«Геройским поступком, поступком бунтаря» назвал Борис Немцов заявление Алексея Кудрина о необходимости честных и справедливых выборов, и необходимости жизни по законам, а не по понятиям – что решительно противоречит тому курсу, который проводит его непосредственный начальник, премьер Владимир Путин.

Борис Ефимович, «мне с вас смешно», как говорят в Одессе.

Никакой Алексей Кудрин не герой и уж тем более — не бунтарь.
О чем убедительно свидетельствует его политическая биография.

Наряду с Анатолием Чубайсом, Германом Грефом, Сергеем Игнатьевым, Аркадием Дворковичем, Владимиром Мау, Виктором Христенко и многими другими, он – один из тех придворных либералов гайдаровского призыва, которые второй десяток лет верно служат авторитарному режиму. Сперва ельцинскому, потом путинскому. И, проводя и обосновывая «непопулярные реформы» (то есть, реформы, отторгаемые большинством граждан), все они при этом прекрасно себя чувствуют, охотно рассуждая о неразумном народе, не понимающем, что надо еще раз потерпеть ради светлого будущего. То есть – еще раз заплатить за ужасающую профессиональную некомпетентность и невероятный цинизм «либеральных реформаторов».

Кстати, обращаю внимание на то, ЗАЧЕМ Кудрин призывает к честным выборам: лишь ради «проведения непопулярных реформ».

«Непопулярные реформы» — это их эвфемизм для окончательного сброса всех социальных обязательств. Повышение пенсионного возраста, отмена стипендий студентам, ликвидация остатков доступной медицины и бесплатного образования, повышение цен на жилье с выселением неплательщиков в социальные гетто…
Но как же все-таки так получилось, что двадцать лет водя нас (для нашего же блага, разумеется) через пустыню «непопулярных реформ» и приведя страну, как теперь выясняется, в ж…пу, эти Моисеи хреновы, живущие по понятиям, сами-то оказались все как один долларовыми миллиардерами и мультимиллионерами? Для тех наверху и их идеологической челяди реформы и их результаты были еще как популярны»
, — язвительно замечает мой друг Андрей Пионтковский.

История обогащения жены старика Батурина и членов кооператива «Озеро», и связи Путина с «Газпромом» — спору нет, крайне интересно.
Но ничуть не менее интересна история обогащения и размеры личного состояния бывшего главного приватизатора, а ныне главного нанотехнолога. Или — история таинственного исчезновения почти 5-миллиардного (в долларах) кредита МВФ летом 1998 года. Или — размеры выплат руководству Центробанка, Сбербанка (только что, как известно, увеличенные вдвое по сравнению с прошлогодними), бывшего РАО ЕЭС и нынешней «Роснано», и их соразмерность тяжкому труду и общественной пользе, приносимой соответствующими «топ-менеджерами». Не хотите этим заняться, Борис Ефимович? А почему, собственно?

Что касается «героя» Кудрина, то не могу не напомнить, как «героически» он вел себя после ареста Михаила Ходорковского.

Он заявлял, что «ЮКОС был чемпионом по уклонению от выплаты налогов», что компания была «очень агрессивной», что она «имела очень богатое лобби в Госдуме», что лоббисты ЮКОСа «душили попытки закрыть дыры в налоговом законодательстве», и что «преследование ЮКОСа не является политически мотивированным». Он категорически отказывался предоставить ЮКОСу отсрочки по уплате долгов, говоря, что компании «есть что продать, чтобы рассчитаться с бюджетом» — при этом прекрасно знал, что главные активы ЮКОСа были блокированы (и одновременно с этим проводил операцию по списанию долга Ирака – что облегчило российский бюджет на 6.5 миллиардов долларов: больше, чем все налоговые претензии к ЮКОСу…

Именно «герой» Кудрин был одним из идеологов мошеннической «монетизации льгот» (против которой выступало «Яблоко», и которую поддерживал СПС).
Именно в Минфине определили размеры «компенсаций», полагавшихся старикам взамен отбираемых льгот, именно в Минфине категорически воспротивились предоставлению льготникам права выбирать между получением компенсаций и сохранением льгот.

После этого каждый льготник легко мог сравнить стоимость льгот и размер компенсаций – и столь же легко сделать вывод относительно профессионализма министра финансов (если он не мог провести нужные расчеты), или относительно его порядочности (если мог).

В январе 2005-го старики вышли на улицы – а Алексей Кудрин, вместо того, чтобы извиниться перед ветеранами, потребовал найти и разыскать «провокаторов» и «подстрекателей».
Мол, «мы выясним, кто там подвозил на автобусах, кто стоит за спиной у демонстрантов». Возмутившись этим, писатель Даниил Гранин назвал подобное поведение «более приличествующим борзому начальнику сыскного департамента», но это не смутило министра, который продолжал заявлять, что монетизация есть благо для страны, поскольку «значительная часть населения заметно выиграет». Причиной же недовольства Кудрин назвал «неспособность людей воспринимать рыночные реалии» — точь-в-точь в рамках идеологии ДВР-СПС.

А вот как «бунтарь» Кудрин поздравлял президента Владимира Путина днем рождения: «у президента есть все – и смелость, и мужество, и понимание проблем страны, я бы еще пожелал ему удачи». Это называется – «я вам прямо, честно, по-стариковски скажу – вы великий человек, государь!».

Впрочем, в том, что Борис Немцов хвалит Алексея Кудрина, нет абсолютно ничего удивительного.
И он, и Кудрин, и Чубайс, и Касьянов, и Игнатьев, и Греф, и Христенко, и другие «либеральные реформаторы» ельцинского призыва идеологически были и остаются одной командой. Даже когда кто-то из них временно оказывается вне властной вертикали.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире