Российская военная кампания в Сирии продолжается почти два года. Как и любая война, сирийская операция достаточно затратная, но объем средств, вложенных в это мероприятие, официально не раскрывается.

Несмотря на то, что 70% военного бюджета является засекреченным, не вся информация подлежит сокрытию. Операция в Сирии проводится на основе Договора о дружбе и сотрудничестве между Советским союзом и САР 1980 года и Соглашением о размещении российской авиационной группы 2015 года. В соответствии с Бюджетным кодексом и Приказом Минфина № 243н, информация о расходах, которые федеральный бюджет несет в рамках соглашений с иностранными государствами, должна быть опубликована на едином портале бюджетной системы России.

Эти данные на портале отсутствуют. Поэтому партия «Яблоко», которая в настоящее время проводит кампанию «Время вернуться домой», официально обратилась к министру финансов России Антону Силуанову с требованием опубликовать данные о расходах государства на военную операцию в Сирии.

Никакого военного секрета в такой информации нет. Министерства обороны США и Великобритании неоднократно отчитывались о средствах, затраченных на военные операции в Ираке, Афганистане или Ливии. На первой фазе сирийской операции такую информацию раскрывали и российские власти. Вступая в сирийский конфликт, руководство России вероятно рассчитывало на маленькую победоносную войну, поэтому спустя пять с половиной месяцев после ее начала, Владимир Путин поспешил сообщить о стоимости военной операции и выводе основных сил из Сирии. Однако никакого мира в Сирии нет, ни одна из заявленных целей не достигнута, и участие России в этой войне продолжается.  

Так сколько же Россия тратит на военную операцию в Сирии?

В марте 2016 года на встрече с военнослужащими президент Путин сообщил, что первые шесть месяцев операции обошлись бюджету России в 33 млрд рублей (в среднем 156 млн рублей в день). Это соответствует расчетам РБК (156,3 млн рублей в день), произведенным в октябре 2015 года. На 1 июля 2017 года эта цифра достигла 100 млрд рублей.

Если расходы на военную операцию посчитать по методике РБК (которая, в свою очередь, основана на методике подсчета стоимости военной операции Великобритании в Ливии), сумма расходов на 18 июля 2017 года составит от 107,8 млрд до 140,4 млрд рублей.

В расчеты включается пять параметров: боевые вылеты авиации, запуск крылатых ракет «Калибр», потери военной техники, содержание личного состава (выплаты суточных и питание), выплаты семьям погибших.

Боевые вылеты авиации: от 89,7 млрд до 117 млрд рублей

20 декабря 2016 года первый заместитель главкома ВКС Павел Кураченко сообщил, что российская авиация с начала операции в Сирии совершила более 30 тысяч боевых вылетов. Начальник Главного оперативного управления Генштаба Сергей Рудской в конце апреля 2017 года назвал другую цифру – более 23 тысяч вылетов. По информации РБК, около 80% боевых вылетов ВКС России совершаются на ближнюю дистанцию. Один такой вылет стоит 3,5 млн рублей. 20% приходятся на средние вылеты (5,5 млн рублей каждый). 23 тысячи вылетов обошлись в 89,7 млрд рублей (64,4 млрд на 18,4 тысячи вылетов на ближнюю дистанцию и 25,3 млрд на 4,6 тысячи вылетов на среднюю дистанцию). На 30 тысяч вылетов потратили 117 млрд рублей (84 млрд на 24 тысячи вылетов на ближнюю дистанцию и 33 млрд на 6 тысяч вылетов на среднюю дистанцию).

Запуск крылатых ракет «Калибр»: от 3,45 млрд до 6,28 млрд рублей

За время военной операции российские ВС выпустили по меньшей мере 71 крылатую ракету типа «Калибр» по объектам на территории Сирии. Стоимость ракеты «Калибр» большинство экспертов оценивает исходя из цены аналогичной американской ракеты «Томагавк» (1,5 млн долларов). По другим оценкам, стоимость российских ракет несколько ниже – до 900 тысяч долларов. По минимальным оценкам, пуск 71 ракеты обошелся казне в 3,45 млрд рублей, по максимальным оценкам – 6,28 млрд рублей.

Потери военной техники: от 9,33 млрд до 11,53 млрд рублей

В ходе сирийской кампании ВС РФ потеряли самолет Су-24 (390 млн), сбитый турецкими военными, пять вертолетов – Ми-8 (248 млн), Ми-35 (1,1 млрд), Ми-28Н (1,6 млрд), Ми-35М (556 млн), Ми-8АМТШ (886 млн), а также 11 беспилотников (49 млн рублей). Еще два самолета – Су-33 и Миг-29 (от 4,5 млрд до 6,7 млрд. рублей) – были потеряны во время похода авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов». Общая стоимость потерянной военной техники составляет от 9,33 млрд до 11,53 млрд рублей.

Содержание личного состава: 3,75 млрд рублей

По подсчетам РБК, средняя численность российского контингента в Сирии составляет 3000 человек. По состоянию на 18 июля 2017 года на содержание личного состава ушло 3,75 млрд рублей: 1,38 млрд пошли на питание (658 дней, 700 рублей в день на человека) и 2,37 млрд – на выплату суточных (658 дней, 1200 рублей в день на человека).

Выплаты семьям погибших: 102 млн рублей

По официально подтвержденным данным, в военной операции в Сирии погибли 34 российских военнослужащих. Выплаты родственникам погибших (по 3 млн рублей каждой семье) составили 102 млн рублей. 

К общей сумме как минимум стоит прибавить стоимость сирийского похода авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов». По подсчетам РБК, примерная стоимость похода составила от 7,5 млрд до 10 млрд руб. Если вычесть из этой суммы расходы на боевые вылеты палубной авиации (1,5 млрд рублей) и стоимость двух потерянных самолетов (от 4,5 до 6,7 млрд. рублей), стоимость похода составит от 1,5 млрд до 1,8 млрд рублей. 

Таким образом, с учетом похода «Адмирала Кузнецова» прямые и верифицируемые военные расходы на операцию в Сирии составили от 107,8 млрд до 140,4 млрд рублей.

Инфографика – газета «Ведомости»

Реальная же стоимость участия России в сирийской войне может оказаться в 1,5 раза выше. Неизвестными остаются расходы на вылеты самолетов дальней авиации; на пуски новейших крылатых ракет X-101 (Минобороны сообщало как минимум о 40 выпущенных ракетах, стоимость которых очевидно превышает стоимость ракет «Калибр»); на развертывание системы ПВО в Сирии; на содержание Группы Вагнера (по оценке РБК – от 5,1 млрд до 10,3 млрд рублей); а также непрямые военные расходы (на пропаганду и имиджевые мероприятия вроде концертов в Пальмире) и компенсацию косвенных потерь, включая гибель ТУ-154 над Черным морем.

По поводу трат на сирийскую кампанию президент и кремлевские эксперты все время повторяют два тезиса: «расходы сопоставимы со стоимостью тактических учений, которые уже были заложены в бюджет» и «операция не требует дополнительных расходов и проводится в рамках утвержденного военного бюджета».

Только аргументы эти не очень состоятельны. Во-первых, с началом операции в Сирии, учения не прекратились, и средства продолжают уходить как на учения, так и на реальные боевые действия. Само же сравнение основано на цифрах первого этапа военной операции и повторяется по инерции. Во-вторых, военный бюджет – не священная корова и зависит от приоритетов государства. Чем больше средств уходит на войну и вооружение, тем меньше остается на образование и здравоохранение.

В предыдущие пять лет военные расходы выросли почти в 2,5 раза, в то время как расходы на образование и здравоохранение снизились в 1,5 раза. При этом наращивание военных расходов и сирийская операция происходят на фоне глубокого экономического кризиса внутри страны, увеличения числа бедных, роста цен и снижения внутреннего спроса.

В этих условиях война в Сирии становится просто разорительной для экономики России. Следует прекратить тратить бюджетные средства на внешнеполитические авантюры и заняться решением внутренних проблем.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире