Происшедшее в пятницу в Петербурге, когда в результате варварского «демонтажа» крыши было разрушено здание Спортивно-концертного комплекса и погиб рабочий Матвей Кучеров — это предрешенное убийство.

Погиб человек, и это ужасно. Мои глубокие соболезнования его родным и близким.

Погиб Спортивно-концертный комплекс, построенный по проекту блестящих ленинградских архитекторов, уникальное инженерное сооружение, во многом знаковое здание и для города и для Московского района.

Здание, с которым навсегда связан один из главных городских праздников — 21 ноября 1984 года именно здесь, выиграв матч против «Металлиста», ленинградский «Зенит» впервые стал чемпионом СССР. Я был на этом матче и никогда его не забуду.

Больше этого здания нет. Оно превращено в груду развалин. И превращено намеренно.

Это намеренное и предрешенное убийство.

Губернатор Александр Беглов делает вид, что он вообще ни при чем. Заявляет, что здание было «ветхое» и говорит о недопустимости нарушения техники безопасности.

О «ветхости» твердит гендиректор СКА-Арены Игорь Забиран, обвиняющий в гибели человека его самого — как нарушившего технику безопасности.
То же самое повторяют просмольнинские ресурсы, а пригожинские информационные помойки договариваются до того, что в разрушении здания виноваты градозащитники и правительство, пошедшее у них на поводу. Вместо того, чтобы снести сразу, согласились на реконструкцию.

Все это — ложь.

Не может быть «ветхим» здание, построенное 40 лет назад. Его сознательно разрушили. Для чемпионата мира по хоккею 2023 года в Петербурге достаточно было реконструировать трибуны СКК — но Ротенбергам и Тимченко не нужен был СКК. Им очень хотелось построить свое сооружение — безвкусное и безликое.

Городские власти полностью пошли у них на поводу. Не решились ссориться с «друзьями Путина».

5 декабря 2019 года в ЗАКСе проходили депутатские слушания, где обсуждали проект «реконструкции» СКК. Я выступал на слушаниях и говорил о том, что проект совершенно непригоден и нуждается в полной переработке. И что категорически недопустимо подписывать концессионное соглашение, где концессионеру под видом реконструкции было разрешено не только изменение параметров — высоты, количества этажей, площади, объема, но разрешен и демонтаж несущих конструкций. Я сразу сказал, что это то самое ружье, висящее на сцене, которое обязательно выстрелит. Что если позволить инвестору демонтаж — это обязательно закончится сносом, которому очень трудно будет помешать. Потому что питерские власти разведут руками и скажут «мы ничего не можем сделать, это право концессионера».

Тем не менее, правительство города 15 января подписало концессионное соглашение. Фактически, предрешив судьбу СКК. А комитет по охране памятников отказал градозащитникам во включении СКК в перечень выявленных объектов культурного наследия (что защитило бы СКК от сноса), потому что не прошло 40 лет с момента постройки.

Эти 40 лет закончились 29 декабря 2019 года — и мы с депутатом ЗАКСа Александром Рассудовым 30 декабря подали новую заявку. Вместо того, чтобы ее рассмотреть, КГИОП вернул заявку: якобы ее надо было подавать только после 31 января. И именно 31 января СКК снесли. Я уверен, что это не случайное совпадение. Так же, как и спешное появление экспертизы о якобы очень плохом состоянии крыши. Но разве это означало, что крышу надо демонтировать? В 21 веке не могли отремонтировать? Могли. Просто не хотели. Потому что была поставлена принципиально другая задача: как можно быстрее снести. Поставить горожан перед фактом.

То, что произошло — не только большая трагедия (гибель человека), но и преступление перед городом и горожанами.

У этого преступления есть не только исполнители — те, кто начал демонтаж без проекта, без согласований и разрешений, нарушая все строительные нормы и страшно торопясь уничтожить здание.

У него есть организаторы, создавшие для него все условия.

Это те, кто, наплевав на мнение горожан, протаскивал концессионное соглашение. Губернатор мог остановить это соглашение — он этого не сделал.
Это те, кто отказывался включать СКК в перечень ОКН и заявлял об отсутствии у него какой-либо ценности. КГИОП мог поставить СКК на охрану — он этого не сделал.

Именно это предрешило случившееся.

Чего надо добиваться?

Чтобы все виновники ответили за совершенное преступление. Вплоть до уголовной ответственности.

Чтобы СКК был изъят у новых вандалов — за то, что они сделали, они должны навсегда быть занесены в черный список и лишены права что-либо строить у нас в городе. Кстати, страшно подумать, что будет, если они будут строить новую арену так же «профессионально», как демонтировали старую — она не то что 40 лет, она и трех лет не продержится. И хорошо, если не рухнет прямо во время соревнований…

И чтобы СКК был восстановлен в своем историческом облике.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире