На территории воинской части имени маршала Хосе Виктора Завалы пригороде Гватемала-Сити находится маленькая тюрьма. Недалеко от въездных ворот  – небольшое двухэтажное белое здание, обнесенное по периметру высоким забором с колючей проволокой. На заборе висит реклама фруктового мороженого.

Оставляю в такси сумку с фотоаппаратом, телефоном, диктофоном… Ничего этого проносить на территорию тюрьмы нельзя. (Откуда фото тюрьмы – не спрашивайте).

Молоденький солдатик в ладной, хорошего качества, форме просит предъявить ID. Протягиваю российский паспорт. Он долго и с интересом смотрит на него, потом недоверчиво, со снисходительной улыбкой переспрашивает: «Это ID?» Молча киваю. Не объяснять же ему, что большая Россия в этом вопросе на десятилетия отстала от маленькой Гватемалы.

На входе в тюрьму сидят охранники – молодые ребята. Некоторые жуют мороженое. То самое, что на рекламе. Мне ставят штамп… на руку (одно слово разобрал – VISITA) и предлагают подождать. Через пару минут появляется тот, к кому я, собственно, приехал – Игорь Битков, бывший владелец и руководитель СЗЛК – Северо-Западной лесопромышленной компании.

Несколько лет тому назад это был успешный бизнесмен, которому нравилась его работа и который реально делал полезное для России дело – производил  чуть ли не все виды бумаги и бумажной продукции. Два завода, входивших в СЗЛК, были передовыми в своей отрасли, получали призы, развивались…

Сейчас Игорь Битков и его жена Ирина объявлены преступниками. Причем до вынесения каких-либо судебных решений, постановлений и приговоров. Скорые на ярлыки российские чиновники уже окрестили Битковых «мошенниками, умышленно доведшими СЗЛК до банкротства» (цитата из губернатора Калининградской области Цуканова). В гватемальской тюрьме Битковы (а Ирина с дочерью содержатся под стражей в другом месте, тюремной больнице, но тоже в пригороде Гватемала-Сити) оказались по другой причине. Вот как эту причину сформулировал пресс-секретарь Международной комиссии по противодействию безнаказанности в Гватемале Диего Альварес: «Специальная прокуратура по борьбе с безнаказанностью определила их как людей, которые вступили в контакт с преступной сетью, которая действовала в главном управлении миграции и национальном регистре лиц, чтобы им были сделаны по подложным документам свидетельства о рождении, удостоверения личности и паспорта Гватемалы». (источник —  http://ria.ru/world/20150121/1043492385.html#ixzz3hsBamCW8

В переводе на русский это означает, что те гватемальские паспорта, которые Битковы получили семь (!) лет тому назад в структуре, всем и давно хорошо известной в Гватемале, сейчас, на фоне очередной волны с коррупцией, вдруг стали «подложными».

 

Из сообщения пресс-секретаря, правда, непонятно, по каким именно основаниям контора, выдававшая паспорта, признана липовой? И причем здесь Битковы? Допустим, контра — липовая. Но почему в таком случае рядом с Битковыми на тюремных нарах не сидят около тысячи граждан других стран, также получивших в этой фирме гватемальские паспорта?


…Тюрьма на военной базе – элитная. Это если судить по контингенту арестованных: бывший алькальд (мэр по –нашему) города Антигуа; зять нынешнего президента Гватемалы; глава ассоциации производителей кофе Гватемалы; госчиновники, прокурор, полицейские,  наркодельцы… Если же судить по условиям содержания, то место это – какой-то бомжатник: на весьма скромной площади ютятся около сотни человек. В некоторых российских СИЗО, пожалуй, даже попросторней.

Зато здесь нет чисто российского маразма – запрета на встречи с адвокатами, журналистами и родственниками. И по телефону можно звонить куда угодно и кому угодно (так же, кстати, как и в американских тюрьмах) и по выходным встречаться с родственниками на территории тюрьмы.

В тот день Игорь Битков ждал, кода ему привезут сына Владимира, родившегося в Гватемале три года тому назад. Собственно, и с сыном вышла непростая история. Но о ней позже.

Мы говорили часа три. Точнее, говорил Битков, а я слушал и задавал вопросы.

Битков рассказал о причинах ареста в Гватемале и о том, почему и как появилось уголовное дело в отношении них с женой там, в далекой России. Говорил, на мой взгляд, убедительно, приводит факты и цифры, называл фамилии..  

Так получилось, что дело в России и дело в Гватемале – взаимосвязаны. Не будь первого, не было бы и второго.

Надо отметить, что информация о Битковых была ограниченной и не всегда точной. А иногда, к примеру, в сообщениях ТАСС, явно и предумышленно неточной. Так, к примеру, ТАСС сообщило, что «Игорь, Ирина и их дочь Анастасия Битковы были задержаны… в одном из фешенебельных особняков в столице Гватемалы». При этом на снимке, сопровождавшем сообщение, был Национальный дворец Гватемалы. На снимке другого СМИ разместили кафедральный собор в Антигуа.

Зачем?


В тот же день у меня состоялась еще одна беседа – в российском посольстве.

Чрезвычайный и полномочный посол России в Гватемале Николай Бабич любезно уделил мне целых полчаса своего драгоценного времени. Разумеется, обсуждали мы арест россиян Битковых, содержащихся под стражей в Гватемале.

К слову: других арестантов из России в Гватемале нет.

Из ответов посла Бабича мне должно было стать понятным, что:

— арест Битковых – инициатива гватемальских властей, борющихся с коррупцией под эгидой Международной комиссии по борьбе с безнаказанностью ООН (CICIG);

— Битковы обвиняются в мошенническом получении гватемальских паспортов;

— к уголовному делу, возбужденному в России, этот арест отношения не имеет;

— посольство следит за соблюдением прав наших граждан и оказывает им всяческую помощь;

— не сразу пришли в тюрьму, потому что два месяца ушло на выяснение, действительно ли они граждане РФ;

— паспорта новые им еще не выдали, потому что это не делается быстро;

— к заявлению омбудсмена по правам ребенка в РФ г-на Астахова о том, что нужно забрать у Битковых их сына Владимира и привезти его в Россию, посольство отношения не имеет;

— да, посол в курсе, что сын Битковых — Владимир – гражданин Гватемалы;

-да, генеральная прокуратура РФ попросила посольство оказать содействие в экстрадиции Битковых в Россию;

— …и да — посол в курсе, что у России с Гватемалой нет соглашения о выдаче.

Короче, на все мои вопросы Николай Евгеньевич отвечал быстро и охотно. И я подумал бы, что у нас замечательные сотрудники в замечательном посольстве, если бы не рассказы самих Битковых, а также их адвокатов о том, что:

— Битковых до суда уже назвали преступниками (https://www.newkaliningrad.ru/news/briefs/incidents/5188843-tsukanov-semyu-bitkovykh-obankrotivshuyu-nemanskiy-tsbk-ekstradirovali-v-rf.html);

— что помощи Битковым никакой не оказывали; новые паспорта не выдают; проблему с ребенком не пытались решить; в предварительных судебных заседаниях всячески обвиняли Битковых чуть ли не во всех грехах, пытаясь выставить их перед гватемальскими властями матерыми преступниками…

— что российские банки наняли группу детективов, и эти детективы наверняка сыграли не последнюю роль в аресте Битковых…

И так далее, и тому подобное.

Кому верить? Фактам. А они таковы. Битковы сидят с января 2015 года. Обвинение им не предъявлено. Суда не было. Младший ребенок полтора месяца провел в детском доме, хотя родители настаивали на оформлении патроната знакомой гражданки Гватемалы. Старшая дочь, чья вина в приобретении гватемальского паспорта даже не проглядывается,  больна, но все равно содержится под стражей. Следствие в России не движется. Банки, которым якобы задолжали Битковы, отвечать на мои вопросы отказались (кроме Газпромбанка). Предприятия, входившие в СЗЛК, — Неманский ЦБК и Каменногорская фабрика – по сути, прекратили свое существование.

Некоторые эксперты утверждают, что причиной всего этого – давнее и хорошо известное явление под названием «кредитное рейдерство». Бывший сотрудник СЗЛК Юрий Мурашко в своей книге «Кредитное рейдерство: как это делается» пишет:

«…Фактически все происходит по закону. Предприятия не могут возвратить кредиты, банкротятся и прекращают производственную деятельность. А кредиторы, то есть, банки, забирают их собственность. Недвижимость и оборудование. Но, кажется, что ситуации, когда фабрики и заводы не могут вернуть кредиты, зачастую создаются специально. Искусственно».

Автор приводит примеры таких ситуаций: ОАО «Амурметалл», ЗАО «Серпуховский текстиль», ООО «Камышинский ХБК», ООО «Кристалл»…

…Когда мы прощались с послом, он вдруг сказал мне: «Завтра Ирина и ее дочь выйдут из заключения». Это было сказано таким тоном, словно Николай Евгеньевич лично провел какую-то титаническую подпольную работу по освобождению российских граждан и добился на этой ниве неслыханных успехов.

Увы! И через месяц после этой фразы Битковы сидят в тюрьме.

Гватемальской.

Для особо опасных преступников.

С рекламой мороженого на заборе.

На снимках:

с Игорем Битковым на территории элитной тюрьмы

 

тюрьма внутри воинской части

 Анастасия и Ирина Битковы

кафедральный собор в Антигуа

Фото автора.

Посол РФ в Гватемале Николай Бабич (фото из сайта Ассоциации выпускников МГИМО)



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире