Правящий тандем осознал, что стабильность последних лет, основанная на личном рейтинге Путина, на централизации власти – пресловутой «вертикали», на большинстве одной партии во всех парламентах – от Госдумы до сельсовета – доживает последние месяцы.

Признаки заката этой «стабильности» очевидны: это и результаты недавних региональных выборов, где ЕР не дотянула до 50% в среднем по партийным спискам, и рекордное снижение личных рейтингов Медведева и Путина, и рост протестных настроений, и череда коррупционных скандалов, сформировавшая – для начала в Интернете – предельно ясное общественное мнение о ЕР.

Как всегда в подобной ситуации, у начальства есть два варианта действий, причем решение в контексте выборов в Госдуму придется принимать буквально в ближайшие недели.

Вариант 1 – стабильность на основе «закручивания гаек».

В этом варианте начальство попытается воспроизвести сюжет 2007 года: любой ценой обеспечить большинство ЕР в Госдуме. Набор действий: Путин лично возглавляет список ЕР, политическая поляна максимально зачищается (в т.ч. непарламентская оппозиция получает отказ в регистрации), население пугают ужасами прихода к власти кого-то другого (в 2007 г. это были либералы, сегодня врагами объявят скорее националистов), выборы сопровождаются административным давлением и фальсификациями (масштаба выборов в Мосгордуму, где Лужков снял с выборов всех оппозиционеров, включая автора этих строк, а итоги выглядят абсолютно неправдоподобно).

Последствия: большинство в Госдуме они получат, хотя вряд ли на уровне 2007г., но при этом в общественном сознании легитимность такого Парламента – и соответственно, следующего Правительства – будет чрезвычайна низка.
Следовательно, резко возрастет вероятность «арабского» сценария. Хотя бы потому, что многие относительно лояльные начальству общественные деятели самого разного толка – от либералов до националистов – неизбежно радикализуются, а многие приличные люди, состоящие сегодня в ЕР, постараются избежать такой «чести».

Кроме того, при таком варианте можно забыть о модернизации, в т.ч. о жизненно важной реформе пенсионной системы, о сокращении армии и спецслужб, поскольку слабо легитимное правительство может удержаться только на популизме и штыках.
Это будет означать рост бюджетного дефицита, все большую зависимость России от цен на энергоносители, т.е. фактически от Запада и Китая. В перспективе это может породить катастрофу масштаба 1991 года, если не хуже.

Вариант 2 – стабильность на основе нового общественного консенсуса.

Долгосрочная стабильность в современном мире основана не на том, что у власти десятилетиями находятся одни и те же партии и руководители, а на периодической смене власти мирным путем по итогам честных свободных выборов.
Переходным этапом к этому в России может стать правительство, опирающееся не на подавляющее большинство ЕР, а на коалицию ЕР с другой партией, получившей заметное представительство в Госдуме.

К сожалению, такой партии сегодня нет, и за оставшееся время до выборов она не успеет возникнуть «естественным» путем.
Существующие партии или предлагают неприемлемые для современной европейской страны рецепты, как КПРФ (возвращение к социализму советского типа путем отказа от рыночной экономики) или ЛДПР (восстановление «Русской Империи» на пути авторитаризма и милитаризации), или являются слишком слабыми и несамостоятельными, как «Справедливая Россия» или «Правое Дело».

Я не вижу никакого другого способа устранить монополию ЕР мирным путем, кроме принятия решения на уровне тандема об усилении других партийных проектов.

В наших реалиях это означает делегирование в другие партии представителей федеральной и региональной элит, поскольку все необходимые для реальной конкуренции партий виды ресурсов – кадровый, финансовый, медийный – у нас жестко связаны с административным.

Я вижу реалистичным составом Госдумы примерно следующий: у ЕР порядка 45% мандатов, у партнеров ЕР слева и справа (органично выглядят «Справедливая Россия» и «Правое дело») – по 10-15%, что позволяет формировать как левоцентристкое, так и правоцентристкое правительство.
Реально существующие в обществе националистические и ностальгические (по СССР) настроения представлены ЛДПР и КПРФ. Такой состав Госдумы выглядел бы легитимным – т.е. представлял бы все основные политические и идеологические настроения, смог бы снизить накал уличных страстей, а в перспективе позволил бы обеспечить сменяемость власти.

Вот такой парламент вполне продержится 5 лет и позволит проводить необходимые реформы.

Что же может объединить в коалицию столь разных людей?
Прежде всего – ответственность за стабильное развитие России и необходимость предотвратить катастрофические сценарии.

Я лично всегда критиковал и критикую Путина и ЕР, но самое безответственное, что может сейчас делать оппозиция – это отказываться от диалога с начальством и тем более угрожать начальству расправой.
Именно это толкает начальство предпочесть первый вариант – закручивание гаек.

Мы должны прервать порочный круг, когда каждая новая власть первым делом проклинала предыдущую и расправлялась с теми, кто поддерживал конкурентов.
Месть и ненависть – плохая основа для долгосрочной стабильности. Мы все не без греха, а уж политики – что власть, что оппозиция — тем более. В каждой эпохе – и в Российской Империи, и в СССР, и в 90-х Ельцина, и в нулевых Путина — было много всякого, как прекрасного, так и отвратительного.

Надеюсь, что Медведев и Путин выберут второй вариант.
Только этот вариант может гарантировать приемлемое будущее для России и для них самих.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире