11:10 , 02 февраля 2015

На чьей шее затупится лезвие гильотины?

Два года тому назад на телеканале «Дождь» я комментировал поправки к статье 275 УК РФ. Я говорил тогда о том, что в новую редакцию статьи внесена подлая и неюридическая добавка — цитирую ее: «..оказание финансовой, материально-технической, консультационной или иной помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации».

Для сравнения: в прежней редакции статьи определение было таким: «оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности Российской Федерации».

Как видим, исчезли «враждебность» и «ущерб». Почему? Потому что враждебность труднодоказуема — и ее не доказывали в процессах. Не было и ущерба — вообще ни в одном из десяти последних громких уголовных дел по статье 275. Перечислю обвиняемых по этим делам (я их изучал, когда писал дипломную работу на юридическом факультете): Никитин, Пасько, Сойфер, Щуров, Кайбышев, Моисеев, пермская газета «Звезда», Трепашкин, Данилов, Сутягин).

...То есть, фээсбэшники, продавив новую редакцию статьи 275 УК РФ, тупо облегчили себе задачу, попутно вдоволь поиздевавшись над законом.

В нынешней редакции статьи читаем: «оказание...финансовой, материально-технической, консультационной…» ...То есть, по сути, ЛЮБОЙ помощи. В этом — неюридический характер определения, потому что это — размытость закона. Эта неконкретность дефиниции (толкования) статьи позволяет применять закон вкривь и вкось.

Именно так его и применяют уже много-много лет.

Уже сейчас почти все обвинения в текстах следователей ФСБ — а я их читаю и в деле генерала Сугробова, и в деле калмыцкого фермера Сергиенко — пестрят такими фразами: " в неустановленном месте в неустановленное время неустановленными лицами«. Потом прокурор утверждает этот бред, а судья копирует его в приговоре с теми же грамматическими и орфографическими ошибками.

Два года назад я говорил также о том, что применяться статья 275 УК РФ в новой редакции не будет полтора-два года: чтобы сразу не обратить внимание на размытость, неконкретность и неправовой характер формулировки. Вот ее и не применяли. Война с Украиной внесла коррективы: пропаганде нужны враги, шпионы, нужна пища для перемалывания ее в жерновах пропагандистских телепередач и статей в прогосударственных СМИ.

Так что шпионы будут еще. Давыдова — первая ласточка.

А еще ведь есть новая статья — 283.1— незаконное получение сведений, составляющих государственную тайну путем похищения, обмана, шантажа, принуждения, угрозы применения насилия либо иным незаконным способом. От трех до восьми. Здесь тоже есть где покуражиться чекистам.

Адвокат Иван Павлов два года назад еще говорил, что «эти «усовершенствования» развязывают руки следствию и еще больше превращают обе статьи в инструмент для преследования неугодных: теперь могут обвинить в причинении ущерба не только внешней, но и любой другой безопасности РФ: продовольственной, экономической, энергетической и так далее. Покупаешь акции иностранного конкурента «Газпрома» — считай, замахнулся на энергетическую безопасность России. И без того плохую статью делают еще хуже». http://svobodainfo.org/ru/node/2227

Кстати, у меня появился некоторый оптимизм после того, как в «дело Давыдовой» вступил адвокат Иван Павлов. Иван Юрьевич был и моим адвокатом — отсюда оптимизм.

А еще оптимизм оттого, что есть нюансы, есть…

К примеру, не все так просто с доказыванием того, что именно является государственной тайной. Поясню. Понятие гостайны определяется в законе «О государственной тайне» 1993 г. Под гостайной понимаются «защищаемые государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации». При этом существуют перечни сведений, отнесенных к государственной тайне.

Так вот, перечни эти у каждого ведомства свои. А это значит — и мы в этом убедились! — что одни и те же сведения в разных ведомствах могут быть и секретными, и несекретными.

В «деле Давыдовой» сведения, составляющие гостайну, сильно неочевидны.

Далее. В отличие от шпионажа виновный при выдаче государственной тайны не собирает и не похищает сведения, ее составляющие, а располагает ими по службе или работе.

Давыдова никакими тайнами не располагала ни по службе, ни по работе. Так что, по чекистской идее, нужна третья редакция статьи, в которой и это препятствие должно быть устранено.

Далее. С субъективной стороны государственная измена может быть совершена только умышленно. При этом все формы такой измены могут быть совершены только с прямым умыслом.

Уверен, что обвинители не смогут доказать умысел Давыдовой на совершение акта госизмены и на причинение вреда России. Как не смогли они этого сделать ни в одном из вышеназванных мной дел.

...Несмотря на многократно и убедительно доказанные примеры фальсификаций уголовных дел по госизмене и на критику несправедливых приговоров по ним, гильотина шпиономании продолжает пожирать свои жертвы.

...Поневоле вспоминается Ежи Лец: «И все-таки на чьей-то шее должно затупиться лезвие гильотины».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире