С фасада знаменитого петербургского «довлатовского дома» на улице Рубинштейна, 23 (писатель прожил там почти тридцать лет, рядом с домом стоит памятник Довлатову) сняли шестнадцать табличек «Последнего адреса».

Моим читателям вряд ли надо объяснять, что это за проект: на табличках написаны имена тех, кого отсюда в годы сталинских репрессий увели на расстрел.

Таблички сняли из-за жалоб нескольких жильцов, недовольных тем, что «у них не спросили» (таблички устанавливались, начиная с 2015 года, и никто не жаловался). И вообще, как они говорят, табличек «слишком много, и дом выглядит как кладбище».

История получила огромную огласку — далеко за пределами Петербурга.

Я сейчас жду ответа на мое обращение к управляющей компании, которая снимала таблички: хочу узнать, кто именно из жильцов жаловался, и в чем они видят нарушение своих прав. И прошу как можно быстрее официально выяснить мнение большинства собственников помещений: если они «за», этого достаточно для того, чтобы не только вернуть таблички, но и чтобы им больше ничего не угрожало.

Очень надеюсь, что таблички вернутся. Вместе со мной этим занимаются «яблочные» депутаты из муниципального совета «Владимирский округ» Валерий Шапошников и Виталий Боварь — думаю, что решим проблему.

Но написать хочу не только об этом.

В социальных сетях — бурная дискуссия об этой истории. И в группах, объединяющих жителей этого и окрестных домов, встречаются такие комментарии, что, честно говоря, оторопь берет.

Одни — в стиле «разве других проблем сейчас нет»? Мол, «медицина платная, а что таблички сняли — прямо трагедия века», «пенсионеры ведут нищенский образ жизни», «у людей не во всех домах есть отопление» — а вы тут табличками озабочены… Простая и примитивная демагогия: конечно, это не единственная проблема в городе — но никто этого и не утверждает.

Но есть и другие комментарии.

Мол, «нечего нам виной в лицо тыкать», «почему в нашем округе надо бороться именно со сталинизмом», «почему именно эти жертвы нужно так самоотверженно чтить», «а чего все так возбудились от репрессированных», и вообще на табличках «все фамилии еврейские».

И наконец, «с «врагами народа» нужно вообще очень аккуратно, при ближайшем рассмотрении некоторые из них действительно были врагами»...

Это — чудовищная нравственная глухота.

Заметим: табличка «Последнего адреса» устанавливается только тогда, когда есть официальная справка о реабилитации погибшего.

То есть, когда даже советское правосудие было вынуждено признать, что на смерть отправили невиновного, а никакого не «врага».

В том же «довлатовском доме» располагается общество «Мемориал», где мне множество раз приходилось бывать.

Хочется сказать тем, кто недоволен сохранением памяти о репрессированных и считает, что среди них были «враги народа»: зайдите в «Мемориал». Посмотрите документы и фотографии. Взгляните на «расстрельные списки», утвержденные лично Сталиным и его подручными. Откройте книги.

Попытайтесь хоть на несколько минут представить себе ужас, в котором жили миллионы людей, понимающие, что они полностью беззащитны перед могущим случиться в любой момент ночным визитом «черного воронка», который навсегда сломает их жизнь. Представьте себя на месте тех, кого увели на смерть из вашего дома.

Может быть, после этого вы будете иначе относиться к небольшим табличкам, размещенным на фасаде дома.

Хранящим имена тех, от кого ничего больше не осталось.

Но, может быть, и не будете.

В этом случае вам, наверное, уже трудно чем-нибудь помочь.

Кроме пожелания никогда не почувствовать на своем плече карающую руку органов, которые «не ошибаются».

Мой телеграм-канал t.me/visboris



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире