Участники «Форума свободной России» в Вильнюсе и сторонники Алексея Навального сошлись в призывах к бойкоту начавшейся президентской кампании.
В заявлении форума говорится, что «возможное участие российских граждан, приверженных принципам и целям свободной России, безотносительно к их мотивам, в спецоперации режима «Выборы президента России – 2018» является принципиальной ошибкой, дополнительно легитимизирующей нынешний агрессивный репрессивный режим и затрудняющей борьбу за создание свободной России».

Навальнисты же, — если их вождя не допустят к выборам, — намерены реализовать «стратегию негативной агитации», убеждая граждан не приходить на участки, что должно снизить явку и способствовать делигитимизации всего процесса.

В лучшем случае, эти призывы — глупость, основанная на элементарном незнании правил выборов.
В худшем же случае, этот призыв — оказание большой услуги Кремлю.

Многих, собравшихся в Вильнюсе, я уважаю — но идеология «назло маме уши отморожу» никогда в российской истории не приносила результатов.
Вот и сейчас оценивать призыв к бойкоту надо в категориях последствий. А они совершенно очевидны.

На сторонников Путина призыв к бойкоту не подействует. Надежды навальнистов (например. Максима Миронова) на то, что какие-то сторонники Путина, услышав критику в его адрес, «возможно, перестанут его поддерживать», видятся совершенно необоснованными. Тем более, что эта критика будет исходить от тех, кого они, воспитанные федеральными телеканалами, считают врагами, предателями, агентами Госдепа и пятой колонной…
Призыв к бойкоту может подействовать только на противников Путина.

Предположим, что часть из них, согласившись с этим призывом, на выборы не придет.
Последствий будет два.

Первое: снизится явка. На что, собственно, и уповают «бойкотисты».
Насколько сильно? Вряд ли больше, чем на 10% (да и то, этот прогноз весьма оптимистичен для «бойкотистов»).
И что? Путин устыдится и откажется от четвертого срока? Граждане сочтут власть нелегитимной? Да ничего подобного: о проценте явки через две недели после выборов будут помнить только политологи.

В выборах мэра Москвы в 2013 году участвовало 32% избирателей. Вдвое низкая, чем на предшествующих выборах мэра, прошедших еще в 1999 году. Но это не сделало Сергея Собянина вдвое менее легитимным мэром, чем Юрий Лужков. Если что и повлияло на признание его права руководить Москвой – то не низкая явка, а предположение, что на самом деле он не получил в первом туре более 50% голосов, и должен был состояться второй тур.

В общем, не надо сперва придумывать миф о том, что Путину нужна большая явка, а затем героически с этим бороться.
Второе последствие: вырастет процент голосов, который на выборах получит Владимир Путин.

По закону о выборах, он определяется отношением числа избирателей, которые за него проголосовали, к числу избирателей, которые взяли бюллетени и опустили их в урну. И поскольку сторонники Путина, как уже сказано, на призывы к бойкоту не отреагируют, а отреагируют только его противники, то при сохранении числителя этой дроби у нее, в результате бойкота, уменьшится знаменатель.

Следовательно, «путинский процент» увеличится.
Чем успешнее призыв к бойкоту – тем больший процент голосов получит Путин.

Этот вывод доступен любому, кто прочел закон о выборах, а в изучении арифметики не остановился на сложении и вычитании, а пошел немного дальше, освоив умножение и деление. И мне трудно предположить, что таковыми не являются Навальный и его окружение. Но они упорствуют – почему?

Моя гипотеза проста. Навальный много раз показывал, что считает оппозицией только себя, а выборы он только тогда считает выборами, когда он сам в них участвует. Если же он не участвует – это мероприятие, не заслуживающее внимания. При этом недопуск других кандидатов он не считает основанием для бойкота: что-то не припомнить его призывов такого рода, например, тогда, когда в 2012 году Григория Явлинского снимали с президентских выборов. Это во-первых.

Во-вторых, как мне представляется, Навальному крайне невыгодна ситуация, в которой на выборах, где он не участвует, другие оппозиционные кандидаты получат значимый процент голосов. Это сразу разрушит тщательно культивируемый его фанатами образ «лидера оппозиции», «единственного оппонента Путина, который борется за власть», и далее по отработанным методичкам. Напротив, чем меньше получат другие оппозиционеры – тем удобнее ему потом будет заявить, что они «провалились», и им «давно пора на покой».

Поэтому Навальный (за редкими исключениями) никого ни на каких выборах не поддерживает – даже тогда, когда речь идет о демократических кандидатах, как это было со списком «Яблока»-Гудкова на недавних муниципальных выборах в Москве, или на выборах в Госдуму в 2016 году, или на выборах в Мосгордуму в 2014 году или на выборах в петербургское Законодательное Собрание в 2016 году.
Мотивы Алексея Анатольевича и его адептов понятны.
Но надо ли российским гражданам, не поддерживающим путпнский режим, поддерживать призыв Навального, ведущий к росту процента голосов за Путина?
И потому чрезвычайно выгодный Кремлю?

Может быть, есть более важные цели, которых надо попробовать достичь?
Например, придти и поддержать кандидатов от оппозиции (и в первую очередь, Григория Явлинского, имеющего – вопреки утверждениям Путина на пресс-конференции, — подробную предвыборную программу улучшения жизни в России)?

Своей явкой на выборы снизить «путинский процент» (а он, по тем же законам арифметики, будет тем меньше, чем больше избирателей, голосующих за оппозицию, придет на выборы)? Постараться добиться второго тура – который будет проведен, если в первом туре Путин не наберет больше 50% голосов?
Показать, что идеи, представляемые кандидатами от оппозиции, имеют значимую поддержку граждан на выборах – и это нельзя не учитывать?
Можно, конечно, вместо этого сидеть дома, не ходить на выборы и гордо призывать в Интернете или с очередного форума «Россия будет свободной!».
Но сделать ее свободной таким путем точно не получится.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире