Министр культуры РФ Владимир Мединский, — как я, впрочем, и предполагал, — отказался извиняться перед писателем, фронтовиком, защитником Ленинграда и почетным гражданином Петербурга Даниилом Граниным за печально известные высказывания о «вранье», прозвучавшие в эфире «Эха Москвы» 31 января в программе «Цена Победы».

Напомню: речь шла о том, что во время блокады Ленинграда партийное руководство города, включая первого секретаря обкома ВКП (б) Андрея Жданова, никаких проблем с питанием не испытывало, при этом в голодающем городе работал кондитерский цех, где для начальства выпекались ромовые бабы (о чем не раз говорил Гранин, в том числе — в последней книге «Человек не отсюда».

Диалог в эфире «Эха» был следующим:

В. Мединский: Если мы будем исходить из того, что два с половиной миллиона жителей Ленинграда плюс какое-то количество беженцев — значит, за годы блокады было эвакуировано по Дороге жизни и иными путями 1 миллион 300 тысяч человек, то есть примерно половина населения. Это единственный в мировой истории случай столь успешной эвакуации мирных жителей из полностью окруженного и осажденного города. Нет ни одной аналогии. Поэтому мы должны не ерничать на тему пирожных, которых никогда не ел Жданов, это полная…, я исследовал эту тему, полная фантазия. Вот.
В. Дымарский (ведущий): А как же дневники? А как же фотографии, которые Даниил Александрович Гранин опубликовал, этот цех ромовых баб?
Мединский: Одну секундочку, значит, я закончу мысль свою.
Дымарский: Да.
Мединский: Так вот, не ерничать по поводу Жданова. Кстати, Жданов, питавшийся ромовыми бабами, как вы говорите, в блокаду…
Дымарский: Это не я говорю!
Мединский: Эту тему раздул журнал «Огонек» в конце, во второй половине 80-х. Причем…
Дымарский: Нет, но это относительно недавно, все это тоже обнаружил и прокомментировал Гранин.
Мединский: Это вранье. Значит, никаких фактов и доказательств этого нет. Известно, что… Я закончу все-таки…


Прочитав эти примечательные сроки, я написал министру, сообщив, что Гранин опирался на архивные данные, а также на исследования историков, в том числе Юрия Лебедева. Что оригиналы соответствующих фотоснимков есть в петербургском архиве кино— и фотодокументов. Что многократно (особенно, в последнее время) цитировался в СМИ дневник инструктора отдела кадров райкома ВКП (б) Николая Рибковского, описывающий условия жизни коммунистической номенклатуры во время блокады. И что в энциклопедии, составленной петербургским историком Игорем Богдановым на основе изучения архивных документов, «Ленинградская блокада от А до Я» указано: «В архивных документах нет ни одного факта голодной смерти среди представителей райкома, горкома, обкома ВКП (б)»...

Поскольку мне лично неизвестны научные труды г-на Мединского (признающиеся авторитетными историками), где опровергались бы эти факты, я просил министра или сообщить о наличии таких трудов, или незамедлительно извиниться перед Даниилом Александровичем за оскорбительные высказывания.

После достаточно широкой огласки (спасибо коллегам из различных СМИ) случившегося, пресс-служба министра (известного неуклонным стремлением «развенчать негативные стереотипы о России» и высказываниями типа «если вы любите свою родину, свой народ, то история, которую вы будете писать, будет всегда позитивна») стала рассказывать, что его слова в адрес Гранина якобы «вырвали из контекста и вывернули наизнанку». Ничего, кроме гомерического хохота у любого, кто взял на себя труд ознакомиться с текстом передачи на «Эхе», это вызвать не могло: «контекст Мединского» был совершенно очевиден, и все, кроме министра, его пресс-службы и немногочисленных защитников, поняли его вполне однозначно.

Поняв, что первая попытка оправдаться не удалась, г-н Мединский вступил в бой сам. И сообщил, что звонил Гранину, во время телефонного разговора они «сняли все вопросы» и у них «установилось полное взаимопонимание».

Ой ли, Владимир Ростиславович?

Вот что рассказал об этой беседе сам Даниил Гранин в эфире телеканала 100ТВ: «Позвонил мне сегодня министр культуры, сказал, что его высказывания по поводу блокадных материалов, напечатанных в моей книге, «неправильно поняли». Как его понять правильно, не знаю!», — заявил Гранин. По его мнению, принести извинения для начальства, видимо, просто невыносимо, поэтому и используется формулировка о неправильном восприятии слов. «Ну, в конце концов этот эпизод не стоит того, чтобы настаивать на полном извинении», — считает писатель«.

А вот что он же сообщил «Новой газете»: http://novayagazeta.spb.ru/articles/8401/

«Даниил Гранин в интервью «Новой» прокомментировал ситуацию с выступлением чиновника на радио «Эхо Москвы», в которой тот назвал «враньем» слова писателя о том, что в блокадном Ленинграде выпекали ромовые бабы и партийное руководство питалось иначе, чем простые горожане.

— Такие заявления министра происходят от невежества. Нам всегда не везло с министрами культуры. Культурой вообще нельзя руководить. Культуру надо понимать, надо нести в себе, — сказал Даниил Гранин, фронтовик, защитник блокадного Ленинграда, почетный гражданин Санкт-Петербурга».

Если это называется «снять все вопросы» и «установить полное взаимопонимание» — мне страшно подумать, что говорят о министре культуры те, с кем он «полного взаимопонимания» не находит…


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире