Перечитывал намедни «Москва-Петушки» Венедикта Ерофеева. 

Это великое произведение – антология нашей жизни. 

Какая такая антология – скажете вы –, бухает мужик, и всякое там видится ему. А вот и нет. Про нашу жизнь это. Великая книга – это та, что применима и к большому, и к малому. Например, сегодняшняя наша вдруг начавшаяся короновирусная жизнь. Мы все оказались в одном несущемся в никуда поезде. От станции к станции. От указа к указу. От налога к налогу.    

Боимся. Бережемся. Ругаемся. Что-то доказываем друг другу. Спорим о чем-то, непонятном и странном. 

Сначала мы мчимся в одну сторону, самозабвенно преодолевая препятствия. Туда, куда никогда не попадём. Мы носим маски, таимся, не выпускаем детей на площадки и вообще… дрожим мелкой и липкой дрожью. 

Вдруг, не пойми с чего, толпа нас выносит на перрон. Наверное, изменились обстоятельства. И мы, совершенно непонятно как, едем обратно. Так же самозабвенно и так же через станцию Покров. И то, как мы ее видим.

И мы вдруг смелые. Не до конца понимающие, что едем обратно. В угаре, агрессивно, без масок, без защиты. Потому что поезд поехал в другую сторону. И что нас ждет…

Надеюсь, не судьба главного героя. 

Хотя… то, как заканчивает свой путь Главный Герой – это, похоже, путь нашего бизнеса. 

Что самое жуткое и, я бы сказал, симптоматичное… Это то, что все, происходящее с нами, подчинено расписанию загородной электрички Москва-Петушки. А стрелочника… не видать. Да и есть ли ему дело до всего, что происходит с нами? 

Станции пролетают одна за другой, но никому и ничего здесь не ведомо.

«Русь, куда ж несешься ты? Дай ответ. 

Не дает ответа. Чудным звоном заливается колокольчик….»



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире