Тридцать лет назад, 9 апреля 1989 года в Тбилиси военные жестоко разогнали оппозиционный митинг у Дома Правительства.

Военные применили сильнодействующие отравляющие вещества и саперные лопатки. Шестнадцать человек из числа митингующих погибли на месте, еще трое скончались в больнице. Около 200 участников митинга были госпитализированы, в течение следующего месяца около 4000 человек обратились за медицинской помощью.

«Комиссия Собчака», созданная первым съездом народных депутатов СССР, признала «избыточное применение военными силы», но конкретных виновников , по сути, массового убийства, не назвала.

Комиссия отметила, что военные длительное время врали, отрицая то применение отравляющих газов, то применение саперных лопаток, и констатировала, что «совокупный анализ реального хода операции по вытеснению митингующих позволяет достоверно утверждать, что только вследствие грубейших, граничащих с преступной халатностью нарушений действующего законодательства, Уставов, наставлений и инструкций, завершилась она трагически, и дело следствия разобраться в степени виновности как санкционировавших ее проведение руководителей, так и непосредственных исполнителей», но никакого следствия, судя по отсутствию каких-либо наказаний виновных, проведено так и не было.

Это было одно из первых применений армии против народа в перестроечные годы — и, думаю, с этого момента независимость Грузии была предрешена.

В республике этого не забыли и не простили.

Вспоминая об этом, хочу поделиться некоторыми личными впечатлениями — правда, относятся они не к апрелю, а к октябрю 1989 года.

Я тогда работал старшим научным сотрудником, и приехал в Тбилиси с 17 по 21 октября на конференцию ИФАК — международной федерации по автоматическому управлению, делать доклад об адаптивных методах обработки данных на борту самолета. Уже достаточно давно занимался политикой — был членом клуба «Перестройка», Ленинградского народного фронта (учрежденного в июне 1989-о), участвовал в выборах народных депутатов СССР 1989 года (сперва как рядовой наблюдатель, потом как участник команды Андрея Ошуркова). И в первый же день, отправившись гулять по городу, спросил у встреченных в кафе ребят: кто может рассказать мне, что происходило в апреле?

Ни малейшего удивления мой вопрос не вызвал. Узнав, что я из Ленинграда, где очень интересуются событиями с Тбилиси, но не очень много о них знают, ребята (как выяснилось, студенты) несколько часов водили меня по городу.

Досконально рассказали и показали, где все происходило (мне показалось тогда, что можно спросить об этом вообще у любого прохожего на улице — и он бросит все дела и начнет показывать и рассказывать, настолько острыми были воспоминания).

На следующий день ребята показали мне многочасовой фильм про события 9 апреля — в Ленинграде, естественно (и вообще за пределами Грузии) его, думаю, никто не видел. Со страшным кадрами — людей, травмированных саперными лопатками, в том числе женщин. Потом удалось встретиться и поговорить с родными погибших и пострадавшими. Нашлись тбилисские газеты с докладом комиссии Верховного Совета Грузии, куда более полным, чем доклад «комиссии Собчака».

Картина стала куда более ясной и законченной — налицо было циничное и откровенное преступление перед гражданами, и лишь по очевидным политическим причинам никто за это преступление так и не ответил.

Хотя, на мой взгляд, как минимум, командующий Закавказским военным округом генерал Игорь Родионов, первый замминистра обороны СССР генерал Константин Кочетов и начальник оперативного штаба внутренних войск МВД СССР генерал Юрий Ефимов, руководившие операцией и отдававшие приказы, могли быть привлечены к уголовной ответственности. Но ее счастливо избежали.

Вернувшись в Ленинград, я рассказывал об этом в конце октября на конференции ЛНФ. Передал коллегам тбилисские газеты. Рассказал, что после трагической гибели в странной автокатастрофе 13 октября одного из лидеров грузинской оппозиции и организаторов митинга 9 апреля Мераба Коставы проспект Ленина в Тбилиси хотят назвать его именем (что и случилось).

Обсуждение было долгим и интересным — но сама «тбилисская тема» уже начала отходить на второй план. Через некоторое время она заслонилась другой трагедией — в январе 1990 года в Баку.

А еще через два месяца были выборы-90, избрание демократического Ленсовета, смена власти в нашем городе и другие хорошо известные события.

О том, что произошло в Тбилиси, с тех пор мы вспоминаем, увы, большей частью лишь по «круглым датам» — пять лет с трагедии, десять, двадцать, тридцать…

Между тем, если тогда бы стало ясно, что применение армии против граждан приведет к немедленной и неотвратимой ответственности для виновных, как для командиров, так и для «выполнявших приказ»  — многого из того, что случилось дальше, возможно, удалось бы избежать.

В приложении — заметка «Известий» от 9 апреля 1989 года. Это написано прямо перед трагедией.

3078771



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире