В понедельник, 6 июля, в 12.00 в Пскове начнут оглашать решение суда по делу журналистки Светланы Прокопьевой.

Прокуратура опиралась на услужливые «заключения экспертов»: решающее из них написано непрофильными специалистами, и не имеет отношения к вузу, от имени которого якобы представлено. Но суд все равно оставил его в списке «доказательств».

Проигнорированы заключения действительно квалифицированных экспертов-лингвистов — как «субъективные» (зато «объективным» объявлено заключение, данное психологом, руководящим физкультурно-оздоровительным центром в локомотивном депо, и филологом, занимающимся творчеством Евгения Евтушенко).

Резюме — требование обвинением шести лет колонии для журналистки, назвавшей теракт чудовищным, но посмевшей при этом сказать, что государство своей жестокостью могло толкнуть человека на преступление.

В мнении Светланы Прокопьевой нет никакого состав преступления и нет никакого «оправдания терроризма».

Зато в требовании прокурора есть прямое покушение на 29-ю статью Конституции России — о свободе слова и выражения мнений.

Если это требование превратится в обвинительный приговор — это значит, что указанная статья Конституции растоптана и уничтожена. А вместе с ней — и журналистика мнений в России.

Потому что после этого абсолютно любое мнение может быть на основании лживых «экспертных заключений» выдано за являющееся основанием для уголовного наказания.

Будет политический заказ, или заказ со стороны спецслужб (а он в деле Прокопьевой очевиден) — и тут же найдутся сервильные «эксперты», которые в стиле «чего изволите» выдадут белое за черное, объявив, что они лучше автора знают, что он хотел сказать, и подогнав его мнение под нужную заказчикам статью УК.

А не будет заказа — и то, что на самом деле подпадает под уголовную статью, будет рассматриваться правоохранительными органами с широко закрытыми глазами.

Как, например, печально известные заявления Жириновского о выгодности для России терактов в Европе или столь же печально заявлениях крымского вице-премьера Бальбека, сравнивавшего теракт в Херсоне (в офис Меджлиса (Объявлен экстремистской организацией и запрещён на территории РФ) крымских татар бросили гранату) с партизанским движением советского народа во время Великой Отечественной войны, когда «простые люди брались за оружие, чтобы дать отпор оккупантам».

И те, кто грозит превратить США в радиоактивный пепел, или демонстрирует лица оппозиционеров в перекрестии оптического прицела, не вызывают ни малейшего внимания у российской правоохранительной системы…

Остановить преследование Светланы Прокопьевой необходимо — и для этого нужны общие усилия, в том числе — журналистского сообщества.

Такие же, как год назад в «деле Голунова» — и которых так, к сожалению, не хватало в «деле Юрия Дмитриева» или «деле Оюба Титиева».

Председатель партии «Яблоко» Николай Рыбаков обратился к всем редакторам российских СМИ — предлагая отменить 5 июля стандартные эфиры, говорить только о деле Светланы Прокопьевой и о свободе слова. И заступиться за коллегу, которая сейчас становится жертвой откровенно фабрикованного дела, грозящего 6 годами тюрьмы.

Преследование Светланы Прокопьевой должно быть прекращено.

А на скамью подсудимых должны, на мой взгляд, сесть те, кто ее преследовал и те, кто в этом помогал, кто фабриковал ее «дело» и давал лживые «заключения».

Мой телеграм-канал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире