Вернулся из отпуска и отвечаю на статью Валерия Панюшкина.

Ни по сути проблемы, ни по содержанию личности Никонова спора у нас с Панюшкиным не получится.
Не о чем тут спорить.

А вот о нашей программе «Клинч» стоит сказать несколько слов.

Перед тем как пригласить Никонова с его «постнатальным абортарием» в больной голове, мы заказали опрос.
Не какое-то там голосование в эфире или в Интернете, а настоящий опрос, социологический, через сайт «Superjob.ru». Результаты у нас, кстати, вывешены.

И вот что получилось.
На вопрос, стоит ли выхаживать младенца с тяжелыми умственными отклонениями, 33% ответили, что стоит, 26 – не стоит, а 41 – затруднился ответить…
Эти ответы честные, неидейные. Причем никто не знает, как обернулось бы дело, столкнись респонденты с этой ситуацией в своей жизни.
И потому в оппоненты Никонову был приглашен замечательный доктор Лильин. Кстати, почему Валерий Панюшкин его просто не заметил в передаче? Не знаю. А ведь то, что говорил Евгений Лильин, очень важно, конкретно, лишено излишнего пафоса, зато наполнено любовью к человеку и к своей профессии.
Странно. Может, показалось слишком очевидным?

Да, мы вытащили Никонова из вонючего болота.
И показали всем. В особенности тем, кто боится проблемы.
И как же вонял этот Никонов. Спасибо, что это был именно он, что именно такой «мыслитель», именно таким языком излагал всю эту жуть.

Ну представьте себе, что у нацизма нет никаких интеллектуальных, мистических, мессианских аргументов, а есть только грязный листок под названием «Штурмовик».
Понимаете, насколько было бы легче ощутить гнилой запах из пасти этого учения?
Так и здесь. Никонов настолько примитивен, что радостно выскочил из своей родимой гати и стал по-простому, без затей делиться измышлизмами с публикой.

Думаю, что каждому, кто сомневается, стоит ли родителям и государству пестовать, выхаживать непростых детей, стоит ли открывать перед ними жизнь настолько, насколько это удастся, – каждому надо не только послушать Евгения Лильина или Валерия Панюшкина, других нормальных, настоящих людей, знающих, как все это трудно и как все это нужно; но и вот такого Никонова.
И почувствовать омерзение, и сказать себе: «нет, ребята, я буду с кем угодно, только не с таким вот усморкашем, прости Господи».

Вот так.
Кстати, насчет эфира и битья табуреткой по голове. Табуреткой не табуреткой шваркнуть, а заткнуть Никонова подмывало, и еще как.
Многие знают, что с кем-кем, а со мной в эфире случались казусы. За каждый мне до сих пор стыдно, даже если предположить, что я бывал прав.
Хорошо, что не сорвался, хорошо, что этот Никонов попал «на прием» к доктору Лильину.
И спасибо тому, кто прислал мне в прямой эфир эсэмэску: «Держись, не бей гада!».

А по сути, читайте Панюшкина: он знает проблему.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире