Семьдесят лет Галине Васильевне. Всего-то. И почти что целых восемнадцать без неё. Будь она жива, страна могла бы не стать тем, чем стала? Если серьёзно, без некрологических преувеличений? Ведь и в девяностые не проходили и не устанавливались те принципы, на которых стояла Старовойтова, и которые она проповедовала. Предложения, оценки, доклады и статьи, убийственные реплики в Думе – всё оставалось без государственного внимания и не укоренялось в общественном сознании. Но, несмотря на это, живая Старовойтова мешала бы сейчас вольготно процветать тем, кто превратил Россию в мировое пугало и посмешище. Конечно, нанятые государством зомби, оборотни и упыри никуда бы в своей массе не делись, однако «обращения» были бы затруднены, пускай, и в малой степени.
Мы часто не замечаем, как твёрдая ясность позиции одного человека, тем более, выдающегося, влияет на жизнь, политику и дух, как слова, дела и даже размышления неявно скапливаются, чтобы в конце концов не дать развиться болезни до смертельной стадии. Только когда теряем кого-то, понимаем, что стало труднее. Кто знает, дошла бы такой степени вырождения иерархия Русской Православной Церкви, если бы не был убит отец Александр Мень? Сделалась бы такой затхлой политическая жизнь, если бы не погибли Сергей Юшенков и Борис Немцов?

Галина Старовойтова была еще ко всему, а может, и прежде всего, экспертом невероятной честности и ответственности, таким, у которого взрывается мозг, если он делает выводы не из фактов и событий, а из конъюнктурных соображений. Её оценки дали бы нам дополнительные средства рассеять клубящийся морок. Она умела распознавать на ранний стадии зомбизм, вампиризм и оборотничество.

Она знала рецепт серебряной пули, а потому получила свинцовую.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире