Почитал в Интернете про споры политологов Екатерины Шульман и Григория Голосова — о том, каков наш нынешний режим, можно ли называть его «гибридным» или нет, и что с ним будет дальше.
Интервью Шульман и  пост Голосова.

Не претендуя на истину, свою точку зрения выскажу.

При этом я, в отличие от уважаемых спорщиков, не теоретик, а практик — с почти 30-летним (начиная с клуба «Перестройка» и Ленинградского народного фронта) опытом реальной политики. Причем, и законотворчество, и электоральные процессы изучаю изнутри — как политик, законодатель и участник всех выборов периода 1989-2016 годов, а не снаружи.

Так вот, на мой взгляд — нет в путинском режиме ничего «гибридного».
Его ключевые признаки таковы (каждый могу расшифровать, но, думаю, мой читатель и сам легко это сделает):

1. Монополизация политической власти в руках президента и его администрации.

2. Наличие правящей партии, слитой с номенклатурно-бюрократическим аппаратом.

3. Монополизация СМИ и установление политической цензуры.

4. Отсутствие независимого правосудия.

5. Превращение выборов из механизма сменяемости власти в механизм ее воспроизводства.

6. Непубличность принятия ключевых властных решений.

7. Приравнивание оппозиционной деятельности к враждебной.

8. Создание для страны образа «осажденной крепости»: снаружи — враги, постоянно строящие козни, внутри — «предатели» и «пятая колонна», находящиеся на содержании у врагов.

9. Главное направление законодательства — создание препятствий для реализации конституционных прав, генерация все новых и новых запретов и ограничений.

10. Абсолютный приоритет «государственных интересов» над интересами личности, примат государства над обществом, возведение в сверхценность понятия «безопасности», которая, якобы, непрерывно находится под угрозой, подлежащей отражению. Все это роднит путинский режим со сталинским (именно поэтому идет ползучая реставрация сталинизма).

Практически все эти признаки наблюдались в СССР на протяжении большей части периода его существования.

Замените «Единую Россию» на  КПСС, президента – на Генерального секретаря, аппарат ЦК – на президентскую администрацию, а Госдуму – на Верховный Совет СССР, и аналогия будет практически полной.

Ну и какой же это «гибридный» режим? Ничего подобного. Авторитарный режим с элементами тоталитаризма.
Уважаемая Екатерина Шульман полагает, что режим нельзя называть автократией, диктатурой или тиранией, если в стране есть хотя бы две партии и регулярные выборы.

Однако, в ГДР было аж пять партий и регулярные выборы, и представители остальных четырех партий (кроме СЕПГ) присутствовали в парламенте. И тем не менее, режим был практически тоталитарным, а никаким не «гибридным».

В современной Белоруссии пятнадцать зарегистрированных партий и проходят регулярные выборы — кто-то сомневается в авторитарном (а то и диктаторском) характере режима несменяемого Александра Лукашенко?

Переходя к России: применительно к нынешней ситуации термин «гибридный режим» представляется мне не просто неудачным, но и уводящим от сути путинизма. Как «гибридная война» Путина на Украине: вроде бы и война, и вроде бы и не война.

Что дальше? В зависимости от уровня противоречий среди элит и уровня общественного недовольства происходящим, путинский режим может скатиться в классический тоталитаризм, а может и трансформироваться — по примеру советского режима 1989-91 годов.
Конечно, желателен второй вариант.

Но его вероятность зависит от нас — от уровня гражданского сопротивления безобразиям властей, от нашей активности на выборах (которые есть единственный мирный способ изменения ситуации), и от качества и количества просветительской работы, которую обязана вести демократическая оппозиция, разъясняя гражданам происходящее и помогая противостоять чудовищной пропагандистской машине.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире