Во-первых, аплодирую Леониду Печатникову.

Во-вторых, отвечаю Антону Ореху — справедливо замечающему, что в нормальной стране г-жа Скойбеда в тот же день, когда было обнародовано ее печально известное «абажурное» высказывание, перестала бы работать в газете, а затем на газету подали бы в суд. И констатирующему, что «на данный момент нет ни уголовных статей, ни даже увольнения Скойбеды».

Увольнения и вправду нет – нам уже все объяснили еще в первый день: ну, погорячилась, с кем не бывает. И ведь извинилась!

Извинилась, правда, так, что стало еще противнее.

«Нет уже сил терпеть этот вал ненависти и злобы к своей стране со стороны наших неуважаемых либералов», «если бы господа либералы знали, как сильно «достали» людей своей антироссийской пропагандой, если бы они хоть раз открыли уши, заткнутые «лопухами злобы» к своей стране, то узнали бы, как ненавидит их Россия»… Это, впрочем, неподсудно – базарное хамство и злоба, свидетельствующие не о нарушении закона, а о пробелах в воспитании. Подсудно другое: то, что было размещено в «КП».

Как я и обещал, еще в пятницу, 17 мая, направил заявление в Главное следственное управление по городу Москве.

Текст привожу полностью.


ЗАЯВЛЕНИЕ
о преступлении
(в порядке статьи 141 УПК РФ)


14 мая 2013 г. в газете «Комсомольская правда» была опубликована статья Ульяны Скойбеда с подзаголовком «Порою жалеешь, что из предков нынешних либералов нацисты не наделали абажуров. Меньше было бы проблем». Статья представляет собой ответ политику Леониду Гозману.

Несмотря на удаление статьи в первоначальном виде с сайта издания в сети Интернет, и замену подзаголовка, сохранились многочисленные скриншоты, один из которых прилагаю (см., приложение № 1).

По моему мнению, публикация данной статьи в средствах массовой информации и размещение её в сети Интернет направлены на возбуждение ненависти и вражды, а также на унижение достоинства группы лиц по признакам национальности и принадлежности к социальной группе, то есть содержит признаки преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 282 Уголовного кодекса РФ.

Полагаю, что данная публикация:

– оправдывает и даже одобряет («порою жалеешь» – Б.В.) преступления, совершенные в нацистской Германии и на оккупированных ею территориях, в том числе по мотивам национальной вражды и ненависти, а именно – массовое уничтожение лиц еврейской национальности (именно из их кожи фашисты в лагерях смерти Майданек и Бухенвальд изготавливали различные «изделия», в том числе абажуры).

– подпадает под определение экстремистского материала, данное в ч. 3 ст. 1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности», поскольку оправдывает практику совершения преступлений, направленных на «полное или частичное уничтожение какой-либо этнической, социальной, расовой, национальной или религиозной группы».

Как указано в п. 7 постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.06.2011 № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности», «действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а равно на унижение достоинства человека или группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии либо принадлежности к какой-либо социальной группе, влекут уголовную ответственность по части 1 статьи 282 УК РФ только в том случае, если они совершены публично или с использованием средств массовой информации (например, ...размещение соответствующей информации ...в информационно-телекоммуникационных сетях общего пользования, включая сеть Интернет, и иные подобные действия, в том числе рассчитанные на последующее ознакомление с информацией других лиц).

Под действиями, направленными на возбуждение ненависти либо вражды, следует понимать, в частности, высказывания, обосновывающие («меньше было бы проблем» – Б.В.) и (или) утверждающие необходимость геноцида, массовых репрессий, депортаций, совершения иных противоправных действий, в том числе применения насилия, в отношении представителей какой-либо нации, расы, приверженцев той или иной религии и других групп лиц….».


На основании вышеизложенного, руководствуясь статьями 141, 144, 145 УПК РФ,


ПРОШУ:


1. Принять настоящее заявление о совершенном преступлении;

2. Проверить изложенные в нём факты и при их подтверждении возбудить уголовное дело в отношении автора указанной публикации;

3. Сообщить мне о принятом решении.

Приложение: скриншот статьи У. Скойбеда в газете «Комсомольская правда» с подзаголовком «Порою жалеешь, что из предков нынешних либералов нацисты не наделали абажуров. Меньше было бы проблем».



Депутат Законодательного Собрания Б.Л. Вишневский

* * * * * *

«Неужели вы хотите ее посадить?!», — немедленно возмутились некоторые мои знакомые правозащитники, готовые (на словах, по крайней мере) жизнь отдать за то, чтобы любой фашист мог свободно и безнаказанно высказывать свое мнение.

Посадить – не хочу. Но хочу, чтобы был создан прецедент. Чтобы последовал приговор, наказание и судимость. И чтобы в дальнейшем все, кто попробует публично высказать подобное – независимо от причин, которые его на это толкнули, — знал, что последствия будут такими же. И не говорил потом, что его не предупреждали.

Для справки: ч.1 ст. 282 УК РФ предполагает целый спектр наказаний, и большая часть их не связана с лишением свободы:

«Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации, — наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок».

На мой взгляд, самое адекватное в данном случае – лишение права заниматься журналистской деятельностью.



Что касается свободного высказывания фашистского слова, то в Германии в 30-е годы прошлого века отнюдь не сразу начали преследовать и уничтожать евреев. Первой стадией решения «еврейского вопроса» были газетные статьи – которые многие тоже склонны были считать написанными в «публицистическом угаре».

Надо ли напоминать, что было дальше?

А потом был Нюрнберг.

Где, как представляется, было раз и навсегда сказано, что фашизм – это не только геноцид, лагеря и погромы, но и фашистские статьи и выступления. И именно за это был приговорен к смертной казни Юлиус Штрайхер – главный редактор антисемитского «Дер Штюрмер», который лично никого не убил и не отправил в газовые камеры.

Крайне важно, что ответит Главное следственное управление.

Если дело не будет возбуждено – это будет означать, что фашизм в нашей стране отныне ненаказуем.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире