Моисей был человек восторженный.
Когда говорят «восторженный», почему-то представляют себе какую-то гимназистку с бантиками. Это хорошо, но не то. Рыбак, человек поживший, пострадавший немало, приходил в настоящий, неподдельный восторг, когда встречался с талантом.

Слышали, как он рассказывал о музыкантах?
Послушайте. Настоящая музыка была для Моисея счастьем, свободой, а джаз — высшим счастьем и высшей свободой. А потому совок — мрак и плен. Вот Моисей и выводил всю жизнь джазовый народ из совкового плена.

Он был, Моисей Рыбак, аксеновским героем.
 — Старик, ты слышал? Нет?! Ну как же! Я тебе спишу!

Он так долго и так ужасно болел, что телесно от него почти ничего не осталось.
Прилетал все-таки на запись своей передачи — осенний лист в форточку.

 — Ты как?
 — Честно? Хреново, старик! Совсем хреново. — Он отмахивался и шел восторженно рассказывать о джазе.

Эх, Моисей, Моисей…


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире