14:12 , 22 июля 2019

«Может быть в консерватории что-то подправить?»

Когда возникла эта история с обвинением 12 юных израильтян в коллективном изнасилованием британки на Кипре, я и другие родители самых разных мальчиков – еще не взрослых и уже взрослых, как у меня, — задумались (не могли не задумться): как это могло произойти.

Как это возможно, что дети из нормальных, как утверждают адвокаты, семей, оказались способны на такой дикий по всем меркам поступок – уехать перед армией, оторваться до полной потери человеческого облика и обнаружить себя в тюрьме с обвинением в коллективном изнасиловании? Как вообще такое возможно, особенно в Израиле, где министр образования не может подать руку девочке на церемонии, потому что это нескромно? А может быть — и поэтому тоже?

В общем, я думаю, что мы обязаны понять, как это могло произойти.

Мне кажется, религиозное  воспитание в Израиле часто носит очень формальный декларативный характер. Как и идеологическое. Запреты, спускаемые сверху, внушаемые на уроке, не могут остановить тинейджера, природное любопытство которого естественно приведет к экспериментам, будь то наркотики, алкоголь и  даже… страшно сказать, секс. Который «вдруг», неожиданно для родителей и учителей, перерастает в сексуальное насилие.

В природе тинейджера постигать мир, и формальные преграды или запреты могут только раззадорить. Возможно, тут есть о чем подумать, но только не министру образования Рафи Перецу, чьи взгляды явно не приведут к изменению подхода – от формы к глубокому содержанию. Например, от формальных поездок в Освенцим – к настоящему пониманию трагедии, произошедшей в мире накануне и во время Второй мировой войны. К трагедии, которая может повториться в любой момент и не только с еврейским народом. И насаждаемое сверху в израильском обществе неприятие неевреев в этом ряду – очень опасный симптом. «А что ужасного в изнасиловании «гойки»? Она же не еврейка». Вам не кажется этот шаг в размышлениях некоторых наших соотечественников логичным продолжением рассуждений об ужасах ассимиляции?

И если воспитание детей в школе приводит не только к поездкам в Освенцим, но и вот к таким поездкам в кипрские отели – «может быть, в консерватории что-то подправить?»

В этом смысле, я бы обратилась к семье и к тому, что мы закладывем в наших детей. Учим ли мы их сопротивлению воле толпы, когда тебя подбивают на то, что кажется тебе ужасным и неправильным? Учим ли мы их этой независимости и стойкости перед лицом толпы – на площадях, под воздействием пропаганды, или… в номере отеля? Помните, в «Банальности зла» Ханна Арендт писала про «новый тип преступника, который … совершает свои преступления при таких обстоятельствах, что он практически не может знать или чувствовать, что поступает неправильно». Не знает – под воздействием законов толпы.

Наконец,  какие нравственные ценности дети разделяют? Достаточно ли  красных флажков вы им показали, внушили ли вы им своим примером, что есть границы вседозволенности, объяснили ли, что значит соблюдать и отстаивать права других, или они с легкостью перейдут красную линию под воздействием алкоголя ли, наркотиков ли, или того внушенного обществом культа силы, который заставит подростка доказывать, что он «гевер-гевер», то есть «настоящий мужчина» в понимании близкого окружения.

А потом происходит трагедия. Оказывается, внешний мир живет по своим законам,  и там никого не интересует то, что еврейские мальчики из хороших семей решили «погулять» перед службой в элитных войсках.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире