Недавно мой знакомый, бывший российский предприниматель, вынужденно живущий за пределами России после того, как российский банк, по сути, рейдерски отобрал его бизнес, сказал мне:

— Я читал о Битковых на сайте Эха (http://echo.msk.ru/blog/bordo07/1568380-echo/... Мне ситуация не кажется однозначной. Наверняка с их стороны были элементы мошенничества.

Я ответил, что ситуация мне тоже не кажется однозначной, особенно в части, касающейся обвинения. Далее можно было пошутить насчет «элементов мошенничества» (дескать, вам, бизнесменам, виднее), но вместо этого я задал ему, человеку умному и опытному, вопрос:

— Стал бы ты, рассчитывая через какое-то время угробить свой бизнес путем мошенничества и невозврата кредитов, целых десять лет активно развивать его, модернизируя предприятия, совершенствуя их, делая успешными и прибыльными? И еще: стал бы ты при этом вкладывать деньги в  экологическую привлекательность своего бизнеса?

Да, согласился со мной собеседник: ни один уважающий себя мошенник не станет вкладывать деньги в экологическую составляющую бизнеса, который он хочет кинуть-обанкротить.

Итак, посмотрим на экологическую составляющую бизнеса бывших владельцев Северо-Западной лесной компании (СЗЛК) Игоря и Ирины Битковых, которых в России обвиняют в мошенничестве, а в Гватемале, где они находятся под стражей, — в использовании якобы поддельных документов.

Известно, что промышленные комплексы, которые они приобрели в Каменногорске и Немане, находились в очень плохом состоянии. Бумагоделательные машины на обоих заводах были  построены еще в начале ХХ-го века и практически не реконструировались. Заводы были безнадежно отсталыми  не только в техническом, но и в экологическом отношении.

Особенно критическая ситуация была на Неманском ЦБК. Завод производил целлюлозу с использованием хлора. Эта технология давно уже запрещена в развитых странах. Учитывая, что Неман и Калининградская область расположены в непосредственной близости от стран  Евросоюза, такое производство достаточно болезненно воспринималось европейскими соседями. Однако с точки зрения российского законодательства хлорная отбелка считалась вполне приемлемой. 

За 50 лет советского периода существования Неманского ЦБК неочищенные стоки сбрасывались в реку Неман, противоположный берег который принадлежит Литве. Каменногорская фабрика сбрасывала свои стоки в реку Вуокса, которая впадает в Ладожское озеро. И в том, и в другом случае, загрязнения водных бассейнов приводило к катастрофическим последствиям.

Ирина Биткова вспоминает: « Когда мы приобрели эти заводы, ответственность по улучшению экологический обстановки легла на нас. По моральным причинам – мы понимали, что предприятия наносят ущерб окружающей среде и людям —  экологическая политика  стала нашим приоритетом».

 

 Далее она (по моей просьбе) рассказала следующее.

 «Поскольку Калининградская и Ленинградская области расположены на побережье Балтийского моря в едином экологическом пространстве с окружающими государствами, при реализации наших проектов мы учитывали как российские нормативы, так и нормы международного сообщества, в первую очередь ЕС и трансграничного воздействия  на окружающую среду (особенно реки Неман и Вуоксу). 

Мы внедряли современные технологии  BAT( Best Available Technology), что само по себе предполагает ресурсосбережение (воды, древесины, электроэнергии, химикатов на каждую тонну продукции). 

И даже внедряя лучшие технологии, мы всегда шли на дополнительные затраты, например, на установку очистных KWI или TCF— отбелки, чтобы иметь максимальный экологический эффект с одной стороны и готовили нашу экспансию на экологически чувствительные рынки — с другой. 

Основные наши крупные экологические проекты:

1.Установка на всех бумагоделательных машинах, в целлюлозном цехе  и на заводе по переработке макулатуры локальных очистных  сооружений австрийской  фирмы KWI, что значительно уменьшило как количество вредных сбросов в воду, так и объем потребляемой воды за счёт замкнутого водооборота и систем очистки.  Эти очистные были установлены на обеих фабриках КФОБ и НЦБК. Эффективность очистки стоков достигла 97%.

2. Модернизация выпарной станции на целлюлозном производстве. Хлор был далеко не единственной проблемой. Завод ежедневно сбрасывал в Неман 200 тонн лигносульфонатов. Эта вонючая темно-коричневая жидкость в огромных количествах выносилась рекой Неман в Куршский залив Балтийского моря и уничтожала его богатую флору и фауну. Вода была непригодна для купания, не говоря уже о рыбных ресурсах.

Для решения этой проблемы нам пришлось восстанавливать и модернизировать выпарную станцию, которая не функционировала почти 10 лет. В итоге лигосульфонаты мы стали удалять из воды и превращать в ценный химикат, который по хорошим ценам продавали в Польшу и Германию.

3.  Пуск 20 июля 2007 года новой целлюлозной фабрики с применением TCF отбелки, то есть, этот завод производил отделку без применения хлора и его соединений. Это самая передовая экологичная технология в мире. Отбеливающим реагентом является кислород, получающийся из перекиси водорода. Наше производство оказалось первым и единственным в России и по сей день, которое имеет столь современную и безопасную технологию.

Оборудование канадской фирмы GL&V, при поддержке Канадского экспортного агентства, заключение контракта было поддержано консулом Канады в Санкт Петербурге. Эта сделка финансировалась с российской стороны Газпромбанком в размере 22 млн. USD. Общий объем инвестиций порядка 30 млн. USD.( Теперь этот банк заявляет, что деньги были нами сворованы).

4. Паровые котлы на обоих заводах переведены с мазута на природный газ.

Помимо российского природоохранного законодательства это соответствовало и  Киотскому протоколу, так как значительно уменьшало выбросы диоксидов серы, мазутной золы, выбросов оксида углеродов и сброса твердых веществ в атмосферу.

5. Построили газопровод к Неманскому комбинату и газораспределительную станцию, с возможностью подключения жилых кварталов. 

Расход топлива при этом был сокращен на 30%.

 6. Строительство и запуск короутилизационной котельной на НЦБК. Еще с немецкого периода, а также в советское и постсоветское время около завода начала расти гора коры, которая не использовалась и не вывозилась с места свалки. Постепенно эта гора, возвышаясь над городом, превратилась в огромную проблему, потому что она не только загрязняла  почву, но и периодически загоралась, и город покрывался густым дымом.

Новая котельная, которую мы построили, позволила не только сжигать всю кору с производства, но и старые отходы, накопленные за десятилетия.  

Котельная стала производить 25% пара, потребляемого производством, что сократило сжигание мазута и газа. Тем самым мы значительно уменьшили объем свалки (а значит и загрязнение почвы и воды) и использовали отходы для выработки топлива.

7. Строительство и запуск в ноябре 2005 года завода по переработке макулатуры на КФОБ. Основное оборудование — французской фирмы  KADANT — LAMORT.

8. Строительство совместного комплекса очистных сооружений очистки промышленных стоков НЦБК и хозяйственно— бытовых стоков города Неман. С австрийской компанией KROFTA  установили пилотный совместный комплекс по биологической очистке, чтобы  очищать общие заводские стоки НЦБК и городские стоки города Неман. Проект был одобрен Министерством природных ресурсов РФ, прошел общественные слушания, согласован с соседними странами — Литвой и Германией».

К словам Ирины Битковой следует добавить, что в октябре 2004 года жюри конкурса Фонда имени В.И. Вернадского и Высшего экологического совета Государственной Думы наградило проект " Строительство комплекса очистных сооружений города Неман и Неманского ЦБК" Национальной экологической премией за вклад в укрепление экологической безопасности и устойчивое развитие России, вклад в защиту Балтийского моря.

Вот мнение директора российского отделения WWF Евгения Шварца (Всемирный фонд дикой природы):

" ... Мы придаем особое значение появлению первого в России бесхлорного производства бумаги на Неманскому ЦБК. Мы считаем, что пример СЗЛК будет способствовать продвижению современных экологически чистых технологий…"

Главный санитарный врач Калининградской области Татьяна Грунич отмечала:

" Я слишком хорошо знаю, насколько вредно и опасно использование хлора. И просто здорово, что первый российский ЦБК, который перешел на TCF— отделку, находится у нас. Теперь в области станет меньше болезней…"

Далее Ирина Биткова вспоминает:

«…В экологических проектах нас поддерживали и правительственные структуры, и общественные организации. К примеру, Greenpeace, HELCOM, DANCEE, немецкая WTTC, Экозащита…Много времени и сил мы уделяли Российско— литовскому сотрудничеству…

Наша деятельность была одобрена 48 природооохранными организациями мира, которые подписали документ " Общее видение реформирования бумажной промышленности в Европе» и " Открытое письмо представителям европейской целлюлозно-бумажной промышленности.

В основу нашего бизнеса мы закладывали принципы долгосрочного развития и долгосрочной конкурентоспособности. Поэтому, понимая быстрое изменение современных технологий и высокой уровень капитальных затрат, мы заранее создавали резервы для увеличения мощностей и гибкости для адаптации к требованиям рынка по улучшению продуктов или введению новых. 

Каждый последующий проект, который мы делали, давал синергетический эффект уже существующим новым производствам. Так, например, строительство новой бумажной фабрики  позволяло использовать полный потенциал нового завода по производству TCF— целлюлозы. 

 

Считаю, что нашей сильной стороной являлось быстрое реагирование на изменяющиеся требования рынка. 

В общем, мы рассчитывали развитие бизнеса на много лет вперед, чтобы иметь резервы для дальнейшего роста при минимальных дополнительных затратах. По большему счету, это базовые принципы для дальнейшего роста объема производства.

Как я теперь понимаю, это было  неуместно в той российской среде, где чиновники и банки на словах заявляли о конкурентоспособности страны и необходимости внедрения современных технологий, но на самом деле  хотели " все здесь и сейчас" и желательно в личные карманы».

Разумеется, в те годы пресса много писала об экологических проектах СЗЛК. Разумеется, Битковых хвалили и поддерживали.

... И вот после всего этого общественности предлагают поверить в многочисленные публикации о том, что Битковы— расчетливые и циничные мошенники, обанкротившие свои заводы и сбежавшие в Гватемалу?

Конечно, об обвинениях в мошенничестве бывших руководителей СЗЛК мы еще поговорим как-нибудь.

Но уже одна только «экологическая» сторона «дела Битковых», по-моему, заставляет задуматься о многом. 

На снимке: Игорь и Ирина Битковы.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире