Представьте, что в своем интервью руководитель Федеральной службы защиты конституции Германии заявил бы, что репрессии, которые проводил нацистский режим, имели объективную сторону и являлись операциями по пресечению подрывной активности агентов иностранных спецслужб (хотя были и перегибы на местах), а его сотрудники с гордостью называют себя гестаповцами.

А канцлер Германии, в свою очередь, заявил бы, что абсолютное большинство гестаповцев были настоящими государственниками и патриотами..

Что было бы дальше? Почти наверняка — буря.

Сотни тысяч людей вышли бы на улицы, требуя немедленной отставки не только главы ФСЗК и канцлера, но и всего правительства. И им пришлось бы уйти с позором.

Это, конечно же, предположение — причем совершенно фантастическое: никогда бы руководители современной Германии не позволили бы себе оправдания нацистских преступлений и прославления палачей.

Зато это позволили себе в России.

Сперва директор ФСБ Александр Бортников ровно такими словами, как приведены выше, фактически оправдал сталинские преступления (при этом его сотрудники, как известно, гордо называют себя чекистами).

А потом президент Владимир Путин на торжественном вечере, посвященном столетию ВЧК, заявил: «как бы ни менялись эпохи, абсолютное большинство людей, выбирающих эту трудную профессию, всегда были настоящими государственниками и патриотами, которые достойно и честно выполняли свой долг, на первое место ставили службу отечеству и своему народу».

Не могу тут не процитировать своего друга и коллегу Льва Шлосберга: «настоящие государственники и патриоты» инспирировали доносы, убивали людей без суда и следствия, работали круглосуточными садистами, сходили с ума от крови, казнили детей с 12 лет, убивали друг друга, скрывали, как могли, следы своих преступлений«...

И как отреагировали на это в России?

Взрывом негодования?

Ничего подобного.

Заявление съезда «Яблока» — с возмущением интервью Бортникова и требованием его отставки, — подавляющее большинство СМИ уверенно не заметили.

Немногим больше повезло заявлению академиков РАН с протестом против высказываний Бортникова.

Не отреагировали на интервью Бортникова и многие из тех, кто называет себя оппозицией — во всяком случае, их публичного возмущения заметить не удалось.

На митинг памяти жертв репрессий советской власти, который активисты «Демократического Петербурга» проводили 24 декабря в Петербурге у Соловецкого камня, пришло около 30 человек и два-три журналиста.

Никакого массового протеста и возмущения ни интервью Бортникова, ни выступление Путина не вызвали.

И понятно, почему: то, что власть уверенно идет «сталинским курсом» — когда человек не более чем винтик и пыль под ногами, когда государство неизмеримо важнее человека, когда под катком репрессий может оказаться любой, потому что «органы не ошибаются», когда внутри страны предатели, а снаружи враги, и спасти может только сплочение вокруг вождя, — заметно невооруженным глазом.

И вот уже к очередному дню рождения Сталина выстроилась очередь из желающих положить цветы к могиле организатора и вдохновителя репрессий, жертвами которых стали десятки миллионов людей.

А на в очередной раз прозвучавшее предложение (в свое время, с ним выступили «Мемориал» и «Яблоко»), — сделать уголовно наказуемым отрицание или оправдание сталинских преступлений, — в очередной раз последовали протесты прекраснодушных гуманистов: ну как же можно преследовать за слово!

Можно — если это слово подбрасывает дров в костер.

Если оно разжигает вражду — что неизбежно ведет к крови, или оправдывает чудовищные преступления — что неизбежно ведет к их повторению…

Путь к воспроизведению сталинского режима пока не пройден.

Еще не поздно остановить движение по этому пути.

И в первую очередь — 18 марта 2018 года.

Не слушая демагогов и проходимцев, уверяющих, что «все предрешено».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире