во всех учреждениях, а таблиц «Его разыскивает милиция» давно нет, поэтому там, конечно, не должны. Но в храмах его уже рисуют. И это правильно.

И памятники должны вырастать, как можно больше, на каждом шагу. И бюсты должны стоять, такого же качества, как тогда, когда разозлился Фейхтвангер. И имя должно присваиваться всему, потому что все у нас достойно носить его имя. Это надо делать сейчас, потому что иначе нечего будет переименовывать и тайно убирать. И не будет у нас даже той куцей оттепели, какая подарила нам социалистический реализм с человеческим лицом.

Оригинал — «Собеседник»



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире