Вот очень хороший вопрос: «Как бы вы прокомментировали слова Виктора Ерофеева о том, что «героизация Чернышевского и стояние на коленях перед Белинским нас привели к Мотороле»?»

Нет, тут, конечно… Я вообще бываю редко согласен с этим человеком, но тут не в личностях дело. Понимаете, это скорее наоборот — забвение Чернышевского, забвение Белинского, забвение модерна привело нас к ситуации антимодерна. И Чернышевский — это модернист. И Белинский — тоже первый модернист, может быть, в России, ну, западник такой. И когда полемика Чернышевского и Достоевского происходит в 1864 году — «Что делать?» и в ответ на него «Записки из подполья», — вот здесь-то и начитается зарождение и героизация иррационального.

Если уж на то пошло, то это поклонение Достоевскому нас привело к Мотороле. Хотя, конечно, само сопоставление этих фигур кому-то покажется кощунственным (причём одни будут защищать Моторолу, а другие — Достоевского), но ясно, что это несопоставимые личности. Но ясно и другое: культ иррационального, уверенность в том, что убийство — это форма творчества, такая штокхаузеновская несколько… Штокхаузен же сказал: «Какое великое искусство это падение небоскрёбов в Нью-Йорке!» Потом он долго извинялся, но уже его не извинили. Есть всегда такой соблазн героизации зла.

Вот один писатель, которого не хочу я совершенно даже называть (потому что ну какой он писатель?), говорит, что в одном выстреле Моторолы, в одной его автоматной очереди было больше поэзии, больше культуры, чем во всех книгах Быкова. Я очень горжусь, что мы с ним в разных жанрах работали. Потому что вот эта героизация зла — просто прямого зла, чего там говорить, — она и у Достоевского была. Потому что: «А с чего меня себя вести морально? Это же слишком прагматично, это пошло. Это пусть Запад думает о морали». Помните, как говорил Розанов, другой такой последователь Достоевского: «Я не такой ещё подлец, чтобы говорить о морали».

Этот культ имморализма, культ убийства, культ разрушения довольно глубоко в русской душе и психологии сидит, но это не Белинскому спасибо и не Чернышевскому; это спасибо Достоевскому и как раз всем поэтам так называемой консервативной революции. Они, конечно, поэты. И Достоевский — поэт этой революции, поэт иррационального, подсознательного, аморального и так далее. Но вот в пределе своём, в конечном развитии это и ведёт к тем представлениям Русского мира, которые нам навязываются сегодня. На самом деле Русский мир совершенно другой.

Оригинал

Комментарии

430

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

addi 24 октября 2016 | 21:53

Этот "мобильник" попал под "пресс" за то, что много знал о БУК'е и его(БУК'а) расчёте, сбивших Боинг над Украиной.
А что стало с расчётом комплекса - известно одному Богу да кремлёвским сидельцам...


solomonster 25 октября 2016 | 05:23

Я очень высокого мнения о талантах Дмитрия Быкова.
Но когда он вещает с высоты неисчислимого числа прочитанных им книг, я не всегда его понимаю.
Вполне осознаю, чья (из нас двоих) это проблема.
Все же, названные имена не так уж нам незнакомы.
Из того факта, что Достоевский РАЗГЛЯДЕЛ ЭТО в русской душе, вряд ли следует, что он был ПОЭТОМ ЭТОГО.
Тем более -- начальным звеном причинно-следственной цепочки к "пресловутой Мотороле".
ИМХО.


25 октября 2016 | 08:35

solomonster: Талант Быкова несомненен, но его интерпретации выдают натуру увлекающуюся до самых смешных и печальных крайностей. Онегин, к примеру, трактуется им как характер, враждебный Пушкину. А куда девать такие прочувствованные строки?
Условий света свергнув бремя,
Как он, отстав от суеты,
С ним подружился я в то время.
Мне нравились его черты,
Мечтам невольная преданность,
Неподражательная странность
И резкий, охлажденный ум.
Я был озлоблен, он угрюм;
Страстей игру мы знали оба;
Томила жизнь обоих нас;
В обоих сердца жар угас;
Обоих ожидала злоба
Слепой Фортуны и людей
На самом утре наших дней.

Достоевский одним из первых в европейской культуре увидел ограниченность её рационализма не с тем, чтобы воспеть иррациональное, но чтобы противостать его злу во всеоружии знания о нём. Это не путь к Мотороле, это призыв к видению человека во всех его ипостасях, дабы обуздать худшие из них.


postovoy_nikiforov 25 октября 2016 | 12:17

Вот жирная свинья сидит в удобном кресле и пишет изящные эссе про материи, что для нее непонятнее апельсинов. Что он может сказать про патриотизм, кроме как обгадить это понятие? Что он может сказать про русскую душу, если у самого ее никогда не было? Что для него русский мир, как не пространство для плевков? Какие для этой и других скотин еще нужны аргументы что эта страна их еще терпит, но порог терпения уже недалек. В послевоенной любимой ими америке была комиссия по расследованию антиамериканской деятельности, не лучше средневековой инквизиции. Что вычищала всех, кто был против идеи глобального американского доминирования. А тут жирный свин пишет, что хочет и ничего не боится. Какие у него тогда к кому претензии?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире