Гендиректору ВЦИОМ Валерию Федорову страшно не понравилась критика проведенного его организацией опроса в Крыму и Севастополе — о готовности крымчан терпеть «временные незначительные трудности», но не соглашаться с признанием в энергетическом контракте Крыма частью Украины.

Примечательно базарное хамство г-на Федорова в адрес критиков, которым обильно снабжен его комментарий («дерьмометы», «проданные и купленные персонажи», «не морочьте голову» и прочее): одно это уже показывает, что сам Федоров понимает научную несостоятельность опроса. Ведь когда начинают хамить — значит, больше ответить оппонентам нечем.

Впрочем, хамством глава ВЦИОМ не ограничивает сеанс саморазоблачения.
Для начала, выясняется, что опрос проходил «с 14 до 19:00 31 декабря и с 10:30 до 15:00 1 января». Самое время для получения адекватных ответов.

А дальше г-н Федоров, не мудрствуя лукаво, заявляет, что «важно не время опроса, а дилемма, которая стоит перед Крымом: терпеть перебои до 1 мая, пока полностью заработает энергомост — или согласиться с признанием Крыма украинским».

Это называется «явка с повинной»: Федоров «переводит» витиеватую формулировку вопроса, который задавался крымчанам, на язык политического плаката, и тем самым расписывается, что решал он не научную задачу (хотелось надеяться, что директор ВЦИОМ относит социологию к науке), а политическую.

Собственно, это было ясно и до его признания (недаром готовность поверить данным ВЦИОМ по «крымскому опросу» выражает 12% проголосовавших на сайте «Эха» — против 86%, этим данным решительно не верящим).
Конечно, кто-то может и после этого считать ВЦИОМ социологическим учреждением и доверять его данным, и не относить г-на Федорова к кремлевским пропагандистам. Как говорится, вольному воля. Но не стоит забывать старую пословицу – каков вопрос, таков и ответ.

Каких ответов можно было ждать на вопрос ВЦИОМа? При том, что любой, ответивший, что он поддерживает энергоконтракт, где Крым признается частью Украины (а, значит — не признается частью России), рисковал получить пять лет по ст. 280.1 УК РФ за сепаратизм? Ведь опрос — телефонный, легко позволяющий идентифицировать респондента. Как наш человек отвечает на телефонные опросы? Он быстро смекает, что он должен говорить, а что не должен. Конечно, он бодро скажет, что готов терпеть «временные трудности»...

В этой ситуации и 6%, не готовых сидеть без света — удивительный показатель. А если бы вопрос «вы готовы терпеть временные трудности, или вы против Советской власти?» был бы задан в СССР году этак в 1937-м? Или даже в 1977-м? Представили себе результаты опроса? И вообще, любые опросы по политически значимым темам в авторитарном (с элементами тоталитаризма) государстве, где федеральные телеканалы находятся под контролем властей, где налицо политическая цензура и «стоп-листы», где отсутствуют массово распространяемые независимые СМИ, и где правительственная и оппонирующая ей точки зрения поставлены в категорически неравные условия в информационном пространстве, имеют весьма отдаленное отношение к реальному общественному мнению. Единственное, что они показывают — это уровень эффективности пропаганды и уровень страха перед властью.

Г-н Федоров, позвольте Вам предложить вопросы для Ваших следующих телефонных «опросов»: для жителей Крыма — «вы готовы 3-4 месяца сидеть без света, или вы бандеровец?», а для жителей России «вы за Путина, или вы агент Госдепа»? Думаю, что результат Вас порадует.

А вообще, похоже, что в где-то Кремле засели тайные киевские агенты.
Иначе очень трудно понять, какой сумрачный кремлевский гений придумал опрос, связав свет — с Украиной, а тьму — с Россией.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире