Хэллоуин, очевидно, задержался в Екатеринбурге. По крайней мере, начилая с 31 октября в этом городе стали происходить события, которые оппозиция все чаще сравнивает с шабашем и чертовщиной.

Сначала в офисе местного отделения незарегистрированной партии ПАРНАС, лидер которого Леонид Волков избирается в Областную Думу по одномандатному округу как самовыдвиженец, изъяли несколько тысяч наклеек «Единая Россия – партия жуликов и воров. Мое оценочное суждение».

703790

Руководитель пресс-службы главного управления Министерства внутренних дел РФ по Свердловской области Валерий Горелых, находясь, видимо, под действием зловещих потусторонних сил, по этому поводу заявил радиостанции Эхо Екатеринбурга буквально следующее: «Следствие покажет, являются ли эти стикеры очерняющими партию Единая Россия, или нет».

Вместе с наклейками были изъяты книги самого Волкова а также брошюра Бориса Немцова «Путин. Итоги», по поволу которой г-н Горелых произнес не менее замечательную фразу: «Там же, в этом же офисе было еще обнаружено большое количество иной печатной продукции, в том числе книги с изображением премьера Владимира Владимировича Путина».
В изъятии печатной продукции, сообщают работники штаба Леонида Волкова, принимали участие в общей сложности более двадцати сотрудников полиции, среди которых находились несколько высокопоставленных офицеров.

Естественно, такое активное и массовое участие полицейских в операции против наклеек не могло не отразиться на криминогенной обстановке в районе: в тот же вечер было совершено нападение на депутата гордумы от партии Справедливая Россия, кандидата в депутаты в областную Думу на грядущих 4 декабря выборах Геннадия Ушакова.

Убить, слава Богу, не убили, и, видимо, не собирались, но теперь депутат со сломанным носом и кровоподтеками на лице, пытается понять, кто мог бы стоять за его избиением.

703791

И если личность заказчика для пострадавшего пока не очевидна, то мотив нападения вырисовывался легко: в пятницу Ушаков принимал деятельное участие в изъятии газеты, дискредитирующей все оппозиционные партии сразу.

Но на этом странные события вокруг оппозиционных кандидатов в депутаты в Екатеринбурге не закончились. На Алексея Садовского, добровольного помощника Леонида Волкова, руковоителя филиала крупной строительной фирмы и члена партии ПАРНАС донесли, что в его машине, возможно, находится взрывчатка.

Вечером 1 ноября, после того, как Алексей отвез нас в сторону гостиницы и пожелал приятного вечера, ему позвонила взволнованная жена. Ей только что звонили из милиции с сообщением о том, что машину, записанную на ее имя, угнали. Алексей успокоил супругу, сообщив, что он на этой самой машине возвращается домой, но через несколько минут уже ему повонили из ГИБДД — в трубке уверяли, что он скрылся с места ДТП и по нему объявлен план-перехват.

Кгда в итоге машину задержали и с полицейским конвоем препроводили к 7-му отделению полиции, выяснилось, что это ни угон и не ДТП, а анонимное сообщение о возможной заложенной в салоне автомобиля бомбе.

Через несколько минут после этого депутат Волков, юрист его избирательного штаба и мы с коллегой Андреем Бабаевым были у входа в отделение.

703792

— Такого никогда не было, — уверял Леонид. — Или это истерика [представителей власти], или нам надо привыкать к новой реальности. Мы особо-то не знаем как вести себя в такой ситуации, это все новое для нас, у нас гонений на оппозицию не было до сих пор.
— Это все недавно, что ли, началось?
— Вчера.

Процедура досмотра автомобиля была просто смешной: группа людей, включая девушку в милицейской форме с фотоаппаратом – мыльницей и двоих понятых (как недавно заявил президент Медведев, «рудименты прошлого») подошли к джипу и попросили хозяина открыть багажник, двери и бардачок.

По тому, как спокойно и совсем не тщательно шел осмотр, как каждому желающему можно было приближаться и трогать автомобиль, — никакой бомбы полицейские и не думали там находить.

703793

Через две минуты машину закрыли, а хозяина вновь пригласили внутрь отделения для дачи показаний. Вскоре пришли и за нами. Начальник отдела угрозыска отделения номер 7 Валерий Владимировичем Романов пригласил поднятся в его кабинет для дачи разъяснений.
«Раз вы сюда доставлены», — объяснил он.
— Мы не доставлены, мы сами сюда приехали, — поправил Волков.
— Тем более, напишете разъяснение быстренько, и все.
Мы поднялись на пятый этаж.

Проходите, и садитесь там, где вам удобнее, — более чем дружелюбно пригласил Валерий Владимирович Романов, и пошутил: Не волнуйтесь, пытать не будем.

— Расскажите, — он подвинул ко мне чистый лист бумаги формата А4., но затем повернул его к себе, и начал сам заполнять. – За что вас задержали?
— Нас не задерживали, мы сами сюда приехали
— А зачем?
— Ну потому, что вы задержали нашего знакомого.
В глазах молодого человека было искреннее непонимание, и он на всякий случай уточнил:
— Я начальник уголовного розыска в отделении. Просто помогаю коллегам, чтобы побыстрее вас отпустить. Я не очень в курсе этой истории.

Валерий Владимирович переписал данные паспорта, выяснил, когда и зачем мы прилетели в Екатеринбург (31 числа, чтобы встретиться и поговорить с депутатом Волковым), когда последний раз ездили в задержанной машине (три часа назад Алексей нас довез от штаба до кафе у гостиницы).

Вскоре к нам присоединился другой полицейский – замначальника отделения полиции номер 7 по Екатеринбургу Владислав Гусев:

703789

Что вы можете пояснить по поводу вашего супруга, которого нам пришлось…. не задержать, ..а доставить….
— Вообще –то он мне не супруг.
— Это не жена Алексея, это журналист из Москвы – пояснил Валерий Владимирович.
— А зачем ты ее вообще тогда опрашиваешь? – больше обреченно, нежели сердито спросил замначальника отделения, и добавил, — медленно, отчетливо, глядя мне прямо в глаза: — Нашими руками пытаются делать грязные дела.

В тот момент ничего, кроме сочувствия, к нему испытывать не получалось.
— Вы поймите, мы не можем не реагировать, когда к нам поступает сигнал… – он достал лист бумаги и стал читать донос, в котором некий аноним сообщал о том, что неизвестные лица грузят в багажник Мерседеса Алексея мешки, в которых могут быть взрывчатые вещества.

На просьбу дать сфотографировать бумажку он ответил отказом, но счел нужным повторить: Мы не можем, мы обязаны на такое реагировать.
Помогите нам понять, почему такое происходит? Что там за штаб? Что за враги у этого депутата?

С предложением задать эти вопросы напрямую Леониду он с готовностью согласился, и они уединились с Волковым в соседнем кабинете. Мы остались наедине с Валерием Владимировичем.
— А кто такой этот Алексей этому депутату? Он что – действительно волонтер?
— Как я понимаю, да. Волонтер. Помогает в политической борьбе.
— Так вот вы мне скажите, зачем эта политическая борьба? — совершенно искренне (потому что так играть нельзя) воскликнул Валерий Владимирович. – Он один, самовыдвиженец, ну друзья бизнесмены на безвозмездной основе помогают немного… Но так за ним никто не стоит. Чего он добивается? Он чего-то вот так добьется, как вы думаете?
Я ответила, что думаю, что добьется – рано или поздно.
— Вот и я тоже хотел, чтобы нас в эту политику не вовлекали, — сказал Валерий Владимирович.

Всех – включая Алексея и его машину – отпустили по домам, — отсыпаться и гадать, что же это было. А также надеяться, что пока сотрудники обновленной полиции были заняты поисками несуществующей бомбы в машине помощника оппозиционного депутата и получением объяснительных у приезжих журналистов, никто из законопослушных граждан в районе не стал жертвой более очевидного и общественно опасного правонарушения.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире