В «рождественском» телеинтервью Дмитрию Киселеву (выбор собеседника – одного из самых одиозных путинских пропагандистов, — сам по себе примечателен) патриарх Кирилл назвал развитие социальных сетей «признаком духовного кризиса людей», посетовал на революционную ситуацию на Украине, и огорчился тем, что в Европе «о любых правах и свободах проявляется забота, кроме одних прав и одной свободы – свобода открыто исповедовать христианскую веру».

Доказательством того, что это «целенаправленная политика», и что на Западе «общеполитическая тенденция, общее направление действия элит, несомненно, носит антихристианский, антирелигиозный характер» были названы два случая, когда в Норвегии телеведущей, а в Великобритании – медсестре не разрешили на службе носить крестики. Происходящее Кириллом «очень тяжело переживается, потому что мы прошли через эпоху атеизма, и знаем, к каким страшным последствиям это привело, и хочется кричать на весь мир: «Люди остановитесь!»…

Сказанное не требовалось бы тщательно обсуждать, если бы оно не демонстрировалось по общенациональному телеканалу (может быть, в нашей многонациональной стране и в светском государстве кто-то помнит такие же интервью с главами других конфессий, не говоря о представителях атеистических обществ?).

Социальные сети в современном мире – способ объединения людей, мощнейший механизм коммуникации. Именно через социальные сети (и через действующие с их помощью благотворительные фонды) все чаще и чаще оперативно организуется помощь тем, кто в ней нуждается – в том числе, на лечение дорогостоящих заболеваний детей, которое якобы «не может» оплачивать государство. Правда, оно может оплачивать проведение зимней Олимпиады в субтропиках и переезд высших судов в Петербург, прощать многомиллиардные долги Кубе, Ираку и Афганистану, и выделять миллиарды на поддержание действующего политического режима на Украине. Не здесь ли следовало бы поискать признаки «духовного кризиса»? Впрочем, может быть, отповедь в адрес пользователей соцсетей вызвана тем, что там активно обсуждаются заявления Андрея Кураева о скандалах, связанных с не вполне христианским поведением ряда высокопоставленных священнослужителей?

Недовольство украинской ситуацией со стороны патриарха (чья полная лояльность властям вряд ли у кого-то вызывает сомнения) глубоко понятно. Ведь он особо обеспокоен тем, что «главной задачей революции является смена элит». Вот чего, по всей видимости, РПЦ, интегрируясь в состав правящей олигархии, страшно боится и категорически не желает: все должно оставаться как есть, и путинские «элиты» должны и дальше распоряжаться в стране, как в дарованной вотчине. Тогда и они, в свою очередь, будут поддерживать церковь – даруя ей все новые и новые блага и привилегии, земельные участки и налоговые льготы, передавая ей храмы и другие сооружения, включая те, которые никогда ей не принадлежали. Недаром отношения РПЦ с властями в «путинские» годы Кирилл называл «чудом». Конечно же, ему не хочется, чтобы это «чудо» заканчивалось.

«Страшные последствия атеизма» в нашей стране, — о которых патриарх заботливо предупреждает европейцев, призывая «остановиться», — мягко говоря, преувеличение. Страшны последствия правления тоталитарного коммунистического режима – но в очень малой степени связаны с его атеистической составляющей. Доказать это очень просто: никаким известным в истории преступникам против человечности их религиозные убеждения (в том числе, христианские) совершенно не препятствовали в их людоедской деятельности. Гитлер был христианином – заявлявшим «мы начали борьбу против атеистического движения, и она не ограничилась несколькими теоретическими декларациями: мы его искореняли», и нередко «обосновывал» свои действия, в том числе уничтожение евреев, ссылками на то, что таким образом «борется за Дело Божье».

Что же касается традиционных «антизападных» эскапад главы РПЦ (удивительно точно укладывающихся в политическую линию путинского режима), то они просто лукавы.

Упомянутые им ситуации и вправду имели место. Вот только Кирилл «забыл» упомянуть, что в Норвегии запрет на появление в эфире (а не в другие время) с любыми (не только с крестиками!) религиозными или политическими символами содержался в правилах работы частной телекомпании NRK. А в Великобритании администрация больницы потребовала от медсестры Ширли Чаплин снять нательный крестик во время работы из соображений безопасности и гигиены. И правоту работодателей подтвердил Европейский суд по правам человека.

В правомерности решения ЕСПЧ можно сомневаться – но уж точно, оно не является «общим направлением действия элит». Поскольку в другом случае – с бывшей сотрудницей авиакомпании British Airways Надией Эвейда, — уволенной за ношение нательного крестика, ЕСПЧ занял ее сторону, признав нарушение Европейской конвенции по правам человека (права на свободу вероисповедания)…

А вообще, забота патриарха о правах и свободах выглядела бы куда более убедительной, если он беспокоился не столько о праве норвежской телеведущей появляться в эфире с крестиком, сколько о массово нарушаемых правах граждан собственной страны.

О том, что они не могут получить эффективное лечение и качественное образование, если не имеют на это денег. О том, что новая пенсионная реформа грозит снижением пенсий для десятков миллионов граждан. О том, что граждане будут вынуждены оплачивать капремонт домов, которые не успело отремонтировать государство (хотя было обязано это сделать). О пытках и избиениях в полиции. О запретах протестных митингов и задержаниях их участников. О похищениях людей на Северном Кавказе. И о многом другом, о чем РПЦ традиционно молчит, предпочитая видеть соломинку в европейском глазу, а не бревно в российском.

Конечно, бороться за права норвежцев или англичан куда удобнее, чем за права своих сограждан. Ведь от властей Норвегии или Великобритании руководство РПЦ никак не зависит, и на их воздаяние не рассчитывает.

Чего не скажешь о властях отечественных, с которыми РПЦ существует в полной «симфонии». То есть, в созвучии.
В переводе на русский язык – дудят в одну дуду.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире