07:35 , 26 февраля 2020

Оккупанты и партизаны в русской общественной жизни

Почти все политические новости оттеснены пятничной публикацией «Медузы» по делу «Сети», которая запрещена на территории России.

О том, что левая и правая подпольная молодежь, как и все радикалы, далеко не святые – мы, конечно, догадывались. Но чтоб тренировки на выживание, экстремальные походы по лесам и болотам, наркоторговля, убийство в целях сплочения, как у каких-нибудь нечаевцев… Но вот вопрос: чего вы хотите, если вся политика в России на протяжении ее многовековой истории была либо государственной, либо подпольной? Все неформальное – то есть не присвоенное государством политическое движение, дискуссии, общественные науки – всё развивалось тут подпольно, а подпольные нравы светлыми не бывают. Нелегальность накладывает мрачный отпечаток на всю русскую партийную жизнь и политические полемики: все подозревают друг друга в стукачестве, видят в товарище провокатора (и не без оснований), пытаются, как Нечаев, поделить всех на малые группы и сплотить их общим кровавым преступлением… Да, бесы. А откуда в тайном обществе взяться ангелам?

Собственно, вся Россия и есть огромное тайное общество, потому что у общества этого нет никакой легальной работы, ни малейшего шанса громко заговорить о себе. Вам не нравится, что нацисты и антифашисты собираются в боевые лагеря и устраивают покушения друг на друга? Но что им делать, если любая советская молодежная политика превращалась в комсомол, а любая постсоветская служила исключительно для распила бабла? Попробуйте представить в путинской, советской или царской России открытую политическую молодежную партию. Да ни в жисть! И пока на Западе учатся гласным судам, парламентской борьбе и политической конкуренции, в России создаются террористические группы разночинцев или плетутся заговоры молодых генералов, а государство, монополизировавшее идеологию, отвечает им собственным террором. То есть виселицами – на бомбы. Вот почему, возможно, оппозиционеры считаются тут умней власти: сделать бомбу все же сложней, чем виселицу.

У нас нет разрешенных и независимых молодежных организаций, нет публичной политики и свободной журналистики – она вытеснена в подполье соцсетей и там тоже порядочно деформировалась. В результате вся русская общественная жизнь – это вечная борьба оккупантов с партизанами, причем нравы у тех и у других с годами портятся.

Оригинал — «Собеседник»



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире