На сайте «Эха» организовано голосование: должен ли кто-то из кандидатов в мэры Москвы – Сергей Митрохин или Алексей Навальный, – сняться с выборов?
Что тут же принялись обсуждать сторонники и противники кандидатов и просто сочувствующие.

Между тем, ответ на этот вопрос (задаваемый, как представляется, с прозрачными целями) прост: сниматься не должен никто.

Во-первых, потому, что это лишь снизит шанс на второй тур – в котором оппозиция только и может рассчитывать на победу на выборах (и что, казалось бы, должно являться ее общей целью).
И в котором картина выборов может разительно поменяться по сравнению с кремлевским сценарием победы Собянина.

Почему шансы на второй тур в случае снятия любого из оппозиционных кандидатов упадут – вопрос для студентов-политологов первого курса.

Даже если снявшийся кандидат призовет поддержать конкурента, голоса его сторонников автоматически к нему не перейдут.
К тому же, на выборы придут не все сторонники снявшегося кандидата, а процент голосов, набранный каждым из участников (по которому определяется результат выборов) отсчитывается от числа тех, кто пришел голосовать. Следовательно, Собянин (на приход на выборы и голосование его сторонников описанное выше никак не влияет) в этом случае увеличит свой процент – а с ним, и шансы на победу в первом туре.
А во-вторых, обсуждать вопрос о снятии с выборов могут только близкие по взглядам кандидаты – каковыми Митрохин и Навальный не являются. И расхождения в их позициях – достаточно существенные и во многом знаковые.

Приведем лишь три примера.

Митрохин – лидер партии, для которой национализм и сталинизм категорически неприемлемы.
Что многократно подтверждалось в действиях и решениях ЯБЛОКА, и закреплено в его программе.

Навальный организовывал «Русские марши» и создавал националистическое движение «Народ».
Во время агрессии России против Грузии в 2008 году он уверял, что «наши военные молодцы» (сразу вспоминается Чубайс и его «российская армия возрождается в Чечне») и призывал «выдворить за пределы РФ всех находящихся на нашей территории граждан Грузии» (с таким же призывом тогда выступало ДПНИ). Кстати, он утверждает, что под всем этим и сегодня подписывается, а сожалеет лишь о том, что называл тогда грузин «грызунами». Наконец, он – один из соавторов проекта решения т.н. «Координационного совета оппозиции», где объявляется «справедливым требованием» призыв жителей города Пугачев к, по сути, этническим чисткам. И на выборах мэра Москвы его, что логично, поддерживают националисты.

ЯБЛОКО последовательно выступает против клерикализации России и против мракобесного закона о наказании за «оскорбление чувств верующих».
Об этом принимались многочисленные заявления, а «яблочники» проводили пикеты у Госдумы против принятия закона.

Навальный по поводу этого закона ни словом не обмолвился (по крайней мере, его гневных постов такого рода найти не удается), а тему клерикализации страны он аккуратно обходит стороной.
И роскошный образ жизни отдельных представителей РПЦ (как и ее коммерческие успехи) остается за пределами его расследований.

ЯБЛОКО – партия, для которой чрезвычайно важны вопросы экологии и сохранения окружающей среды, а в программе Митрохина экология – отдельный и подробный раздел.

У Навального в программе (для сомневающихся – блог Евгении Чириковой) вообще отсутствует слово «экология» и вся «зеленая» проблематика.

Сказанное означает, что у Митрохина и Навального – совершенно разный электорат.
И потому в разговорах о, якобы, полезности снятия любого из них в пользу другого надо поставить точку. Единственный, кому это снятие выгодно – это Собянин, как уже объяснено выше.

Впрочем, это не все разговоры, в которых следует поставить точку.

Давайте четко различать два вопроса.

Первый: отношение к Навальному как к жертве репрессий.
Здесь позиция ЯБЛОКА совершенно ясна: приговор Навальному и Петру Офицерову – это политическая расправа с оппонентами власти, связанная с оппозиционной деятельностью Навального. Этот приговор незаконен и несправедлив, и должен быть отменен. Именно поэтому Митрохин и другие «яблочники» вечером 18 июля были на Манежной площади.

Второй: отношение к Навальному как к политику.
Оно у ЯБЛОКА не изменилось, поскольку никак не связано с решением Кировского суда. Оно связано с его описанными выше и неприемлемыми для нас политическими взглядами – национализмом, «Русскими маршами», предложениями о выдворении граждан Грузии, и тому подобными. Однако мы допускаем существование в политике людей с такими взглядами, и выступаем за его участие в выборах мэра Москвы. Кстати, ни разу ни в одном выступлении Митрохин негативно не отозвался о Навальном (как, впрочем, и наоборот – к чести Алексея).

А вот некоторые особо рьяные сторонники Навального (как и некоторые сотрудники его штаба) – это, что называется, отдельная песня.

Они, когда в Екатеринбурге по очевидно сфабрикованным обвинениям сажали лидера областного ЯБЛОКА Максима Петлина, заявляли, что Петлин – «мелкий жулик».
Они в начале кампании шипели «говорят, что Митрохину собирает подписи мэрия», а потом как воды в рот набрали, когда Собянин призвал единороссовских депутатов подписываться за Навального. Они озвучивали лживые обвинения в адрес «яблочных» муниципальных депутатов, которые, якобы, пытались «продать свои голоса Навальному». Наконец, они заходятся в истерике в Интернете, стоит кому-либо начать задавать неприятные вопросы, или просто усомниться в том, что их вождь – единственный и неповторимый, что он и только он «главный кандидат от оппозиции», и что ему нет и не может быть альтернативы. Кто не за Навального – тот за Собянина, «кремлядь», «путинский тролль», и так далее и тому подобное.

Это – очень опасный синдром, во многом напоминающий недавние времена.

Почти так же вели себя осенью 1993-го сторонники Бориса Ельцина, разогнавшего законно избранный (пусть и не нравящийся им) парламент: каждый сомневающийся немедленно объявлялся «красно-коричневым».
И они же летом 1996-го на президентских выборах – мол, «кто не за Ельцина – тот работает на Зюганова». И почти так же вели себя сторонники Владимира Путина осенью 1999-го – когда каждый, кто осмеливался (как это сделало «Яблоко») выступить против войны в Чечне, тут же объявлялся «предателем» и «пособником террористов»…

Если поклонники Навального намерены и дальше бороться за него такими же способами – их кумира можно только пожалеть: они оказывают ему медвежью услугу.
Как, впрочем, и некоторые популярные теле— и радиоведущие, почти каждая программа в исполнении которых превращается в сеанс предвыборной агитации (разрешенной, заметим, лишь за 28 дней до голосования, то есть с 11 августа, и с оплатой из избирательного фонда — о чем, похоже, не все помнят). При этом у многих из них считается «хорошим тоном» презрительно отозваться о Митрохине и «Яблоке», а то и обвинить их в несуществующих «грехах» – тем более что это абсолютно безопасно.

Больше месяца назад, когда московская кампания только начиналась, мне приходилось писать: противно, когда в эфире свободно позволяется только хвалить Путина, и столь же свободно – ругать его оппонентов. Но когда такими же методами агитируют за Навального и борются с Митрохиным – ничуть не менее противно.

К сожалению, за прошедшее время ситуация только усугубилась.

Мы обвиняем власть в том, что выборы – как и парламент – перестали быть «местом для дискуссий».
В том, что подконтрольные властям СМИ превращены в период московских выборов в кроссворд со словом «Собянин» как по горизонтали, так и по вертикали. Но, может быть, требуя от властей честной конкуренции и равенства агитационных возможностей, стоит начать с того, что самим соблюдать эти правила?


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире