«В День Конституции мы вспоминаем, что у нас есть права и свободы, а также благоразумие, чтобы ими не пользоваться», – ядовито заметил полтора столетия назад Марк Твен.
Как сегодня написано – судя по последствиям попыток граждан реализовать свои права и свободы, записанные в российской Конституции. И не только в статье 31 (о чем больше всего говорят), но и, например, в статье 3. Где сказано, что «высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы».

Это самое «высшее непосредственное выражение» – а именно, референдум, – в Петербурге провести, хоть убей, не получается!
За последние пять лет любые инициативные группы, которые пытались добиться назначения городских референдумов, упирались в непроходимую стену. Либо те, кому положено рассматривать заявки, вообще не принимали никаких решений (а суды отказывались рассматривать это как «бездействие»), либо формулировки вопросов оказывались якобы «непонятными».

Неудачей закончились и пять (!) попыток инициативной группы, в которых входили «яблочники» (в том числе, и автор) и активисты градозащитных движений, добиться референдума о запрете строительства 400-метрового «Газоскреба» на Охте.
Питерский парламент отказал в регистрации инициативной группы, не объяснив, почему предложенный вопрос (об ограничении 100 метрами максимальной высоты строительства на Охтинско мысу) нельзя выносить на референдум, а суд, куда мы обратились, принял удивительное решение: оказывается, депутаты и не должны это объяснять! И гражданам не позволено не только провести референдум, но и узнать, почему им это не позволено.

Почему гражданам не дают провести референдумы – понятно: такие референдумы всегда имеют целью заставить власть сделать то, что она делать не желает.
А лучший способ предотвратить нежелательный ответ – это не позволить задать нежелательный вопрос…

Видя это, наши младшие товарищи из молодежного «Яблока» решили устроить флешмоб: продемонстрировать, что какую бы заявку на референдум не подали гражане – в ней все равно будет отказано.
И придумали «Стратегию-3» (отсылка к 3-й статье Конституции): третьего числа каждого месяца подают заявки на референдумы с издевательскими для власти вопросами.

В июне было предложено переименовать Красногвардейский район в «Газпром-Сити», и лишить Владимира Путина звания почетного гражданина города.
В сентябре — переименовать территорию перед «Гостиным Двором», где по 31-м числам задерживают оппозиционеров, в «Площадь милицейского произвола». В октябре – переименовать Комитет по градостроительству и архитектуре в «комитет по разрушению архитектурного наследия»…

Понятное дело, во всех заявках было отказано.
А в начале ноября «яблочникам» начали звонить из милиции, и интересоваться, подписывали ли они ходатайства о проведении референдумов, и какие вопросы они хотели на них выносить. Как выяснилось, звонили из центра «Э». Того самого, который де-юре должен заниматься борьбой с экстремизмом, а де-факто, – политическим сыском, приравнивая оппозиционную деятельность (в том числе, защиту конституционного права на свободу собраний) к «экстремистской». А теперь, видимо, и попытка граждан реализовать свое конституционное право на проведение референдума рассматривается, как «экстремизм».

Может быть, следуя этой логике, товарищам из центра «Э» пойти дальше, и объявить саму Конституцию запрещенной «экстремистской литературой»?
После этого, кстати, можно будет подвести базу под задержания участников протестных акций, выходящих на площадь с Конституцией в руках…


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире