17:26 , 19 апреля 2016

Разбор поведения персонажа по имени «Александр Минкин»

Александр Минкин: Модный идиот
Ксения Ларина: О тексте Минкина

Журналист Минкин посмотрел спектакль «Князь» и был страшно возмущен. Он написал статью, где оскорбил режиссера, актеров, театр, руководителей театра. Он не смог сдержаться, ибо, по его словам, был охвачен праведным гневом: режиссер Богомолов надругался над святым произведением русской литературы, над нравственностью и чистотой души Минкина. Журналист Минкин изрыгал проклятия ещё в театре, после спектакля, бился в кабинетах, но понят не был: артисты, занятые в спектакле счастливы и увлечены, и более других — многоопытный Александр Збруев, не первый раз работающий с этим режиссёром. Худсовет театра спектакль одобрил, — слышали бы вы, господа , прекрасные слова, сказанные великим Леонидом Сергеевичем Броневым (похвалы этого человека добиться нелегко)... Заведующая труппой мягко выслала беснующегося подальше…

Как быть? Минкин человек страстный. «Достоевский» человек. Человек из подполья. У него есть печатный орган, куда он пишет. Вот и написал он статью, над которой теперь пол Москвы потешается. Статью-самопародию. Вроде бы — Бог ему судья. Но мне показалось правильным ответить. Обьяснить этот поступок журналиста Минкина для широкой публики. Такова режиссерская профессия — разбирать поведение персонажей. Итак, что же взбесило журналиста в спектакле «Князь»? Вроде спектакль как спектакль. По мотивам романа. Не более вольный, или жёсткий, чем все, что делал Богомолов до того. Да, мрачный, но и роман не светлый. Однако же выяснилось, что Минкин долго терпел, а теперь не смог. И призвал зрителя к бойкоту. Мол, кто ходит на Богомолова — тот…

Проблема однако в том, что ходит к Богомолову на его спектакли немало уважаемых людей. Умных, тонких, интеллигентных, бесконечно уважаемых. Разных взглядов и убеждений. И восхищаются, и спорят, и думают, и укоряют порой, — впрочем без злобы. Неужели у всех у них разом отказало нравственное чувство? Думаю, нет. Думаю с нами — моими зрителями и мной — все в порядке. Нет, не форма и не традиционная для Богомолова жесть (кстати в этом спектакле Богомолов гораздо более сдержан, чем в предыдущих, лиричен и уважителен с текстом первоисточника) так «попали» в Минкина.

Актерам я говорил: этот спектакль будет вызывать бурю эмоций не формой, а темой. А тема очень даже «достоевская» — насилие над детьми. Жестокость взрослых к детям. Педофилия, наконец. Беспощадный разговор о том, что наш мир полон насилия над детьми, выстроен на насилии над беззащитными, и наша благополучная жизнь в той или иной степени оплачена детскими слезами. Вот этого и не смог вынести г-н Минкин. И ещё разговора о том, как за маской бессребренничество и проповедничества может легко скрываться чёрная гнилая душа. Трудно смотреть в зеркало. Трудно смотреть на своё уродство. Вот и пытается Минкин в истошном припадке его разбить, зеркало. Я рад.

PS 
Девочка Настя называет героя «Мышкин-Тьмышкин». А надо было просто — «Мишкин».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире