Ровно год назад журналист и блоггер Ирек Муртазин был приговорен к лишению свободы на срок 1 год и 9 месяцев.
Верховный суд Татарстана оставил приговор без изменений. 12 сентября 2008 года Ирек оставил запись в своем блоге, начинавшуюся со слов: «Пришла страшная весть… на 72-м году жизни, во время отдыха в Турции (в Кемере) скоропостижно скончался Минтимер Шарипович Шаймиев».

Когда журналисты спросили у президента Татарстана, может ли он простить Муртазина, Шаймиев ответил: «Нет. Потому что, когда затронуты мои честь и достоинство, когда нанесен такой удар по моим близким и родным, такие вещи не прощают».

Понятно, что из уст восточного авторитарного лидера это прозвучало как приговор.
Потерпевший превратился в судью и государственного обвинителя в одном лице. Государственная машина заработала на полную мощь. (Хотя она и раньше не бездействовала – процессу предшествовали травля Муртазина, прозрачные и не очень намеки на то, что было бы неплохо, если бы он уехал из республики, наконец, избиение, заказчиков и исполнителей которого до сих пор не нашли).

Иреку припомнили многое.
Его книгу «Минтимер Шаймиев: последний президент Татарстана», издаваемые им газеты с критикой власти, записи в блоге. Результатом стал приговор по статье 129 УК РФ (ч. 2) – «клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица и подрывающих его репутацию…» и статье ст. 282 (ч.1) – «…действия, направленные на возбуждение ненависти и вражды по признакам принадлежности к какой-либо социальной группе…». Социальной группой впервые в российской судебной практике была признана региональная власть.

Пара примеров, как татарстанская Фемида «притягивала за уши» обвинение.
В заключении эксперта-психолога указывается, что поведение Муртазина объясняется «защитными механизмами проекции и вытеснения.
Избрав образ Шаймиева М.Ш. в качестве своего «соперника», которому во что бы то ни стало надо доказать свою правоту и большую компетентность, Муртазин И.М. «вытесняет» из своего сознания понимание, что это его личная борьба с образом Шаймиева М.Ш., как признанного лидера. Он «проецирует» свое постоянное желание «доказать», что он лучше, самоутвердиться на реального человека, стоящего у власти, не признавая, не осознавая, что за всем этим может быть стоит его скрытое желание встать «у руля», то есть элементарная зависть, в которой, впрочем, Муртазин И.М. вряд ли признается даже самому себе.» Как глубоко, оказывается, способна проникнуть психоаналитическая мысль! Или Муртазин, не признаваясь в зависти к Шаймиеву самому себе, ненароком признался эксперту?

Вот еще.
Из заключения эксперта-социолога, доктора наук: «Региональная власть сформирована в процессе регионализации, ранее была единая система вертикали, сегодня – происходит децентрализация управления, естественно возникает региональная власть, местное самоуправление, как особая группа людей, которая занята на этом уровне государственного управления, и которая в силу каких-то особенностей политической культуры, климатических особенностей, которые определяют модель поведения представителей власти.» Вы вообще поняли, о чем это? А ведь именно этот абзац позволил суду признать татарстанских чиновников отдельной «социальной группой».

И дело здесь не в Шаймиеве, не простившем Муртазину «такие вещи».
Воспеваемый в республике и иногда вне ее «мудрый руководитель», «отец нации» начал с политико-правового сепаратизма, отстроил клановую систему управления и закономерно закончил посадкой политического оппонента. Не он соорудил 282-ю. Судебная система Татарстана лишь подтвердила ее универсальность. Абстрактное понятие «разжигание социальной розни» дает возможность шаймиевым разного уровня признавать социальной группой кого угодно – региональных чиновников, сотрудников МВД, лунатиков. И щедро раздавать 282-ю направо и налево. Для того она в законодательстве и появилась.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире