boris_vis

Борис Вишневский

05 июля 2018

F

Первое. Все опросы показывают, что подавляющее большинство (85-90%) граждан – категорически против повышения пенсионного возраста. Никакой другой социологии у сторонников роста пенсионного возраста нет — по тем же причинам, почему нет черной кошки в темной комнате.

Из этого следует ясный вывод: закон о повышении пенсионного возраста принимать недопустимо. Потому что парламент – представительная власть, и обязан поступить в соответствии с мнением тех, кого он представляет.

Да, я понимаю, что большинство в Госдуме (да и у нас в питерском ЗАКСе, где 4 июля 2018 года голосами единороссов – при отчаянном сопротивлении «Яблока», «СР», Партии роста, коммунистов и даже ЛДПР, — одобрили повышение пенсионного возраста) не считает себя представителями граждан, обязанными подчиняться их воле, поскольку понимает, что своими мандатами обязано вовсе не гражданам, а президенту или губернатору. Но все же, все же, все же….

Второе. Почему граждане выступают против повышения пенсионного возраста? Потому, что они не дураки и понимают, что их обманывают и грабят. Повышение пенсионного возраста — это недополученная за дополнительные годы пенсия, недополученные льготы по ЖКХ, транспорту, лекарствам. А кроме того, это еще и отнятое время жизни, время отдыха — на которое люди имеют право, отработав положенный срок, и своими налогами оплатив будущую пенсию. Вместо этого им придется еще по 5-8 лет проводить на работе треть жизни.

Третье. Прямое следствие повышения пенсионного возраста — это ухудшение положения семей с детьми: миллионы бабушек и дедушек вынуждены будут работать, вместо помощи детям в уходе за внуками.

Четвертое. Никакой экономической необходимости в повышении пенсионного возраста нет. Все аргументы сторонников повышения пенсионного возраста давно опровергнуты экспертами. Нет никакой катастрофы с бюджетом ПФР. Аргумент — «число пенсионеров растет, значит, денег будет не хватать» — ложь: за 15 лет (2001–2016) число пенсионеров увеличилось на 4 млн человек, а число работающих пенсионеров – на 9 млн. Рост числа пенсионеров в стране не сократил число работающих, а увеличил его почти на 5 млн человек.

Пятое. Причина низких пенсий — не большое число пенсионеров, а малые средства, направляемые на эти цели. В России 8% ВВП идет на эти цели, в Европе — от 12 до 15%. Австрия – 12 %. Польша, Португалия и Франция – 14%, Италия – 16%, при этом у них нет ни нефти, ни газа. Я – не верю, что богатства России не позволяют обеспечить людям достойные пенсии. А вы, читатель?

Шестое. Где взять деньги на повышение пенсий? Давно известно. Прекратить воевать в Сирии и в Украине. Прекратить кормить армию «силовиков» всех видов, охраняющих не народ от преступников, а власть от народа. Прекратить поддерживать олигархов, подпавших под санкции, в том числе налоговыми льготами (мы тратим 10 триллионов рублей в год — полтора бюджета ПФР, — на налоговые льготы крупному бизнесу). Прекратить отдавать доходы от продажи природных ресурсов и прибыли госкомпаний узкой группе лиц, получающих в день больше, чем пенсионер за десять лет. Расходы на оборону — 2,8 триллиона рублей в 2018 году. Это – бюджет воюющей страны. Кто напал на Россию? Никто. И никто не собирается нападать. Достаточно сократить эти расходы на 30%, чтобы пенсии можно было увеличить на 10% без всякого повышения пенсионного возраста.

Седьмое. Цель повышения пенсионного возраста – только одна: сократить число получателей пенсий и сократить расходы на эти цели. Все по Жванецкому: «нас меньше должно быть!». Никакой другой цели у правительства и президента нет – что бы они не заявляли, и какие бы «штабы» для пропаганды не создавали.

Восьмое. В среднем мужчины в России живут лишь до 67 лет: иначе говоря, им будет полагаться лишь два года «дожития» после выхода на пенсию. Женщины живут в среднем до 77 лет, им будет отпущено после выхода на пенсию еще почти полтора десятилетия. Можно говорить о повышении пенсионного возраста? Можно. Но только тогда, когда будет качественная медицина, социальная защита и иной уровень жизни. Сперва надо его обеспечить. А уже потом начинать этот разговор. Но не наоборот.

Девятое. Необходима стабильность пенсионной системы. Когда все нестабильно — не только рушатся планы, разрушается доверие к государству. Сегодня в худшем положении оказались те, кто ему верил, рассчитывал на пенсию и получал «белую» зарплату. Государство сказало им: мы передумали, поработайте еще. Неизбежный результат — уход экономики в тень.

Десятое. Экономический рост, сокращение заведомо раздутых расходов, борьба с коррупцией — вот альтернатива повышению пенсионного возраста. Но куда легче для властей повысить пенсионный возраст — что не обещал ни один из кандидатов в президенты, включая Путина. Который сегодня спрятался за спину Медведева, делая вид, что президент тут ни при чем. Легко могу поверить, что президент Путин сделает что-то, о чем не в курсе правительство Медведева. Но никогда не поверю, что правительство Медведева примет важное решение без одобрения президента Путина.

Мое выступление на пленарном заседании питерского ЗАКСа 4.07.18:

Друзья, как и обещал — о моем намерении участвовать в выборах губернатора Петербурга.

Это намерение не внезапное — долго обдумывал.

Первое. Много раз за последние два-три года слышал такое предложение от граждан, которым помогаю, с которыми встречаюсь в «горячих точках», которые приходят ко мне на прием, которых встречаю на улице, и которые недовольны действиями и решениями нынешней петербургской администрации.

Второе. В моем «багаже» — семь лет депутатской работы в городском парламенте (а до того многолетний опыт работы депутатом райсовета, советником первого вице-губернатора, главным помощником депутата ЗАКСа). Это не просто почти 30-летний (начиная с Ленинградского Народного фронта) политический опыт, это — знание Петербурга и его основных проблем. С  этими проблемами ко мне приходят избиратели, по этим проблемам ко мне поступают обращения, и мы с помощниками ими занимаемся, эти проблемы мы обсуждаем в ЗАКСе и в Смольном.

Третье. На моем счету — немало реальных достижений в самых разных сферах. Сохранение исторического центра, защита исторических памятников, защита зеленых насаждений, противодействие «уплотнительной застройке», решение проблем капитального ремонта, сохранение важнейших для города музеев, решение конкретных проблем горожан — начиная от получения жилья и заканчивая получением необходимого лечения, защита политических прав горожан, помощь задержанным, и многое другое — мне есть что предъявить петербуржцам в качестве результатов моей работы. Предъявить не слова — дела.

Четвертое. Меня, как и вас — в чем я уверен, — не устраивает политика городской администрации. Главным образом — тем, что она действует, не обращая внимания на мнение горожан. Принимает решения не в соответствии с их мнением и их волей — а очень часто вопреки ей.

Это касается и строительства, и сокращения зеленых зон, и бюджета (когда вместо необходимого метро на Юго-Западе тянут ветку метро к новому стадиону, чтобы отчитаться перед Москвой), и расселения коммуналок (на которое якобы нет денег — но есть деньги на выплаты владельцам ЗСД), и возведения новых торговых центров на месте кладбищ, и многого другого. Именно поэтому люди протестуют, выходят на митинги, пишут письма, подписывают петиции — а в ответ слышат «мы так решили и не изменим своего решения», «у нас все согласовано», «город должен развиваться», и так далее и тому подобное.

Эту политику надо менять — но нынешняя администрация на это не способна. Она считает себя не избранной, а назначенной, и ответственной не перед гражданами, а перед начальством сверху. То есть, перед президентом.

У меня диаметрально противоположное мнение: власть должна быть для граждан, и отвечать она должна только перед ними. Она должна делать то, что нужно горожанам, а не то, что прикажут из Москвы или «подскажут» близкие к ней бизнесмены. Добиться этого можно только сменой городской власти. Я готов взять на себя эту ответственность. И  готов уже к началу осени предложить на ваше обсуждение первый вариант моей губернаторской программы.

Пятое. Я буду просить моих товарищей из «Яблока» выдвинуть меня кандидатом в губернаторы. Считаю, что у меня для этого есть все основания. Мое заявление о намерении участвовать в выборах не «согласовывалось» с руководством партии, хотя для них мое намерение — не секрет, и сейчас мы обсуждаем этот вопрос. «Яблоко» будет решать этот вопрос в соответствии со своим уставом — и совершенно ничего страшного, что есть и другие претенденты, кроме меня. Только в «Единой России» нет никаких дискуссий по таким вопросам: как начальство сказало — тот и будет баллотироваться. С другими политическими силами в Петербурге я тоже ничего не «согласовывал» — это было бы странно. Но вести с ними переговоры — буду обязательно.

Что делать с «муниципальным фильтром»? Во-первых, не исключаю, что он будет отменен — по крайней мере, для партий представленных в региональных парламентах. А если нет — я не считаю муниципальных депутатов марионетками, послушно выполняющими приказы. Буду говорить с ними и убеждать меня поддержать.

Шестое. До плановых выборов губернатора — пятнадцать месяцев, но до сих непонятно (за редчайшими исключениями), кто же из оппозиции готов в них участвовать. Уверен, что это совершенно ненормально. Должна начаться серьезная дискуссия о развитии города, об альтернативах нынешней политике, о путях решения ключевых городских проблем.

Седьмое. За последние сутки получил множество писем и звонков, встретил на улице или в общественном транспорте немало людей, которые поддержали мое намерение и сказали, что будут за меня голосовать. В том числе, поддержали и некоторые из тех, от кого я этого, честно говоря, не ждал.

Такая реакция для меня необычайно важна. Значит, все сделано правильно.

Последнее, о чем писал вчера. Если мне удастся добиться права на участие в выборах губернатора — я буду работать только на победу. На нашу общую с вами победу.

Как я умею работать, вы знаете. Многие из вас видели меня «в деле». И знают, что я не опускаю рук и иду до конца.

Чем больше будет ваша поддержка — тем больше шансов на победу.

Мой телеграм-канал

Юрий Дмитриев отправлен под новый арест по новому (и, как я уверен — столь же ложному) обвинению.
Пытались посадить за «детскую порнографию» — развалилось.
Теперь пытаются за «насильственные действия сексуального характера».
Это можно было бы считать бредом, но это не бред, а реальность.
Система, по недоразумению называющаяся «правоохранительной» (хотя она охраняет вовсе не право, а начальство), патологически не способна признавать поражения.

Она — как машина, у которой нет задней передачи.
Как дорога с односторонним движением: донос-обвинение-суд-приговор.
Назад пути нет и не может быть, «органы не ошибаются».

Уже многими (я тут далеко не первый) сказано, что чекистская система мстит человеку, который рассказывает правду о репрессиях, которые на счету их идейных предшественников из ВЧК-ОГПУ-НКВД-КГБ.
И за проведение которых так никто, за редкими исключениями, и не наказан.
Но дело не только в мести.

Вся система путинской власти сегодня выстроена, как «социально близкая» сталинской, которая во многом служит для нее примером.

Почему? Да потому, что именно сталинская система — с презрением к человеку, как «винтику», чьи интересы ничто по сравнению с «государственными», наиболее удобна нынешним правителям страны.

Система, силой и страхом обеспечивающая покорность большей части граждан: непокорных ждут репрессии, жертвой которых в любой момент может стать каждый. Система, построенная на патологической государственной лжи: страна — «осажденная крепость», снаружи — враги, внутри  — «пятая колонна», происки врагов и предателей — главная причина экономических трудностей.
Именно поэтому — попустительство возрождению сталинизма и оправданию сталинских репрессий, «бурный поток» просталинской литературы, установка памятников кровавому диктатору и закрепление его имени на карте.
Юрий Дмитриев — один из наиболее последовательных борцов с возрождением тоталитарного сталинского Дракона.
Именно поэтому его так ненавидят генрихи и бургомистры — четвертая, выжившая голова этого Дракона.
Я желаю Юрию Алексеевичу свободы, а его гонителям — включая лживых телепропагандистов в штатском, — наказания.
P.S. О своих планах участия в выборах губернатора Петербурга подробнее напишу завтра.
Сегодня скажу одно: если зарегистрируют — буду играть только на победу.
На нашу общую победу, друзья.

Мой телеграм-канал

Судя по всему, по единороссовской «вертикали» прошла команда – ответственность за повышение пенсионного возраста должны взять на себя все.

Нынче, в среду, 27 июня, я выступал на последнем до лета (как считалось) заседании питерского ЗАКСа, требуя публичного выражения позиции городского парламента по этому вопросу («Яблоко», конечно, категорически против), вплоть до созыва внеочередного заседания.

До того у меня было полное ощущение, что наши единороссы панически боятся любого публичного обсуждения этого крайне непопулярного у граждан решения.

И тут вдруг выяснилось, что нынешнее заседание еще не последнее в сессии, и на следующем заседании будет обсуждаться пенсионная тема. А затем парламентские журналисты прислали рассылку «Единой России» — о том, что «на дискуссионной площадке Клуба сторонников партии «Единая Россия» состоялось обсуждение темы реформирования пенсионной системы Российской Федерации», и что депутат Госдумы Сергей Боярский, решительно поддержав повышение пенсионного возраста, заявил, что «Партия «Единая Россия», как локомотив ответственных решений в парламенте страны, и мы как сторонники этой партии, по всей стране, начиная с этой региональной недели и вплоть до судьбоносных дней голосования в Государственной Думе, будем сопровождать данный правительственный законопроект на наших дискуссионных площадках и проводить разъяснительную работу».

Все стало ясно: концепция поменялась, прошла другая команда, велено повязать всех «своих» коллективной ответственностью за повышение пенсионного возраста. Никто не должен иметь возможность уклониться, все должны быть повязаны если не кровью, то одной веревочкой, всякие сомнение будет наказано как ослушание. И в регионы, скорее всего, дана команда оформить «одобрямс» на соответствующий законопроект от имени региональных парламентов.

Что же, хорошо уже то, что вопрос будет обсужден в ЗАКСе. Я буду выступать, конечно, с цифрами и фактами в руках. И еще раз объяснять, что вся суть предложенной «пенсионной реформы» — в простой и циничной арифметике.

Средняя пенсия по стране – это дробь. В числителе – сумма денег, направляемых на выплату пенсий. В знаменателе – число пенсионеров. Чтобы поднять пенсии, надо увеличит числитель дроби – направить дополнительные средства на их выплату. Например, доходы от продажи природных ресурсов или дивиденды госкомпаний и госкорпораций. А правительство идет прямо противоположным путем: предлагает уменьшить знаменатель. Чем выше пенсионный возраст – тем меньше пенсионеров.

Это – циничная, чудовищная, бесчеловечная логика. Но именно ей руководствуются правительство и президент (только самые наивные могут верить, что Путин «не знает», «ни при чем» и «не участвовал»).

Повышение пенсионного возраста – это не вопрос экономики или политики.

Это, как я говорил сегодня на заседании ЗАКСа, вопрос совести.

Точнее, ее отсутствия у тех, кто предлагает повысить пенсионный возраст в стране, где мужчины в среднем живут до 67 лет (а на пенсию их предлагается отпускать в 65 – всего два года на «дожитие»), а женщины до 77 лет.

Ну, а когда министр здравоохранения (!) Вероника Скворцова говорит, что повышение пенсионного возраста продлит россиянам жизнь – комментарии могут быть только непарламентскими.

Да, я тоже не исключаю (как и многие), что все это задумано для того, чтобы потом вышел Путин, весь в белом, и «поправил» правительство. Или вообще все отменил, или предложил повышать пенсионный возраст не так сильно.

Но это никак не отменяет необходимости бороться с людоедским предложением о повышении возраста выхода на пенсию.

Все это — в один день.

Правительство предложило повысить пенсионный возраст — отняв у каждого работающего мужчины около миллиона рублей его будущей пенсии, а у каждой работающей женщины около 1.7 миллиона рублей. В том, что это примет Госдума, сомневаться невозможно.

Правительство предложило повысить на 2 процента НДС — повысив тем самым цены на подавляющее большинство товаров и услуг. И соответственно, снизив жизненный уровень подавляющей части российских граждан.

Верховный суд Карелии отменил оправдательный приговор историку Юрию Дмитриеву — главе карельского «Мемориала». Тот, кто предавал огласке имена и преступления сталинских «органов», продолжает преследоваться путинскими. И дамоклов меч неправосудного приговора продолжает висеть над его головой.

На два месяца арестован глава Серпуховского района Александр Шестун, посмевший вслух обвинить в злоупотреблениях региональную власть — за что с ним очевидно сводят счеты…

Тем временем продолжает голодать Олег Сенцов, объявленный «террористом» на основе чудовищного оговора.

Тем временем в питерских СИЗО продолжают держать арестованных антифашистов, объявленных «членами террористического сообщества», а те, кто их пытал, успешно уходят от ответственности.

Тем временем продолжается арест главы грозненского «Мемориала» Оюба Титиева, облыжно обвиняемого в «хранении наркотиков».

Зато выиграли у Саудовской Аравии в футбол. И гром реляций об этой победе заслоняет в сознании подавляющего большинства россиян все, перечисленное выше.

Как легко дышится в возрожденном Арканаре.

Митинг в защиту прав граждан 11 июня в Петербурге в Удельном парке (аналогичный по тематике московскому митингу 10 июня) не собрал много людей — по моим оценкам, было около 300 человек.

2940570

Провести его в центре города не удалось — на время ЧМ-2018, как известно, введены абсурдные ограничения, в том числе — свободы собраний. За две недели до начала ЧМ, и еще две недели после него митинги и пикеты можно проводить только в нескольких местах, в том числе в Удельном парке. Мы выбрали его, потому что там не раз проходили митинги в защиту самого парка от проведения через него скоростной автомагистрали — и для многих активистов это все же знакомое место. Хотя, конечно, туда не так удобно добираться — что явно сказалось на численности участников. Да и с распространением информации о митинге было сложно — в основном, через социальные сети, и лишь часть городских СМИ (спасибо им огромное за это) сообщала о том, что будет проводиться этот митинг.

И тем не менее, хотя нас и было немного, нас очень испугались. Приехав (вместе с машиной, которая привезла сцену) на место за час до митинга, я обнаружил полтора десятка полицейских машин и микроавтобусов — в том числе, четыре (!) грузовика ОМОНа. Думаю, полицейских было не меньше сотни, а то и двух. Зачем? Официальное объяснение — все тот же ЧМ-2018 и «усиленные меры безопасности» (замечу, что ЧМ еще не начался). Неужели полиция опасалась, что после митинга мы рванем штурмовать новый стадион на Крестовском острове, срывая чемпионат мира? Важнее всего в городе было охранять порядок именно в Удельном парке?

2940566

А еще одно доказательство испуга властей тематикой митинга — тот факт, что во время митинга стали глушить мобильную связь, срывая прямую Интернет-трансляцию (уверен, что многие из тех, кто не мог придти, старались посмотреть митинг в Интернете). Понятно, что властям города очень не хотелось, чтобы много людей услышали, что говорили на митинге. А говорили, конечно, в первую очередь — о политзаключенных, политических репрессиях и пытках (которых, по уверениям Кремль-ТВ, в России нет). В том числе, о деле Олеге Сенцова и деле «Сети» (по которому арестовали и пытали антифашистов и анархистов, предъявляя им абсурдные обвинения). Родители одного из них — Юлия Бояршинова, выступали на митинге, и слушали их в полной тишине.

Выступали представители самых разных инициативных групп — защитники Исаакиевского собора и Пулковской обсерватории, защитники парка 300-летия и парка Интернационалистов, защитники Фарфоровского кладбища и Полежаевского парка, противники псевдореновации, представители Объединения перевозчиков России, правозащитники, гражданские активисты. Все, о чем они говорили — это примеры вопиющего нарушения наших прав: экологических, социальных, экономических, политических. Были представители разных партий, от правых до левых. «Яблоко», «Парнас», «Открытая Россия», «Справедливая Россия», «Демократический выбор», «Левый фронт», и даже какие-то представители «национал-патриотических сил» и кто-то с флагом СССР и портретом Сталина. Но мы никого не запрещали и звали всех, кто считает важной тематику митинга. Пел свои песни и песни Галича замечательный бард и постоянный участник наших митингов Михаил Новицкий. Приходил на митинг (хотя и не выступал) Уполномоченный по правам человека в Петербурге Александр Шишлов.

2940568

В конце митинга мы поддержали резолюцию московского митинга — с политическими требованиями, и приняли свою — с проблемами, наиболее актуальными для нашего города.

Этот митинг проводился не для пиара политиков и партий — он проводился для того, чтобы рассказать о том, что происходит. И его тема — она про каждого из нас. Просто одни уже почувствовали ее на себе, а другие — еще нет.

И надо сегодня говорить об этом и этому сопротивляться — чтобы этого не случилось завтра.

За минувшие сутки прочел десятки мнений моих друзей, недовольных участием Аркадия Бабченко в инсценировке собственного «убийства».
Потому что это «цель оправдывает средства», «игра с дьяволом», «недопустимое манипулирование информацией» и так далее и тому подобное.
Никого не хочу учить или осуждать.
И, возможно, буду не оригинален.
Но предложу пройти простой личный тест.
Итак, к вам — именно к вам, а не к вашим знакомым, — приходит спецслужба и говорит: у нас есть информация, что вас «заказали», и мы знаем киллера. Он готов сотрудничать. Готовы ли и вы сотрудничать, инсценируя собственное убийство — чтобы надежно изобличить организаторов и заказчиков?
Вы можете согласиться — а можете отказаться.
При этом вы знаете, что «заказ» не исключен и опасность реальна.
Потому что вы знаете, что могут убить за слова, которых вы много наговорили и написали.
Потому что вы помните, что случилось с Анной Политковской, Ларисой Юдиной, Натальей Эстемировой и Борисом Немцовым.
Вы можете спросить у спецслужбистов: если вы знаете киллера — так арестуйте его, и я спасен! На что вам ответят: киллер — это как пистолет, который легко заменить. Надо выйти на организаторов и заказчиков — поэтому надо инсценировать ваше «убийство», чтобы изобличить их. И чтобы, возможно, спасти и другие жизни, кроме вашей — у них могут быть и другие потенциальные жертвы.
Как поступите лично вы?
Согласитесь сотрудничать или нет?
Зная цену спецслужбам, которые собаку съели, используя людей в своих целях?
Понимая, что это может быть их игрой?
И понимая, в каком состоянии будут находиться (пока инсценировка не закончится и карты не будут раскрыты) ваши родные и друзья?
Конечно, ответы могут быть разными.
Но мне кажется, что большинство в ситуации возможной угрозы своей жизни — при всем скепсисе в отношении спецслужб, — выберет первый вариант.
Удалась ли «спецоперация «Бабченко», получилось ли изобличить организаторов его убийства и выйти на заказчиков, что и как будет предъявлено и с какой степенью убедительности — это мы скоро узнаем. А может быть, и не скоро.
Что касается «цель оправдывает средства» — это в данном случае не вполне применимо.
Какие, собственно, выбраны средства?
Не пытки задержанных, не насилие над ними, не угрозы их детям — временный обман и врагов, и друзей.
Оправдывают ли такие средства достижение такой цели, как спасение вашей (а возможно, не только вашей) жизни?
Приведу слова моего давнего друга, собкора «Новой газеты» Сергея Золовкина — в прошлом капитана милиции, не в теории знающего суть оперативной работы.
«Ставкой была жизнь, жизнь, как минимум, собственная, и тут уж лучше вписаться в игру профессионалов от спецслужбы, чем быть втиснутым в домовину от коллектива единомышленников и друзей».
Сергей знает, что говорит — он лично пережил шесть только официально зарегистрированных, с возбуждением уголовных дел и судом, покушений.
Пройдите предложенный личный тест — и  честно дайте себе ответ.

P.S. Вечером 30 мая мы в Петербурге планировали провести у Соловецкого камня акцию памяти Аркадия Бабченко.
За полтора часа до назначенного времени стало известно, что он жив, а «убийство» было инсценировано. И все равно пришло около ста человек — из которых треть только там (люди не обязаны жить в Интернете) и только от меня узнали, что Бабченко жив.
Выражение их лиц трудно описать: сперва они не верили, потом — изумление и взрыв радости.
Ни один из тридцати не возмутился инсценировкой. И ни один не выразил ни малейшего недовольства участием в ней Бабченко.
Главным для них всех в ходе этого импровизированного социологического опроса было то, что он жив.

Мой друг Сергей Золовкин — модератор форума на сайте «Новой газеты», — пишет, что на сайт уже ринулся поток профессиональных троллей и добровольных мерзавцев.

«Меньше всего убийство Бабченко было выгодно России перед ЧМ-2018», «Украина, чтобы опорочить Россию, выбрала сакральную жертву», «Вред от его смерти наносит ущерб российской власти куда сильнее, чем постики Бабченко в Интернете»...

И вот уже российский Следственный комитет спешно возбуждает уголовное дело об убийстве Аркадия Бабченко, а российский МИД гневно уверяет, что «кровавые преступления и тотальная безнаказанность стали нормой для киевского режима»...

Ах, какие давно знакомые выражения!

Помнится, когда убили Анну Политковскую, кремлевские тролли и их добровольные помощники работали по тем же методичкам. Мол, «Кремлю это совершенно невыгодно», «Она ни на что не влияла», «Ее убийство нанесло российской власти куда больший вред, чем ее статьи», «Ее принесли в жертву, чтобы вызвать волну антироссийских настроений»...

И когда убили Бориса Немцова, это комментировали в такой же манере. Мол, «Вы же понимаете, что меньше всего это было нужно Путину»...

И когда сбили малайзийский «Боинг» — тоже. Мол, Украина сбила — только бы Россию обвинить и подставить…

Однако, тех, кто за Путина,  — не убивают.

Убивают только тех, кто — против него.

В том числе — в спину.

Мы лично виделись с Аркадием только один раз, в 2016 году в Берлине, на форуме Бориса Немцова. Иногда переписывались. Далеко не со всем я соглашался. Считал, что Аркадия после отъезда из России (вынужденного, после угроз ему и семье) порой «зашкаливает», и пишет он нередко слишком жестко…

Но теперь его нет — и все это уже совершенно не важно.

Светлая тебе память, старшина запаса Аркадий Бабченко.

Я надеюсь, — все-таки, надеюсь, — что убийцы будут найдены и наказаны.

P.S. Питерские друзья, до встречи в среду, 30 мая, в 19.00 у Соловецкого камня на Троицкой площади.

Зажжем свечи и положим цветы, вспомним об Аркадии Бабченко.

Московские друзья, поддерживаю призыв Дмитрия Гудкова — приходите 30 мая к 19.00 на Лубянскую площадь.

В день города — 27 мая, — в Петербурге «Театр.doc» в переполненном зале Интерьерного театра показал спектакль «Пытки», основанный на свидетельствах бывших политзаключенных, независимых журналистов, антифашистов и правозащитников, подвергавшихся пыткам в полиции, ФСБ и ФСИН.

В частности, в «Пытках» рассказывают о фигурантах «пензенского дела» — антифашистах и анархистах, арестованных по обвинению в участии в «террористическом сообществе «Сеть». Они, а также свидетели по этому делу, обвиняют сотрудников управления ФСБ в Санкт-Петербурге в пытках, в том числе электрическим током.

Показ спектакля пытались сорвать — владельцам площадки, где намеревались его показать, по их словам, позвонили из ФСБ и пригрозили закрытием.

Альтернативное место тут же предложили питерское отделение «Яблока» и «Открытое пространство», но в итоге показ прошел в Интерьерном театре, где куда больше места. Однако, и этих мест категорически не хватило — три четверти зрителей в итоге сидели на полу или стояли, зал театра был переполнен как никогда на моей памяти, пришло около 400 человек. Большей частью — совсем молодых, как и неделю назад на митинг против пыток, который прошел в Овсянниковском саду.

В полной тишине (лишь два-три раза нарушенной горьким смехом или аплодисментами) они слушали, как актеры — режиссер «Театра.doc» Зарема Заудинова, бывший осужденный по «болотному делу» Алексей Полихович, члены Общественной наблюдательной комиссии Екатерина Косаревская и Яна Теплицкая, антифашист Алексей Сутуга, анархист Олег Голявин, журналисты Егор Сковорода и Павел Никулин, — читают свидетельства тех, кого пытали спецслужбы, добиваясь «нужных» показаний о создании «террористического сообщества».

Часть этих свидетельств еще в феврале обнародовала «Новая газета» — и спокойно их читать невозможно.

Эти свидетельства до боли напоминают свидетельства жертв сталинских репрессий — в том числе, чудовищной жестокостью и цинизмом «правоохранителей», абсолютно уверенных в своей безнаказанности.

И на запросы членов ОНК, и на мои депутатские запросы пришли одинаковые и циничные ответы: фактов нарушений закона сотрудниками ФСБ не установлено, полномочия не превышены, а множественные следы от электрошокера на теле у обвиняемых объявлены ... результатами укусов насекомых.

Между тем, этот спектакль — прямое и убедительное доказательство по уголовному делу против тех, кто пытал задержанных и фабриковал дело.

Когда-нибудь, — хочется верить, — это дело будет возбуждено и дойдет до суда и заслуженного наказания.

И не стоит думать, что «Пытки»  — это только о преследовании анархистов или антифашистов.

В России путинской эпохи схватить и пытать могут в любой момент любого из тех, кто сегодня уверен, что уж его-то это никогда не коснется.

2934222

«Замечательный» проект федерального закона прислал петербургский юрист и правозащитник Игорь Карлинский.

Так и хочется назвать его «концы в воду».

Итак: вносит Правительство РФ.

Название скромное, как всегда — чтобы никто ничего не заподозрил.

«О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ОТДЕЛЬНЫЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ АКТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ».

И чего же предлагается?

Во-первых, изменить ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», дав Правительству РФ право «определять случаи, в которых ограничивается доступ к сведениям о юридических лицах, предусмотренным в подпунктах «д», «ж», «л», и «т» пункта 1 статьи 5 настоящего Федерального закона». Указанные сведения «не подлежат публикации и размещению на официальном сайте регистрирующего органа в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» и могут быть предоставлены исключительно органам государственной власти, иным государственным органам, судам и органам государственных внебюджетных фондов в случаях и в порядке, которые установлены Правительством РФ».

Что же это такие за сведения, которые правительство может закрыть от посторонних (в том числе, расследовательских) глаз?

А вот какие:

1) сведения об учредителях (участниках) юридического лица, в отношении акционерных обществ также сведения о держателях реестров их акционеров, в отношении обществ с ограниченной ответственностью — сведения о размерах и номинальной стоимости долей в уставном капитале общества, принадлежащих обществу и его участникам, о передаче долей или частей долей в залог или об ином их обременении, сведения о лице, осуществляющем управление долей, переходящей в порядке наследования;

2) фамилия, имя, отчество и должность лица, имеющего право без доверенности действовать от имени юридического лица, а также паспортные данные такого лица или данные иных документов, удостоверяющих личность в соответствии с законодательством Российской Федерации, и идентификационный номер налогоплательщика при его наличии;

3) сведения о правопреемстве юридического лица

4) сведения о реорганизациях юридического лица

Вам все понятно, дорогой читатель?
О чем никто не должен знать, если правительство этого не захочет?

Но это еще не все.

Предлагается изменить федеральные законы «Об акционерных обществах» и «Об обществах с ограниченной ответственностью», дав Правительству право «определять случаи, в которых общество вправе не осуществлять раскрытие (предоставление) информации, а также случаи, в которых ограничивается доступ к информации, подлежащей раскрытию (предоставлению) в соответствии с настоящим законом».

Та же логика.

В пояснительной записке указано, что наделение Правительства РФ правом определять случаи, в которых хозяйственные общества могут не осуществлять раскрытие или предоставление информации, которые предусмотрены федеральными законами, и в том числе правом ограничивать доступ или публикацию указанной информации, делается «в целях поддержки системообразующих предприятий Российской Федерации».

Но мы-то понимаем, что именно таким путем будут скрывать от посторонних глаз важную информацию о бизнесе «друзей президента» и прочих «лучших людей города».

Чтобы никто не знал ничего лишнего: ни о составе учредителей, ни о размере капитала, ни об органах управления, ни о реорганизациях…

Чем меньше знают одни — тем лучше спят другие.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире