В страстном оправдании московской «ночи длинных ковшей» примечательным образом сошлись как кремлевские пропагандисты — типа Дмитрия Киселева, так и их оппоненты — типа Ксении Собчак.

Первые уверяют, что погром торговых павильонов был проведен по закону, что там имело место сплошное нарушение санитарных норм, и вообще «давно было пора».

Вторые соглашаются, что давно было пора, хотя и признают, что громили в нарушение закона. Но иначе было никак. И вообще, закон этот «вредный и лукавый». А потому исполнять его не обязательно. Если нельзя, но очень хочется, то можно. Цель оправдывает средства.

Мысль не нова: о приоритете «революционной целесообразности» над законностью впервые было заявлено сто лет назад. С известными последствиями.

С тех пор эту песню на разные лады исполняли многие — включая, кстати, известного юриста А.А.Собчака (заявлявшего, что «нельзя понимать закон буквально», и что «плохой закон» он исполнять не будет).

Что касается нынешних времен, то налицо публичный отказ российских властей от выполнения международных соглашений о территориальной целостности Украины.

Если эти соглашения, по сути, объявлены «ничего не значащими бумажками» — стоит ли удивляться, что такими же «бумажками» объявлены свидетельства о собственности на торговые павильоны? Удивляться надо другому: что кто-то и по сей день полагает Ксению Анатольевну оппозиционеркой…

Теперь — о том, что «ночь длинных ковшей» прошла по закону.
Ложь: закон был грубейшим образом нарушен.

Московские власти, как известно, опирались на постановление правительства Москвы № 829-ПП от 08.12.2015 «О мерах по обеспечению сноса самовольных построек на отдельных территориях города Москвы». Постановление, в свою очередь, опирается на статью 222 Гражданского кодекса РФ. А точнее — на его пункт 4 (появившийся в июле прошлого года), и устанавливающий административный порядок сноса «самовольных построек».

В этом пункте действительно есть норма о том, что власти «могут принять решение о сносе самовольной постройки в случае создания или возведения ее на земельном участке, не предоставленном в установленном порядке для этих целей, если этот земельный участок расположен в зоне с особыми условиями использования территорий (за исключением зоны охраны объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации) или на территории общего пользования либо в полосе отвода инженерных сетей федерального, регионального или местного значения».

Вот только есть два важных «но».

Первое. В административном порядке могут быть снесены лишь те строения, которые ранее СУДОМ признаны самовольными постройками. Это точка зрения юриста, авторитет которого вряд оспорим: бывшего председателя Высшего Арбитражного суда РФ Антона Иванова.

В сети «Фейсбук» Иванов объяснил, что требование о признании постройки самовольной отрицает право собственности на нее, и такое отрицание в соответствии с Конституцией мог совершить лишь суд. При этом административный порядок касается только требования о сносе «самовольной постройки», но не касается требования о признании ее самовольной: возможности признать постройку «самовольной» в административном порядке Гражданский кодекс властям не предоставил.

То есть, московские власти должны были в суде доказать, что снесенные ими павильоны были «самоволкой». Чего они не сделали. А там, где они пошли в суд — в большинстве случаев, проиграли.

Второе. Указанный пункт 4 статьи 222 ГК РФ обязывает власти в течение недели со дня принятия решения о сносе самовольной постройки направить лицу, осуществившему самовольную постройку, копию данного решения, содержащего срок для сноса самовольной постройки, который устанавливается с учетом характера самовольной постройки, но не может составлять более чем 12 месяцев.

В указанном постановлении правительства Москвы, в свою очередь, говорится, что собственникам самовольной постройки, правообладателям земельного участка, на котором создана самовольная постройка, направляется копия решения о сносе в виде письма Госинспекции, в котором указывается срок осуществления сноса. Срок сноса устанавливается с учетом характера самовольной постройки (например, постройка высотой менее 5 м и площадью до 500 кв. м должна быть снесена в 30-дневный срок).

Сообщение о планируемом сносе размещается на сайте мэра и правительства Москвы. Текст сообщения и копия направленного письма передаются в префектуру административного округа, на территории которого создана самовольная постройка. Префектура размещает текст сообщения о планируемом сносе на информационном щите в границах земельного участка, где осуществлена самовольная постройка.

Ничего этого сделано не было: для владельцев снесенных павильонов «ночь длинных ковшей» оказалась полной неожиданностью. Не было ни заблаговременного направления копий решений о сносе, ни размещений этих решений на информационных щитах, ни прочего. Все держалось в тайне.

Иначе говоря, московское правительство нарушило не только закон, но и собственные решения.
И в нормальной стране Сергей Собянин после «ночи длинных ковшей» уже писал бы мемуары «Как я был мэром Москвы».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире