На фоне освобождения Михаила Ходорковского (меня, как одного из тех, кто поддерживал Михаила Борисовича все эти долгие десять лет, это, конечно, безмерно обрадовало) эта памятная дата пройдет почти незамеченной. И все же, все же, все же: двадцать лет назад, 21 декабря 1993 года, был разогнан Ленсовет 21-го созыва – последний из представительных органов власти, избранных весной 1990 года на первых, по-настоящему свободных и демократических выборах. Да и последних с тех пор, кстати…

Ленсовет (затем – Санкт-Петербургский городской совет) был лучшим в стране. Как по составу, так и по той политической линии, которую он проводил, и которая была последовательно демократической. Недаром в 1993 году, в период мятежа исполнительной власти против закона, ни один из президентских пропагандистов не осмеливался использовать для питерской ситуации привычные на российском уровне штампы о «противостоянии реакционного парламента и прогрессивной исполнительной власти».

Бережно сохранившийся у меня список депутатов Ленсовета – созвездие ярчайших имен. Без всякой иронии – лучшие люди города. Михаил Амосов и Николай Аржанников, Владимир Арро и Игорь Артемьев, Марк Башмаков и Михаил Бегак, Александр Белкин и Александр Беляев, Андрей Болтянский и Георгий Васюточкин, Сергей Васильев и Юрий Вдовин, Олег Гапанович и Николай Гиренко, Юрий Гладков и Анатолий Голов, Михаил Горный и Сергей Егоров, Юрий Кравцов и Бэлла Куркова, Игорь Кучеренко и Глеб Лебедев, Дмитрий Ленков и Виктор Монахов, Юрий Нестеров и Андрей Ошурков, Леонид Романков и Юлий Рыбаков, Марина Салье и Анатолий Собчак, Александр Сунгуров и Петр Филиппов, Александр Шишлов и Вячеслав Щербаков…

Ленсовету было отпущено только три с половиной года – причем, в сложнейших условиях, особенно после начала в 1992 году «радикальных реформ». И сегодня о «ленсоветовской эпохе», большей частью, остались мифы (впрочем, тщательно создаваемые). О том, что депутаты Ленсовета ничего не делали, и только мешали своему председателю (а потом – мэру) Анатолию Собчаку управлять городом. О том, что именно мэр спас город от ГКЧП, вернул ему историческое имя и дал пенсионерам право бесплатного проезда. О том, что осенью 1993 года Ленсовет поддержал Хасбулатова и «реакционный Верховный Совет». И так далее.

Все это – ложь. Во многом – намеренная. Созданная, как обычно, победителями.

Ленсовет, а вовсе не Анатолий Собчак (тогда еще – председатель городского парламента) предотвратил «продовольственный кризис» в 1990-91 годах. Ленсовет, а не мэр организовал адресную социальную помощь для малоимущих, и установил компенсации для родителей, чьи дети не ходят в детские сады. Ленсовет, а не мэр, принял решение о бесплатной приватизации жилья (главную роль в этом сыграли покойный Николай Журавский и ныне здравствующий Валерий Глухов).

Ленсовет, — первым в стране, — ввел регистрацию общественных организаций и партий. Ленсовет ввел исключительно конкурсное использование городской недвижимости – а потом отменил более 200 распоряжений мэра, который упорно стремился распоряжаться городской собственностью так, как считал нужным. Ленсовет, а не мэр, ввел в городе бесплатный проезд для пенсионеров на общественном транспорте. Ленсовет инициировал и провел в 1991 году опрос о возвращении городу исторического названия (против чего долгое время выступал Анатолий Собчак). Ленсовет, а не мэр, организовал сопротивление ГКЧП (мэр прилетел в город лишь к вечеру 19 августа 1991 года). Наконец, осенью 1993-го Ленсовет поддержал не Хасбулатова, а законность и Конституцию. И, один из немногих в стране, открыто назвал действия президента, нарушившего свою присягу, государственным переворотом, отказавшись им подчиняться…

Тогда был очень популярен миф о «всевластии Советов» и «порочном вмешательстве представительных органов в деятельность исполнительной власти»  — активно использовавшийся для борьбы с представительной властью.

В рамках этого мифа «вмешательством», препятствующим исполнительной власти трудиться во благо народа, была объявлена реализа¬ция Советами тех функций, которые закреплены за представительной властью во всем мире: контроль, нормотворчество, налоги, порядок распоряжения собственностью, административно-территориальное устройство, утверждение должностных лиц исполнительной власти, отме¬на ее неправомерных актов.

С этой же целью тиражировались утверждения о том, что Советы якобы «несовместимы с демократией», а для «ускорения радикальных экономических реформ» нужно избавить исполнительную власть от какого-либо контроля со стороны законодательной власти.

Заметим: среди первых нормативных актов, принятых в Санкт-Петербурге мэром Анатолием Собчаком после разгона Ленсовета, были решения об отмене правил распоряжения имуществом. Новые правила сводились к тому, что городское имущество используется в соответствии с желанием мэра Санкт-Петербурга. Это хорошо показывает, каковы были подлинные мотивы действий сторонников «сильной исполнительной власти»…

После расстрела парламента, 7 октября указом Бориса Ельцина был распущен Моссовет, а 9 октября был издан указ о роспуске всех районных, городских и поселковых Советов, полномочия которых передавались главам соответствующих администраций. Республиканские, краевые и областные Советы сохранялись – но главам администраций давалось право распустить их. Эти указы были столь же незаконны, как и «указ 1400» — но это уже не имело значения: право силы сменило силу права.

У Ленсовета был простой выбор: «умереть стоя, или жить на коленях». Депутаты выбрали первое — прекрасно понимая, чем оно обернется.

В ноябре 1993 года собралась сессия Ленсовета, и приняла за основу проекты положений об устройстве будущих законодательных органов и организации выборов.
Окончательное принятие документов было запланировано на декабрь. Все торопились — понимали, что могут не успеть: к этому времени Ленсовет остался последним в стране представительным органом, все прочие были распущены под тем или иным предлогом…

Второй этап сессии собрался 22 декабря, уже после выборов Государственной Думы и Совета Федерации, и принятия новой Конституции. Однако, принять нужные решения депутаты не успели – в тот же день из Москвы был прислан президентский указ № 2252 о роспуске Ленсовета (датированный, что характерно, 21 декабря). Он был абсолютно незаконен – ни по старой, ни по новой Конституции президент не имел права распускать представительные органы власти. Но ни один суд так и не принял к рассмотрению ни одной жалобы на действия Ельцина.

Впоследствии говорили, что указ, подготовленный Анатолием Собчаком, глава президентской администрации Сергей Филатов «подмахнул» у Ельцина чуть ли не на банкете. Одновременно этим же указом были утверждены положения об устройстве городской власти и о выборах будущего Городского Собрания, подготовленные в мэрии. Естественно, эти положения предусматривали решение всех вопросов так, как это было нужно мэру – с максимальным «поражением в правах» будущего представительного органа. И когда в 1994 году было избрано Городское (затем – Законодательное) Собрание, депутатам очень многое пришлось начинать сначала.

Депутаты Ленсовета 21 созыва были уникальным сообществом. Они пришли во власть, чтобы решать проблемы города – а не собственные. Они не разбогатели, не обзавелись дорогой недвижимостью или «теплым местом» в бизнесе, не были пойманы на воровстве или коррупции, не создали себе «запасные аэродромы», и не держали нос по ветру.
После разгона Ленсовета их судьбы сложились по-разному – но (за редчайшими исключениями) все они остались достойными людьми. Питерская администрация их традиционно не любит, и гнобит, как может. Например, лишила небольших надбавок к пенсии – зато предоставили это право бывшим партийным, комсомольским и профсоюзным функционерам…

Сегодня на статусных должностях из ленсоветовцев  — единицы: Федеральную антимонопольную службу возглавляет Игорь Артемьев, Центризбирком – Владимир Чуров (а секретарь ЦИК — Владимир Конкин), в Совете Федерации – Алексей Александров, в питерском Законодательном Собрании – Алексей Ковалев и Сергей Никешин, уполномоченный по правам человека в Петербурге – Александр Шишлов.

Да и самих ленсоветовцев становится с годами все меньше и меньше: ушли Николай Гиренко и Юрий Гладков, Владимир Жаров и Сергей Дегтярев, Валерий Краснянский и Николай Журавский, Глеб Лебедев и Кирилл Смирнов, Юрий Деревянко и Михаил Пирогов, Александр Серяков и Марина Салье, Анатолий Собчак и Владислав Щербаков, Александр Егоров и  Александр Белкин, Евгений Сафронов и Нина Пальмова, и другие.

Как-то раз, в Законодательном Собрании прошлого созыва устроили выставку фотографий эпохи Ленсовета. Продержалась она недолго: слишком убийственным оказалось сравнение «старых» и «новых» лиц городского парламента. Как будто это были две разные популяции человечества.

Комментарии

109

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

22 декабря 2013 | 13:41

Не мону вспомнить фамилию академика в правительстве Николая Рыжкова, в конце правления Горбачева, когда опустели прилавки. Он выступал на каком-то высоком форуме и начал с трибуны рассказывать про искусственный дефицит. Ему быстро заткнули рот из президиумума и вскоре он исчез с политической арены.


coder 21 декабря 2013 | 21:44

Спасибо за воспоминание, Борис Лазаревич. Прорыв демократов в Ленсовет был знаковым событием своего времени. И хорошим опытом для нас в настоящем.


22 декабря 2013 | 13:14

я бы даже сказал - хорошим опытом, что делать нельзя


olga55 25 декабря 2013 | 00:28

Спасибо Борису и всем яблочникам за трудную работу в нынешнем ЗАКСе.
Только яблочники проявляют здравомыслие и недряблость мускулов.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире