boris_vis

Борис Вишневский

15 марта 2019

F

Днем 13 марта мне начали присылать ссылки на псковские информационные ресурсы (как правило, отличающиеся лояльностью к властям).

Мол, что же это такое делается, депутат от «Яблока» Вишневский в отчете о своей работе написал, что благодаря ему запущена дополнительная пара поездов «Ласточка» из Петербурга в Псков и обратно!

«Представители общественности Псковской области возмущены» (как выясняется, возмущен от имени общественности «Секретарь Общественной палаты»).

«Это целиком заслуга Ведерникова» (губернатор области — Б.В.)

«Депутат городской Думы N  негодует»

«Недобросовестные политики присваивают себе чужие заслуги»...

И так далее, и тому подобное — по методичке.

Тут и питерские «пригожинские» ресурсы (нынче обслуживающие врио губернатора Александра Беглова) подтянулись — запели хором ту же песню.

Но мне совсем не страшно, господа. А  смешно.

Потому что информационные помойки и их методисты со всего размаха сели в большую-пребольшую лужу.

Следите за руками.

Первое. 7 августа 2018 года я направил обращение в Дирекцию организации скоростного движения РЖД.

С просьбой — чтобы «Ласточка» ходила из Петербурга в Псков и обратно не только утром, но и вечером. Скан прилагается.

3066361

Второе. 27 августа я получил по электронной почте ответ от зам. начальника Дирекции Е.А.Самсонова. Где говорится, что мой запрос рассмотрен, что дирекция ведет мониторинг поездов, и по его результатам принято решение о введении с 24.08.19 г. дополнительного поезда «Ласточка» Петербург — Псков в вечернее время.

Ровно то, о чем я просил. При этом дирекция в этом письме меня благодарит. Опять же, скан прилагается.

3066363

Третье. 28 августа я пишу пост в фейсбуке — о том, что есть хорошие новости: получил ответ от РЖД, и будет дополнительная «Ласточка».

И — ни малейшего возмущения Общественной палаты Псковской области, депутатов и провластных ресурсов.

3066365

Казалось бы — Михаил Ведерников баллотируется в губернаторы, и тут наглый «яблочник» Вишневский пытается присвоить себе его заслуги: как не пригвоздить его к позорному столбу?

Но нет, полное молчание.

Никакой реакции.

Никаких опровержений.

Никакого информационного шума.

Зато теперь — проснулись. Через семь месяцев.

Стремительно прочли мой депутатский отчет (размещенный в Сети утром 13 марта — а уже днем грянуло возмущение псковской общественности по вызову).

Стремительно пробежали — про защиту Исаакия, про сохранение публичных слушаний, про капитальный ремонт, про скверы и сады, про защиту Европейского университета и Публичной библиотеки, про «Мемориала», спасенный от выселения…

Дочитали до 16-й страницы.

Где одной строчкой — в разделе «Дороги и транспорт», — про то, что запущена дополнительная «Ласточка».

И понеслась субстанция по трубам.

Но трубы эти угодили — прямо в лужу. В большую.

Потому что и запрос был, и  ответ от РЖД был.

Но выяснять, так ли это — задания у «лент новостей» не было.

И у меня спросить, — откуда взялась эта строка в отчете?, — задания не было (чего же проще было — снять трубку и спросить).

А было задание — полить меня грязью.

Потому, что в Петербурге осенью — выборы губернатора.

Потому что те же, кто обслуживал кампанию Ведерникова, теперь перебрались в Петербург, чтобы обслуживать кампанию Беглова.

И им приказано мониторить, — и «поливать» через «пригожинские» ресурсы, — тех, кого в Смольном реально боятся, как реальных конкурентов Беглова.

Теперь я точно знаю, что вхожу в это число.

Провалили задание, господа.

По собственной лени и бездарности.

Потому как все мои доказательства — налицо: смотри выше.

Тщательнее надо.

Кстати, буду признателен тем, кто захочет мой депутатский отчет — прочесть.

И узнать, что мне удалось сделать за два года.

Ссылка — вот

Когда в Исаакиевском соборе спели шуточную песню 80-х годов о «бомбардировке США», никакой аллергии у меня это не вызвало.
Мне просто было не смешно — то, что в 80-е годы звучало как насмешка над советским милитаризмом (на словах при этом непрерывно говорилось о «борьбе за мир»), сейчас звучит совершенно иначе на фоне ежедневных телевизионных угроз показать всем кузькину мать и стереть в ядерный пепел.

Однако, мне еще тогда было ясно, что церковники обязательно к этому придерутся и снова запоют старую песню «отдайте Исаакий».

Что и происходит.

И вот уже митрополит Иларион твердит о «ненормальном статусе» Исаакия, и о том, что он «должен принадлежать церкви».

Но ничего они не получат!
Дырку от бублика они получат и уши от мертвого осла, а не Исаакий.

Он должен оставаться музеем.
Именно музей — его нормальный статус.
И потому, что за это выступает большинство петербуржцев.
И потому, что более 20 тысяч предметов Музейного фонда, которые находятся в Исаакии, и часть которых физически неотделима от собора, по закону нельзя передавать церкви.

Что касается того, что он строился, как собор — ну так и Зимний дворец строился для проживания царской семьи.
Но никто не предлагает вернуть его потомкам Романовых, выселив Эрмитаж.
Более 80 лет Исаакий — музей.
Где спокойно, по два раза в день, идут службы.
Так и должно оставаться дальше.

«Не будем жить во мраке,
Глотая горький дым.
Любимый наш Исаакий
Чужим не отдадим»
(Александр Городницкий).

Мой телеграм-канал

Наш ответ сенатору Клишасу и его братьям по разуму, принявшим закон о наказании за «неуважение к власти» и «фейковые новости».

Уже разработан (спасибо моему помощнику Павлу Шапчицу) и в понедельник, 11 марта будет отправлен на юридическое заключение проект закона о внесении изменений в КоАП.

Буду вносить проект постановления о выдвижении этой законодательной инициативы в Госдуме от питерского ЗАКСа.
Суть проста.

За неправомерный отказ гражданину (в том числе, адвокату) в предоставлении информации, несвоевременное предоставление или предоставление недостоверной информации — штраф для должностных лиц в размере от 5 до 50 тысяч рублей.
За предоставление заведомо недостоверной информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления — штраф от 10 до 100 тысяч рублей.

Если это создало угрозу причинения вреда жизни и (или) здоровью граждан, имуществу, угрозу массового нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности  — от 60 до 200 тысяч рублей.

Если это создало помехи для функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи, либо повторное совершение предыдущего административного правонарушения, — от 300 до 600 тысяч.

Если это повлекло смерть человека, причинение вреда здоровью человека или имуществу, массовое нарушение общественного порядка и (или) общественной безопасности, прекращение функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи, либо повторное совершение предыдущего правонарушения — штраф от 600 до 900 тысяч рублей.

За дезинформацию граждан должностными лицами — то есть, за распространение должностными лицами государственных органов и органов местного самоуправления заведомо недостоверной общественно-значимой информации под видом достоверных сообщений — штраф от 10 до 100 тысяч рублей.

Если это создало угрозу причинения вреда жизни и (или) здоровью граждан, имуществу, угрозу массового нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности либо угрозу создания помех функционированию или прекращения функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи, — штраф от 60 до 200 тысяч рублей.

Если это повлекло создание помех функционированию объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи, если эти действия лица, распространяющего информацию, не содержат уголовно наказуемого деяния, либо повторное совершение предыдущего правонарушения — штраф от 300 до 600 тысяч рублей.

Если это повлекло смерть человека, причинение вреда здоровью человека или имуществу, массовое нарушение общественного порядка и (или) общественной безопасности, прекращение функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи, либо повторное совершение предыдущего правонарушения, — штраф от 600 до 900 тысяч рублей.

Будем наказывать рублем за неуважение к гражданам.

Сегодня питерский ЗАКС исключил из повестки внесенный «Яблоком» вопрос о запрете на политическую реабилитацию Сталина – о том, чтобы нельзя было устанавливать ему памятники и мемориальные доски, и называть его именем города, поселки, улицы, площади и набережные.

40 депутатов голосовало за снятие вопроса из повестки – дружный союз «Единой России», КПРФ и ЛДПР.

Одни отказались от этого, потому, что и сегодня готовы прославлять Сталина.

Другие — потому, что, не решаясь прямо оправдывать сталинские преступления, — многократно осужденные и решениями высших органов власти, и заявлениями первых лиц страны, и заявлениями глав всех религиозных конфессий, — в душе сочувствуют сталинским методам.

Третьи — потому, что боятся любой дискуссии на эту тему — любой ее исход начальству может не понравится, лучше помолчать.

Я все равно нашел возможность выступить – при обсуждении вопроса о бесплатной юридической помощи жертвам политических репрессий, — и сказал следующее.

«Говоря об оказании помощи жертвам политических репрессий, невозможно обойти стороной вопрос о палачах.

Тот самый вопрос, который сегодня отказалось обсуждать наше Законодательное Собрание.

Но давайте поймем: невозможно говорить о реабилитации жертв репрессий и открывать им мемориалы (с участием президента и патриарха) — не говоря прямо о том, кто же в этих репрессиях виноват.

Политические репрессии произошли не в результате стихийных бедствий.

А в результате «массовых преступлений против своего народа» — это я цитирую нынешнего президента России.

В результате того, что некоторые наши коллеги стыдливо называют «не совсем демократичные меры» или «идеологические перегибы».

Это были не перегибы. А массовые убийства.

И главный их виновник, организатор и вдохновитель  — Сталин.

Только за два года, с 1936-го по 1938-й, органы госбезопасности арестовали не менее 1.7 млн человек, из них не менее 724 тыс. расстреляли. В месяц убивали более 20 тыс. человек. Почти всех без суда и следствия. «Тройками» и «двойками».

30 июля 1937 года на основании решения Сталина был издан приказ НКВД №00447, где содержался план с нормативами убийства людей по городам, областям, краям, республикам, с указанием числа подлежащих расстрелу.

Вот он, этот приказ — я вам его демонстрирую.

В нем не фамилии, а цифры, плановые показатели.

Например, в Ленинградской области было приказано расстрелять 4 тыс. человек, в Московской — 5 тыс., в Западной Сибири — 5 тыс. человек.

Норматив по убийствам следовало выполнить в четырехмесячный срок.

Это — факты, которые невозможно опровергнуть.

И есть еще множество фактов, которые все — известны.

Зададим себе вопрос: допустимо ли одновременно хранить память о жертвах — и увековечивать имя главного палача? Ставить ему памятники и мемориальные доски, называть в его честь улицы и площади?

Где еще, в какой стране это возможно?

Почему запрет на установку памятников Сталину и присвоение имени Сталина географическим объектам сегодня актуален?

Да потому, что ударными темпами возрождается сталинское государство.

Потому, что почти каждый день нам показывают, что человек — это пыль под ногами у государства, что в жерновах репрессивной машины может оказаться каждый, и что «органы не ошибаются».

Потому что почти каждый день в нашем городе, — где помнят и убийство Кирова, и «ленинградское дело», — преследуют тех, кто осмеливается противостоять власти.

Запрет на увековечение имени Сталина — шаг от сталинского государства.

Отказ его вводить — как и отказ его рассматривать, — это шаг к сталинскому государству.

В котором, замечу, и каждый из вас в любой момент тоже может стать жертвой этих репрессий. Как становились ими те, кто занимал самые высокие посты в сталинском государстве: никто не мог чувствовать себя в безопасности.

И будете потом писать письма «Передайте товарищу Путину: произошла чудовищная ошибка».

Но ответа на них — не будет».

Прочел то, что наговорил Путин за полтора часа.

Начал «про людей» — закончил угрозами в адрес Америки.

В начале обещал раздать на пенсии и пособия примерно одну тридцатую от того, что накоплено в минфиновском кармане – в конце фантазировал, как он будет стрелять ракетами по «центрам принятия решений».

Те социальные меры, о которых он говорил, неплохи – но ничтожно малы по сравнению с тем, что нужно для преодоления бедности.

И говорит он примерно об этом же последние два десятка лет. Разве что, разными словами.

И никто не мешал ему осуществить эти меры и десять, и пять лет назад.

Вместо того, чтобы строить «осажденную крепость», ощетинившуюся ракетами во все стороны, раздавать друзьям наиболее прибыльные отрасли экономики и множить число опричников, охраняющих его от народа.

Ну, а когда он говорит о том, что нельзя повторять ошибки прошлого десятилетия, хочется спросить: а разве не Путин руководил страной в течение этого десятилетия? Семь лет – де-юре, все десять – де факто?

«Я устал, я ухожу, простите», — единственное, что было бы честным.

Но в КГБ его учили врать, а не быть честным.

Ради того, чтобы наши единороссы могли без помех смотреть послание Путина, даже перенесли на четверг плановое заседание нашего Законодательного Собрания.

Будут прилежно смотреть (и, может быть, даже конспектировать), а потом дружно раздавать комментарии о невероятной мудрости президента, необходимости выполнения поставленных им задач, и о том, как же России с ним повезло.
Я смотреть ничего не буду.

Потому, что ничего от послания не жду: того, что действительно необходимо, там наверняка не будет.
Не будет признания преступной ошибочности так называемой «пенсионной реформы», а на деле — тупого повышения пенсионного возраста, ограбившего десятки миллионов людей.

Не будет признания того, что причиной падения реальных доходов граждан является безумная внешняя политика и вызванные ей санкции: именно за это граждане расплачиваются своим карманом (в отличие от путинских олигархов и глав госкомпаний).
Не будет обещания направить накопленные Минфином почти 11 триллионов (!) рублей на реальные нужды граждан (этих денег с лихвой было бы достаточно, чтобы закрыть тему повышения пенсионного возраста и не повышать НДС).

Не будет раскаяния ни за необъявленную войну с Украиной и репрессии против крымских татар, ни за военную авантюру в Сирии, где путинский режим всеми силами удерживает у власти отвратительного диктатора Асада.

Не будет признания массовых нарушений прав граждан и полицейского характера государства, чудовищного уровня коррупции и огромного социального расслоения.

Вместо этого будут очередные разговоры о врагах вокруг, о том, что мы не боимся санкций, о «нацпроектах» и «технологических прорывах», и так далее и тому подобное.

На выступление Карабаса-Барабаса перед послушными куклами незачем тратить время.

После обыска 13 февраля в офисе Псковского «Яблока» из-за листовок, призывавших на выборах губернатора в сентябре 2018 года делать бюллетени недействительными (ставя отметки против всех кандидатов) местные «органы» в спешном порядке изготавливают обвинительное заключение по уголовному делу.
Дело издевательски возбуждено по статье 141 УК РФ о «воспрепятствовании осуществлению избирательных прав».
Это — чудовищное искажение правовых норм: никто и ни в чем не мешал избирателям.
Их призывали,  — в знак протеста против нечестных выборов, — сделать бюллетени недействительными. Этот призыв, — в соответствии с законодательством, — не является даже предвыборной агитацией. И не может быть наказуем: подобная форма волеизъявления законом не запрещена.
Тем не менее, положив на закон постановление о возбуждении уголовного дела, «правоохранители» (точнее, правонарушители) продолжают идти по намеченному пути.
И суть дела — не только в том, что белое выдается за черное.
Что избирательные права граждан нарушили те, кто организовал нечестные выборы, не допустив на них реальных конкурентов — а не те, кто призвал в знак протеста против этого сделать бюллетени недействительными.
Что преступниками объявлены не те, кто украл — а те, кто возмутился воровством.
Что создается опаснейший прецедент — если такая «правоприменительная практика» пойдет по другим регионам.
Суть — в другом: главная и единственная цель «правоохранителей» — депутат Псковского областного собрания и лидер областного «Яблока» Лев Шлосберг.
Именно он назначен единственным обвиняемым в рамках этого «дела».
Если по этому «делу» суд (а мы знаем, как он работает в Пскове, когда речь идет об оппонентах власти) вынесет обвинительный приговор, — даже если это будет штраф, — Лев Шлосберг лишится своего депутатского мандата.
Именно это, — вне всякого сомнения, — и является целью полицейской операции.
Один раз Шлосберг уже был лишен мандата — в сентябре 2015 года, когда его лживо обвинили в нарушении закона о статусе депутата.
Я был тогда в зале Псковского областного собрания, на этом «часе ненависти», где соседи (не хочется говорить — коллеги) Шлосберга по Собранию, заходясь от злобной радости, творили над ним расправу.
Через год Лев вернулся — пройдя в Собрание на новых выборах во главе списка Псковского «Яблока».
И псковские власти стало еще больше корежить от его правды, которую они не могли опровергнуть, и его аргументов, на которые им нечего было отвечать.
Теперь с Шлосбергом пытаются расправиться во второй раз.
История повторяется.
И отнюдь не в виде фарса.

Казалось бы, уже трудно чем-то удивить в реальности полицейского государства.

После практически ежедневных задержаний одиночных пикетчиков в Петербурге (при том, что одиночные пикеты не требуют согласований).

После уголовного дела и ареста матери трех несовершеннолетних детей Анастасии Шевченко за якобы участие в «нежелательной организации» («Открытой России», которая никакой «нежелательной» не является).

После уголовного дела якобы за «оправдание терроризма» против журналистки Светланы Прокопьевой, посмевшей сказать, что российское государство своей бесчеловечной политикой подталкивает граждан к крайним мерам.

После угрозы многотысячных штрафов за «фейковые новости» и «оскорбление власти» (при том, что «фейковые новости», а точнее — прямую ложь про Украину, практически ежедневно извергают ведущие государственных пропагандистских каналов — но наказывать собираются явно не их).

И все же снизу опять постучали: в офисе Псковского «Яблока» и в рабочем кабинете главы регионального отделения партии и депутата Псковского областного собрания Льва Шлосберга идут обыски.

Следователи, возбудившие 5 сентября 2018 года уголовное дело о якобы незаконной агитации, ищут следы листовок, призывавших избирателей не поддерживать ни одного из кандидатов в губернаторы Псковской области, проголосовав за всех сразу (поставив отметку против каждой фамилии).

И чихать они при этом хотели на необходимость, по закону, судебного решения для обыска в кабинете депутата: заявляют, что они будут делать, что хотят — а Шлосберг может жаловаться…

Это — первое в России уголовное дело за призывы сделать бюллетень недействительным в знак протеста против нечестных и неконкурентных выборов.

И возбуждено оно не против мэра Москвы Сергея Собянина, который 3 сентября 2018 года, в преддверии собственных выборов, сказал ровно то же самое: «Тебе кажется, что нет достойного кандидата? Но это не предлог не приходить. В конце концов, вычеркни всех, и это тоже будет поступок».

Выступление Собянина было опубликовано на его youtube-канале, и никакого возмущения у правоохранителей не вызвало.

Но стоило с аналогичным призывом выступить Шлосбергу и его коллегам (после того, как кандидат от Псковского «Яблока» на выборах губернатора области, Виталий Аршинов, был вынужден сняться с выборов из-за постоянных угроз), как уголовное дело появилось незамедлительно.

Это — не просто очередное уголовное преследование оппозиции.

Это — покушение на свободу избирательных прав: граждане имеют право призывать ставить любые отметки в бюллетене — и не могут быть за это наказаны.

И это — очередной этап политического давления на «Яблоко» в Пскове, которое давно уже является костью в горле у областных властей.

Начавшийся на совещании накануне прошлогодних губернаторских выборов в Пскове, когда тогдашний полпред президента по СЗФО (ныне — временно исполняющий обязанности губернатора Петербурга) Александр Беглов на совещании в администрации Псковской области в присутствии тогда еще врио губернатора Михаила Ведерникова и руководителей силовых структур региона поставил задачу политического уничтожения псковского «Яблока».

Только общественное сопротивление и максимальная огласка могут остановить эту полицейскую операцию.

Временный градоначальник Петербурга Александр Беглов призвал защитить город от «чужаков», которое-де собираются на предстоящие в сентябре 2019 года муниципальные выборы.

Поток напуганного сознания врио губернатора заставляет серьезно задуматься о  его душевном равновесии: «собирается разное гнусное вороньё», «не надо нас учить», «мы сами с усами», «странно, что кто-то приедет и будет нас учить развивать город», «город нужно защитить от этого воронья», «от нашей гражданской позиции зависит, защитим мы его или нам будет все равно»...

В общем, пора снимать фильм ужасов — «Чужие против Лопаты Беглова» (именно с лопатой прочно ассоциируется Беглов, неспособный организовать уборку города от завалов снега и льда, в результате чего улицы и тротуары превратились то ли в зоны экстремального туризма, то ли в декорации к фильмам о блокадных зимах)...

Между тем, Даниил Гранин и Олег Басилашвили, Александр Сокуров и Жорес Алферов, Лев Додин и Борис Аверин, Юрий Темирканов и Давид Голощекин, Светлана Крючкова и Виктор Соснора, многие другие знаменитые петербуржцы родились не в нашем городе. Но всегда будут великими его гражданами. Как и Петр Первый, и Александр Пушкин, родившиеся вовсе не на берегах Невы.

Да и все градоначальники за последнее столетие, кроме Алексея Косыгина и Александра Щелканова — «понаехавшие» (Беглов, родившийся в Баку — не исключение).

Так что, пугая горожан «чужаками», и отчаянно пытаясь представить город осажденной крепостью, которой грозит вражеское нашествие, врио губернатора в очередной раз попадает пальцем в небо.

Попутно оскорбляя практически всех кандидатов в муниципальные депутаты от оппозиции, которые сплошь — петербуржцы.

Если кто-то из «команды Беглова» подсказывает ему такие глупости для публичного произношения, и уверяя, что он большой молодец и все делает правильно, — мой ему совет: гоните их в шею.

А если он сам это придумал, — творчески развивая поставленную им же ранее задачу борьбы с тлетворным влиянием Запада, — остается только развести руками.

Ну, а пока, — судя по тому, что говорят петербуржцы, ходя по улицам города, — если бы выборы губернатора были завтра, то Александр Дмитриевич отчаянно боролся бы за предпоследнее место.

И не факт, что преуспел бы.

Питерских чиновников и «бюджетников» 9 февраля выгнали на субботник по уборке города.

Врио губернатора Александр Беглов в лакированных ботинках убирал снег под телекамерами и в окружении заботливо отобранных и проверенных журналистов.

Его заместители трудились в других местах (в том числе там, где, как говорят злые языки, и так было убрано).

Чиновники рангом пониже усердно обрабатывали подведомственные территории.

«Пригожинские» и «смольнинские» СМИ рассказывали об этом примерно в тех же тонах, в каких в советских учебниках истории было принято описывать субботник с дедушкой Лениным и его бревном. В воздухе витало «можем повторить!».

Впрочем, если бы все ограничилось только чиновниками — можно было бы говорить лишь о пиар-акции (убрано, как докладывает смольнинский сайт, 32 тысячи кубов снега — 0.01% от выпавшего объема, и в двух шагах от мест, где они работали, остались горы снега и льда, хождение по которым опасно для жизни и здоровья).

Но на субботник, как уже сказано, в массовом порядке выгнали «бюджетников» из «подведомственных учреждений».

И не надо сказок о «добровольности» — с советских времен знаем ей цену («если не будут брать — отключим газ»).

Если бы Беглов сказал петербуржцам: мы сделали все, что могли, но наших усилий недостаточно, граждане, помогите с уборкой!, — его бы могли понять.

Но на протяжении трех недель от назначенного Путиным врио губернатора не слышно никаких ответов на предложения — кроме советов депутатам взять в руки лопаты.

Я предлагал привлечь к уборке Росгвардию — в ответ полное молчание Беглова.

Предлагал выделить средства резервного фонда — получил отказ (правда, через несколько дней сам же Беглов заговорил об этом на заседании правительства).

Депутаты (в том числе я) инициировали парламентское расследование — соратники Беглова по «Единой России» заблокировали предложение.

Обратились к Беглову с призывом объявить чрезвычайную ситуацию (это уж точно позволило бы привлекать военных к уборке) — все то же молчание.

А что вместо этого? Ночные совещания с громкими заявлениями «мы не отдали город во власть снежной стихии».

Не отдали? А как быть с третью (если не больше) улиц Центрального района, где ходить элементарно опасно? Когда Беглов в последний раз проходил по улице Рубинштейна? По Казанской? По переулку Гривцова? По Разъезжей? По Достоевского? По Марата? По Пушкинской? Да и в других районах — не лучше.

И вот теперь — субботник. Под лейтмотив «или мы уберем снег, или он уберет нас».

Да не «нас» уберут, а Вас, Александр Дмитриевич. Речь — о Вашей неспособности организовать работу по уборке города. И нежелании прислушиваться к тому, что Вам предлагают сделать.

Результат — двое погибших и сотни пострадавших. Переполненные травмпункты. Кипящие от возмущения горожане, пробирающиеся по обледеневшим тротуарам и снежным завалам.

А в ответ — мобилизация «бюджетников», которые ничуть не виновны в плохой уборке, на исправление имиджа Беглова на субботнике.

Ничего из этого исправления не выйдет. Сколько бы не старался «кремлевский повар» и его информационные подручные.

Неспособность решать проблемы горожан хорошо лечится только одним путем: честными выборами.

Наша задача — заставить власть их провести.

Иначе следующей снежной зимой все повторится.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире