Добившись неплохих результатов на выборах 14 марта, правящие силы Воронежа решили использовать мандат доверия для закручивания гаек.
Уволен главный редактор влиятельной газеты «Воронежский Курьер» Дмитрий Дьяков, занимавший эту должность с 1992 года.

Фактический учредитель газеты – администрация области, которая теперь возглавляется Алексеем Гордеевым.
Очевидно, новое начальство не предвидело серьезного сопротивления со стороны журналистов и общественности. Представители воронежской интеллигенции опубликовали коллективное письмо губернатору, заявив о важнейшей роли редактора и газеты в формировании гражданского общества. Коллектив журфака Воронежского университета также опубликовал письмо с просьбой вернуть Дьякова.

Кроме того, журналисты «Курьера» договорились с новым редактором о публикации своего коллективного заявления, однако в последний момент обращение было снято по указанию властей.

Этот случай лишний раз подтверждает, что заниматься настоящей журналистикой в России могут только идейные и смелые люди.
Или это не так? Главное – профессионализм, а все остальное это уже спор о вкусах и политиканство?

Например, главные акулы или киты нашей тележурналистики – профессиональные, широко образованные и симпатичные люди.
И у них интересные глубокие взгляды. Причем эти взгляды бывают разные. Например, Владимир Познер – западник, либерал и атеист. Максим Шевченко – почвенник, государственник и противник «голимого материализма».

Но есть один вопрос: почему они, извините, не матерят власть?
Ну вот так, знаете, размашисто, с русской лихостью…
Нет, разумеется, не в прямом смысле. Я имею в виду нормальную аргументированную критику.

Не нужно таких слов, как гэбня, геноцид, гауляйтеры, чекистская хунта, Путинюгенд и т.д.
Просто и интеллигентно: «А мне не нравится политика Путина», «Мне кажутся неверными решения Медведева потому-то и потому-то…», «На мой взгляд, из-за ошибочных действий этих двух красавцев…» и т.д.

Мы ведь признаем, что цензура по конституции запрещена, свобода слова разрешена.

На это можно возразить: но Ельцина-то журналисты ругали.
Это прекрасно. Но возникают опасения, что это происходило, потому что можно было ругать, ведь была демократия/бардак.

Поверьте, я не стебаюсь, не демшизую, просто пытаюсь понять.
Если есть причины воздерживаться от критики, их необходимо смело и спокойно назвать.

Возможно, причина в том, что действия высшей власти всегда были правильными.
Или в том, что Медведев/Путин это главы государства/правительства, и критика в их адрес ослабит авторитет России. Готов принять такое объяснение.
Но пока слышно только: «Касьянов говорит по-английски, Немцов бонвиван, Буковский диссидент, Лимонов экстремист, Каспаров перегнул палку, вы это нам предлагаете?».

Возможно, они опасаются, что, дерзнув власть, автоматически станут пособниками этих сил.
А это неприемлемо, поэтому власть нужно беречь. Разговоры же о де(рь?)мократии можно отложить до лучших времен.

Или так: любая критика Путина/Медведева – это уже вмешательство в реальную политику, а журналист не должен политизироваться.

Мы знаем, что есть ряд известных журналистов и даже издательских домов, которые придерживаются «взвешенных позиций»: «Недостатки есть, но и на Западе не все гладко, работа ведется, необходимы усилия, лучше Путина не придумано, и вообще хватит маршировать, хватит критиковать, делом, делом надо заниматься…».

Причем они могут крепко припечатать всю государственную машину, начиная от милиции, заканчивая министром финансов Кудриным и министром обороны Сердюковым, однако высшая власть останется невредимой.
Но кто назначает всех этих людей? Неужели сами приходят, без спросу?

Разве взвешенная позиция исключает возможность сказать «Путин решительно не прав»?
Помимо «не прав в том, что не остался на третий срок – это была стратегическая ошибка».

У этой темы есть еще один странный аспект.
Некоторые журналисты с каким-то тяжелым томлением журят своих коллег, ругающих власть. Мол, «это что же вы? Зачем же так выпендриваться?».

Что это?
Зависть младшеклассников к большим мальчикам, которые не боятся ходить в парк по вечерам?

Кроме того, журналистов, которые время от времени критикуют власть, подозревают в том, что эта критика придворная, липовая.
Но что значит липовая критика? Если в СМИ работают журналисты, ругающие власть, если СМИ предоставляет возможность высказаться критикам власти, то чего не хватает? Искренности? Вот они матерят власть, а в душе все равно любят ее, подлецы…

Возможно, через пять-десять лет ругать власть станет так же просто, как сейчас Каспарова и Лимонова.
Но вопрос останется открытым: почему вы не критиковали ее в 2004-2007 годы, когда вертикаль была как натянутая струна, и малейший писк против системы утрамбовывался криками «либераст, экстремист, хочешь в 90-е? в совок?»?

Потому что это было страшно?
Это было нельзя?


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире