belyakov

Антон Беляков

11 мая 2011

F
Когда почти два года назад я внес в Госдуму законопроект о применении так называемой «химической кастрации» к педофилам, мне откровенно говорили, что эта идея из серии «фантастики» и ее даже не будут обсуждать серьезно.

По прошествии двух лет ее поддержала Общественная палата, Следственный комитет и лично его глава Александр Бастрыкин, вчера о возможности введения этой процедуры сказал Президент.
Казалось бы, отличный результат – но мысль о том, что за эти два года были изнасилованы тысячи детей и их жизнь искалечена навсегда – лишает всякой возможности радоваться «продвижению» этого вопроса. Давно уже пора прекратить «поддерживать» или дискутировать по поводу этой меры – а необходимо немедленно начать ее применение.

К сожалению, в Госдуме мой законопроект застрял.
Возможно, его рассмотрение тормозит «педофильское лобби» в стенах нижней палаты парламента, о котором много говорят в последнее время. Надеюсь, что мнение Президента Медведева все же окажется решающим, и сопротивление будет сломлено.

В то же время глубоко убежден, что химическая кастрация должна быть принудительной.
Добровольная кастрация не может решить той задачи, которая поставлена перед этой процедурой. А ее главная цель – не допустить повторных изнасилований детей лицами, уже отсидевшими срок и вышедшими на свободу.

Дело в том, что педофилия – это болезнь; мало кто из педофилов может контролировать свою преступную тягу к детям и в 95% случаев отсидевший педофил снова вернется к изнасилованиям.
И что делать с преступниками, которые отсидев 10 или 15 лет, выйдут на свободу и не дадут согласия на добровольную кастрацию? Приставить к каждому полицейского? Или молиться, чтобы маньяк совладал с собой и вновь не напал на ребенка?

Если мы действительно хотим защитить детей от маньяков-рецидивистов, необходимо вводить принудительную кастрацию или делать альтернативой отказа от химической кастрации пожизненное заключение: пусть педофил выбирает – или всю жизнь провести в тюрьме или согласиться на принудительную терапию.
Изнасилование 9-ти летней девочки в Буденновске свидетельствуют о том, что в нашей стране напрочь отсутствует система противодействия сексуальному насилию в отношении детей.

Я неоднократно говорил о том, что педофилия – это неизлечимое заболевание, связанное с устойчивыми изменениями психики. По данным экспертов, в 97% случаев педофилы возвращаются к своей «деятельности», и авторитетные врачи признают, что психиатрия здесь бессильна. И тот факт, что девочку изнасиловал преступник, который незадолго до совершения преступления был освобожден из мест лишения свободы, где как раз отбывал срок за педофилию, еще раз это подтверждает.

Если бы в нашей стране был принят закон о так называемой «химической кастрации» – введении в организм педофила препарата, блокирующего сексуальное влечение – то этого позорного случая в Буденновске могло бы не произойти. Подобная практика, которую принято называть «химической кастрацией», достаточно широко применяется в мире. Эта процедура может гарантировать, что в подавляющем большинстве случаев педофил, выйдя на свободу, не нападет на ребенка. Уже больше год назад я внес в Государственную Думу законопроект, предлагающий введение данной процедуру и в нашей стране. Пока мое предложение, к сожалению, не поддерживается, а маньяки-педофилы, досрочно выпущенные на свободу, насилуют детей уже в больницах.

Я не знаю, сколько еще подобных несчастий должно произойти, чтобы государство:

А) признало, что в нашей стране до сих пор нет никаких механизмов защиты детей от педофилов, выпущенных на свободу;

Б) разработало комплексную программу по защите детей от насильников;



Пока, единственное, что государство может предложить для защиты детей от маньяков  — изоляцию извращенцев от общества.

А что дальше, после того, как они выйдут на свободу? Что дальше, как раз и показала трагедия в Буденновке. Я уже не говорю о том, что маньяк был выпущен на свободу досрочно, за «примерное поведение».

Думаю, что уголовное преследование главврача больницы, не обеспечившего должный уровень безопасности своих пациентов, безусловно, является оправданным. Вместе с тем, для меня очевидно, что правоохранительные органы Буденновска должны были внимательно следить за поведением вышедшего из тюрьмы насильника. Они обязаны были проинформировать сотрудников организаций, чья деятельность связана с детьми, о появлении в городе подобного опасного субъекта. По крайней мере, мировой опыт показывает, что подобное оповещение является очень эффективным механизмом.

Давно пора понять, что педофилия – это реальная угроза, принимающая в России все более угрожающий масштаб. А уроки из трагедии в Ставропольском крае должны извлечь руководители детских учреждений по всей стране.
На днях смотрел очередную программу о защите прав потребителей. Картина везде одна и та же: покупка просроченного товара  — попытка вернуть деньги или заменить товар (сопровождающаяся как правило грубым «отправлением» несчастного покупателя куда подальше) — письмо в передачу — посещение обманутым покупателем магазина вместе со съемочной группой — торжественный возврат администрацией магазина 50 рублей за просроченное молоко и клятвенные заверения под камеры проверить все товары на свежесть.

До боли знакомая картина. Очевидно, что в существующих условиях потребитель вынужден самостоятельно защищать себя от просроченных товаров, выискивая на прилавках продукты с нормальным сроком годности. Даже провел мини-опрос среди знакомых женщин-хозяек: на какие характеристики товара обращаете внимание в первую очередь?

Первое — цена (что не удивительно), а вот второе — не просрочен ли товар! Получается, приходя в магазин, мы априори полагаем и принимаем то, что нам могут продать тухляк, и выискиваем среди сотен товаров тот, у которого не истек срок годности.

При этом, например, в Европе не покупатель должен выискивать на прилавках продукты, пригодные к употреблению, а работники магазина сами обязаны следить, чтобы в ассортименте не было просроченных товаров. При обнаружении просроченной продукции на владельца магазина в европейских странах налагается солидный штраф. Так, в Германии средний штраф за реализацию просроченной продукции достигает 20 тысяч евро. Схожие штрафы применяются в ОАЭ (25 тыс. евро) и в Турции.

Кроме того, в  Евросоюзе, где бизнесмены, как и у нас сейчас, работают в системе добровольной сертификации товаров, недобросовестные предприниматели, в случае обнаружения факта продажи просроченных продуктов, рискуют потерять бизнес. Если в магазине будет обнаружен просроченный товар, то этот магазин будет закрыт, а его владельцу запретят открывать магазины, в которых будут продаваться пищевые продукты, то есть вводится так называемый запрет на профессию.

У нас же санкции к недобросовестным продавцам применяют только после того, как потребитель дома обнаружит, что колбаса тухлая и пройдет все круги ада, пытаясь вернуть деньги и привлечь продавца к ответственности.

Между тем, сегодня, по данным Роспотребнадзора (призванного кстати бороться с распространением некачественного товара) около 50% реализуемых на территории нашей страны продукции не соответствует нормам безопасности и качества. «Ростест» предполагает, что таких товаров порядка 60-80%.
В последнее время появляются рынки просроченных продуктов, где людям предлагают товары, заведомо представляющие угрозу жизни и здоровью. Зато — существенная скидка на товар, и покупателей там, к сожалению, очень много. Дикость. Огромные рынки под носом у проверяющих структур.

С другой стороны, что им бояться?

Максимальный штраф для компании, которая продает нам просроченные, опасные для здоровья продукты питания и бытовую химию –50 тысяч рублей. Очевидно, что эта сумму не является сдерживающим фактором для продавцов, получающих сверхприбыли от продажи откровенно тухлых продуктов. Кроме того, законодательство не предусматривает обязательную конфискацию испорченных продуктов питания, а это значит, что, заплатив максимум 50 тысяч рублей, магазин может спокойно продолжить продавать просроченные товары.

Для меня очевидно, что для воспрепятствования потоку некондиционной продукции на российском рынке необходимо начать с ужесточения санкций за реализацию таковой. Сдерживающим фактором может стать многократное увеличение штрафов и введение обязательной конфискации некачественного товара. В связи с этим, я предлагаю увеличить штрафы за продажу товаров ненадлежащего качества, включая продажу товаров без сертификатов или декларации о соответствии, для юридических лиц до 700 тысяч рублей и ввести обязательную конфискацию некачественного товара. Причем, считаю, что ответственность должна наступать за сам факт нахождения такого товара на прилавке, а не с момента покупки товара.

Уже начал работать над соответствующим законопроектом. Буду рад свежим идеям и конструктивным предложениям.
Буквально только что я закончил работу над законопроектом, которым предполагает введение в нашей стране нового праздника – Дня партии власти. Отмечать его я предлагаю первого апреля, причем этот день нужно сделать нерабочим. В ближайшее время я внесу этот документ в Государственную Думу.

Достаточно часто можно услышать мнение о чрезмерном количестве праздников и выходных в нашей стране. Работать в России многие не любят, производительность труда низкая, а в многочисленные красные дни календаря экономическая активность вообще замирает. Лично я не согласен с подобным суждением. Праздников и выходных у нас не так много, просто время для некоторых из них выбрано неправильно. Можно предложить и пару новых праздников.

Например, лично я активно выступаю за перенос многодневных новогодних каникул на майские праздники. Начало января становится для большинства россиян бесконечным застольем, ведь других вариантов досуга в это время года практически нет. В результате именно в эти дни отмечается самая высокая смертность, связанная с употреблением алкоголя. А в начале мая многие наши сограждане открывают дачный сезон, заняться в этот период всегда есть чем, так что никто не откажется от пары-тройки лишних выходных.

Вообще, с моей точки зрения, весной, когда приходят первые солнечные и теплые (по крайней мере в сравнении с 20ти градусным морозом) дни, должно быть больше возможностей для отдыха. В марте дополнительный выходной – это Международный женский день, в мае их сразу два – 1 мая и День Победы. А вот в апреле мы праздниками (День космонавтики из всенародного почти превратился в сугубо профессиональный) почему-то обделены. Предлагаю исправить эту ситуацию.

Я считаю, что нужно объявить 1 апреля «Днем партии власти». У нас почему-то нет праздников, связанных с партийной жизнью, хотя она в последние годы бурно развивается. Да и единственным красным днем календаря, связанным с недавней политической историей, является 12 июня  — День России. Отношение к этому празднику, надо сказать, очень неоднозначное (по крайней мере, днем независимости называть его глупо — независимости от кого?).

То ли дело День партии власти. К ней, судя по последним парламентским выборам, хорошо относится большинство россиян. Будет здорово, если миллионы членов партии власти получат лишнюю возможность вспомнить о своей принадлежности к такой мощной политической силе, поучаствовать в торжественных партийных мероприятиях, пообщаться с соратниками, среди которых влиятельные федеральные чиновники, почти все губернаторы, мэры городов, известные артисты, спортсмены и авторитетные люди.

В соответствии с законопроектом, о котором я написал выше, политическая партия, которая завоюет большинство голосов избирателей на очередных парламентских выборах, получит право перенести праздник на любой другой день в году. Это может быть дата основания партии, день рождения лидера и т.д.

Для того, чтобы закрепить праздник на законодательном уровне, необходимы поправки в Трудовой кодекс РФ, которые мной подготовлены. Не сомневаюсь, коллеги, представляющие парламентское большинство, поддержат эту инициативу.

Кстати, традиция «дней правящей партии» достаточно широко распространена в мире. Конечно, в большей степени подобные праздники популярны в Азии, но это не повод игнорировать их опыт. Нам всегда полезно поучиться у Востока мудрости, умению сохранять традиции, воспринимая при этом все новое. Например, 1го июля в Китае уже несколько десятилетий празднуется День образования Коммунистической партии. В КНДР 10 октября весь северокорейский народ отмечает день создания Трудовой партии Кореи, главного носителя и проводника идей Чучхе. А во Вьетнаме большим праздников является 3 февраля, день Коммунистической партии, которую большинство вьетнамцев называет «нашей партией».
В СМИ и Интернете продолжается обсуждение универсальных электронных карт, которые, по замыслу властей, должны вскоре стать главным средством «общения» с государством для большинства граждан.
Пионером здесь выступает Москва, где в начале марта региональные депутаты приняли закон «Об универсальной электронной карте». Этот закон вызвал неоднозначную реакцию как со стороны некоторых специалистов и рядовых москвичей. С чем связаны опасения – с банальными предрассудками и консерватизмом, или они имеют под собой более серьезные основания?

С одной стороны, электронная карта – это очень удобно.
На нее предполагается начислять все выплаты из бюджета, да и сам гражданин сможет оплачивать штрафы, налоги и т.д. Карта заменит целый ряд документов – медицинских, пенсионных, проездных. Московские власти планируют сразу с помощью карты открыть доступ к 30 услугам. В столице планируют выдавать карты москвичам прямо с рождения.

Но не все так гладко.
Во-первых, многие граждане обеспокоены тем, что данные об их здоровье, собственности, доходах и других сторонах частной жизни будут объединены в общие базы данных. Соответственно, возникает подозрение, что кто-то может получить доступ к этим базам и использовать содержащуюся там информацию в своих корыстных интересах. Кроме того, некоторые россияне высказывают опасение, что с помощью электронных карт за их действиями можно будет установить тотальный контроль.

Лично я активно пользуюсь различными техническими новшествами и ретроградом в этом вопросе меня назвать никак нельзя.
Прогнозировать создание «электронного концлагеря» с помощью пластиковых карт я не буду. Но при этом серьезные проблемы в сфере соблюдения законодательства о персональных данных, обеспечения неприкосновенности личной информации объективно существуют. Многочисленные ведомственные и отраслевые базы и так можно купить почти на каждом углу. Как утверждают специалисты в области связи, считывание информации с электронных карт можно организовать достаточно просто.

Во-вторых, нельзя допустить, чтобы электронная карта стала навязанной услугой.
Дело здесь не только в желании гражданина хранить в тайне личные данные. Электронные карты будут выдаваться в Москве на безвозмездной основе, но их обслуживание не бесплатно. И эти траты в принудительном порядке лягут на плечи граждан, обеспечив тем самым дополнительный доход банкам-операторам. Никакие прогрессивные нововведения, связанные с дополнительными расходами, не могут носить навязанный характер. Нельзя допускать нарушение конституционных прав граждан, отказавшихся от пользования электронных карт.

Я могу привести примеры ситуаций, когда граждане, не пользующиеся современными платежными системами, оказываются в проигрышном положении.
С начала года в Москве тарифы на услуги ЖКХ не включают в себя комиссионное вознаграждение банкам-операторам. Московское правительство хоть и ограничило это вознаграждение 2,5% от платежа, однако в реальности услуги банков подорожали гораздо сильней для тех, кто пользуется традиционными способами оплаты.

Дело в том, что в банках установлена минимальная комиссия для переводов физических лиц (например, в Сбербанке она в начале года составляла 20 рублей).
То есть пенсионер, при платеже за электричество, условно говоря, в 100 рублей, должен будет заплатить банку не 2,5%, а 20%. При этом при платеже через Интернет или платежный терминал комиссия банка может составить от 0 до 1%. Но такими способами оплаты малообеспеченные москвичи как раз реже всего пользуются. То есть возникает неравноправие среди москвичей по «электронному признаку», что совершенно не допустимо.

С другой стороны, для наиболее продвинутых москвичей электронная карта – это далеко не новшество.
В современных условиях появляется возможность оплачивать некоторые услуги не только с помощью электронных карт, но и, например, с помощью мобильного телефона. Пора задуматься и о том, как расширить узкие «карточные» рамки. А то опять возникнут подозрения, что власти лоббируют интересы какой-либо структуры-монополиста, которой доверят выдачу и обслуживание карт миллионов горожан.
Возбуждение уголовного дела в отношении бывшего начальника московского метрополитена Гаева вряд ли стало для кого-то сенсацией. «Не все в порядке в подземном королевстве», — так, наверное, можно сказать о ситуации на крупнейшем объекте транспортной инфраструктуры Москвы. На днях в интернет-приемную на моем сайте поступило обращение, в котором говорится о серьезных нарушениях в сфере рекламного бизнеса в столичном метро.

Приведу выдержки из этого письма и прокомментирую их.

«История подземной монополии началась в мае 2002 года, когда вышло постановление правительства Москвы «О проведении конкурсов на право размещения средств рекламы в Московском метрополитене». Тендер, ознаменовавшийся чередой скандалов, в итоге выиграли четыре компании: «Метрос Медиа» (около 70% акций принадлежало метрополитену), «Альмакор», владельцем которой являлся нынешний заместитель генерального директора «Олимпа» по коммерческой деятельности Альберт Теплицкий, и входящие в АФК «Система» фирмы «Максима» и «ТВ-Проект», которые в два этапа поделили между собой все ветки метро, кроме серой Серпуховско-Тимирязевской линии (в 2003 году ее купила «Альмакор» за $1,3 млн). При этом от участия в тендере отказались 11 из 15 прошедших квалификационный отбор компаний».

«Через полтора года все агентства передали свои права на размещение рекламы в метрополитене одной компании, то есть отстранились от участия в работе, став акционерами «Олимпа». Вскоре метрополитен, согласно распоряжению мэра Москвы Юрия Лужкова, продлил эксклюзивный договор с «Олимпом» до 2011 года, а в конце 2005 года АФК «Система» передала свою «олимпийскую» долю (составляющую, по неофициальным данным, 50%) компании «Плеадес медиа групп» предпринимателя Алекса Шусторовича. Нарушение в том, что после тендера все компании передали свои права новой структуре. Хотя юридически это уже не возможно, поскольку конкурс выиграли конкретные компании с конкретными характеристиками. Далее продление контракта произошло вообще без конкурса. А при выходе из состава учредителей АФК «Система» и заменой на Шусторовича от выигравших конкурс вообще ничего не осталось».


Таким образом, по информации заявителя, «подземный» рекламный бизнес был искусственно монополизирован. Очевидно, здесь есть над чем поработать представителям Федеральной антимонопольной службы.

Сведение, приведенные в письме далее, должны заинтересовать правоохранительные органы.

«Важно, что «Олимп» не продаёт самостоятельно рекламные поверхности потребителям рекламы. Продажа осуществляется через дилеров (рекламные компании). Ключевым дилером является компания «Альмакор». Таким образом, заявленный рынок рекламы в метрополитене не соответствует реальным размерам, поскольку большая часть доходов выручается за рамками «Олимпа». А учитывая, что «Альмакор» является крупнейшим дилером, то основной доход получает именно эта компания, которая является также и учредителем «Олимпа».

Обратившийся ко мне рассказывает и о конкретных махинациях с участием компании «Олимп» и руководства метрополитена.

«Один из интересных фактов. В течении последних пяти лет «Олимп» внедряет новые рекламные носители в метрополитене в виде плазменных панелей. По началу планировалось закупить около 2000 панелей у японской компании «Пионер». Но в итоге, в силу высокой цены от поставщика, Теплицким (зам. Генерального директора «Олимпа», упомянутый выше, — А.Б.) было принято решение о покупке всего оборудования в Китае. Не взирая на понижение закупочной цены в 4-5 раз, цена для метрополитена увеличилась в разы по сравнению с японской продукцией. Известно, что треть от стоимости панелей легла в карманы руководителей метрополитена. Вторая треть — в карман Теплицкого».

«В 2006 году план сделки был следующий. Купить 2000 панелей у компании Пионер по закупочной стоимости с доставкой в Россию в 2000 Евро за единицу. Метрополитену планировалось продать по 6000 Евро за единицу. Компания, уполномоченная осуществить сделку, должна была 4000 Евро с каждой единицы обналичить и передать наличными деньгами Теплицкому. В итоге, Теплицкий отменил сделку, направил свое доверенное лицо в Китай. В результате метрополитен получил необходимое количество панелей, но уже китайского производства по предположительной цене в 10 000 Евро. Цена закупки в этом случае составила 1000 Евро за единицу. Половину наличных денег планировалось передать руководству метрополитена».


Если верить заявителю, при закупке плазменных панелей рекламщики и руководство метрополитена «распилили» около 9 млн. евро. На основании этой информации я подготовил запрос в Генеральную прокуратуру с просьбой проверить обстоятельства этой сделки. Надеюсь, правоохранительные органы разберутся и в случае выявления злоупотреблений привлекут виновных к ответственности.
Во многих аптеках сегодня можно увидеть длинные очереди людей, стоящих за «Терпинкодом» и другими лекарственными средствами, содержащими кодеин. Эти препараты покупают по 20 пачек в одни руки явно не для того, чтобы лечить горло. Дезоморфин, который получают из кодеиносодержащих лекарств, уже стал вторым по популярности наркотиком в России. И вот недавно Правительство России объявило о планах запретить безрецептурную продажу кодеиносодержащих препаратов. Однако лично у меня эти планы не вызывают особого оптимизма, учитывая «успехи» власти в сфере здравоохранения.

Бесконтрольная продажа медицинских препаратов представляет очень серьезную опасность для потребителей. Если в европейских странах и США около 80% лекарственных средств продаются только по рецепту, то в России мы наблюдаем прямо противоположную картину. Как мы знаем, большинство россиян, примерно 70%, предпочитают самолечение посещению врачей. Это следствие и традиционного русского пофигизма в том числе к собственному здоровью, и влияния красочной рекламы.

Еще более страшная проблема — это рост популярности наркотиков, произведенных кустарным способом на основе лекарств, которые находятся в свободной продаже. Речь идет прежде всего о кодеиносодержащих препаратах, из которых народные умельцы готовят так называемый «героин для бедных» — дезоморфин (1 доза зелья стоит в 10 раз дешевле героина). Это вещество в 15 раз токсичнее героина и в 8 раз активнее его. Привыкание к «крокодилу» (так именуют дезоморфин наркоманы — он б буквальном смысле «откусывает» конечности) происходит после первого приема. Через 3-4 месяца употребления тело наркомана в буквальном смысле начинает гнить. «Подсевший» на дезоморфин живет в среднем не более полутора лет.

Приготовить этот опаснейший наркотик может практически каждый.

Дезоморфин приобрел широкую популярность в России: в общем объеме потребления наркотиков его доля составляет 25-28%. из-за своей низкой стоимости и легкости производства в домашних условиях. При этом в некоторых регионах, например, Рязанской области, этот показатель доходит до 90%. По официальным данным, уже около 40% пациентов нарколечебниц в РФ — это дезоморфминозависимые.

До сих пор в аптеках можно без особых проблем приобрести лекарства, из которых получают этот наркотик. Ассортимент кодеиносодержащих препаратов очень широк — это лекарства от кашля Коделак", «Терпинкод», «Кодтерпин», обезболивающие средства «Пенталгин Н», «Нурофен Плюс», «Солпадеин» «Седалгин», «Седал-М», «Каффетин» и другие. Как говорится, «вари — не хочу».

Важно отдавать себе отчет в том, что фармакологические компании и продавцы лекарств прекрасно понимают, в каких целях используется их продукция, и всемерно стимулируют рост продаж. С 2006 по 2009 год объем продаж кодеиносодержащих препаратов вырос в три и более раз: «Пенталгина» — в 2,5 раза, «Седал-М» — в 5 раз. В некоторых городах России объем реализации «Каффетина» вырос почти в двенадцать раз, «Кодилака» — в шесть. А лидером среди субъектов федерации стала Свердловская область: за два года продажи кодеиносодержащих лекарств здесь выросли в 21,6 раз! В 2010 году в этом уральском регионе было продано более 5 миллионов упаковок.

Естественно, такая ситуация полностью устраивает фармкомпании и дистрибъюторов. Более того, некоторые продавцы еще и подливают масла в огонь, «впаривая» вместе с препаратами так называемые «наборы наркомана» — со шприцами и другими атрибутами для приготовления смертельного зелья.

Наблюдая за поведением Минздравсоцразвития, а именно этот орган должен бросить все силы на продавливание запрета свободной продажи кодеиносодержащих средств, я начинаю очень сильно сомневаться, что благие намерения будут реализованы. Необходимость этого запрета была очевидна еще лет 10 назад, что тогда мешало его ввести? Возможно, решающее влияние на действия профильного ведомства оказывают не интересы государства, а фармакологическое лобби? По крайней мере, связь бывшего главы министерства Михаила Зурабова с фармкомпаниями неоднократно становилась причиной громких скандалов.

Но даже если запрет будет введен, он не решит полностью проблему. В законодательстве прописаны смехотворные санкции за незаконную продажу лекарств, распространение которых ограничено. Это штраф в размере от 1,5 тыс. до 2 тыс. рублей для физических лиц, от 3 до 4 тыс. для должностных лиц и от 30 до 40 тыс. для юридических лиц. Прямо скажем, не слишком высокий риск для продавцов препаратов, запрещенных в свободной продаже.
Вчера на Сколковском шоссе в Подмосковье маршрутное такси попало в аварию, в результате которой пострадало 11 человек.
По информации ГИБДД, водитель «маршрутки» заснул за рулем и врезался в заграждение. К счастью, обошлось без жертв.

С моей точки зрения, такие аварии с участием «маршруток» являются следствием отсутствия должного контроля над состоянием водителей и исправностью транспортных средств со стороны компаний, организующих пассажирские перевозки.
По некоторым данным, ежегодно число подобных ДТП увеличивается на 50%.

Маршрутные такси – это, пожалуй, наиболее аварийноопасный вид общественного транспорта.
Почему так происходит? В погоне за прибылью водители и владельцы транспортных фирм очень часто пренебрегают нормами безопасности. Водитель не только может управлять «маршруткой» состоянии переутомления, как это, видимо, случилось на Сколковском шоссе: для многих компаний-перевозчиков потогонная система работы – норма. Но ведь водитель даже может сесть за баранку пьяным. В общем, за физическим состоянием водителей никто не следит или делает это формально.

Профессиональная квалификация водителей тоже вызывает многочисленные нарекания.
Мало того, что многие из них не обладают достаточным опытом управления транспортных средств с большим количеством пассажиров. Среди них находятся и работники, даже не имеющие водительских прав. В Москве, к примеру, более 70% водителей маршруток – это граждане иностранных государств. Если сотрудник ГИБДД задержит гастарбайтера без прав за рулем маршрутки, менеджер или владелец бизнеса просто плюнет и наймет другого приезжего. Благо, желающих много, а жесткие процедуры отбора на такую работу не предусмотрены.

Компании зачастую закупают старые дешевые автобусы и переоборудуют их в «маршрутки» кустарным способом.
В итоге миллионы граждан ежедневно ездят на четырехколесных «шарабанах», у которых на ходу открываются двери и в любой момент могут отказать тормоза.

Еще одно очень распространенное нарушение – это превышение допустимого количества пассажиров в салоне.
Ежедневно в часы пик в «маршрутки» набивается по 30 человек. Как кто-то точно подметил, что проникновение в «маршрутку» напоминает игру «Тетрис». И водитель не препятствуют этому, ведь работодатель дал ему установку на максимизацию прибыли, и не сказал, что нужно позаботиться о безопасности людей.

Безусловно, ситуация с «маршрутками» лежит в русле более широкой проблемы городского общественного транспорта.
Это тема для целой серии постов. А сейчас я остановлюсь лишь на том, как можно быстро и эффективно улучшить положение дел с безопасностью в этой сфере.

К сожалению, ответственность за правонарушения на дорогах и аварии несут в основном водители, хотя руководители автотранспортных предприятий в большинстве случаев знают, что на линию, скажем, вышел неисправный автобус.
При обнаружении неисправностей у транспортного средства сотрудник, ответственный за их осмотр и эксплуатацию, должен заплатить символический штраф в размере 1 тыс. рублей. Это капля в море для этих фирм, прибыль которых исчисляются десятками миллионов рублей. В связи с этим я уже внес в Госдуму законопроект, ужесточающий ответственность юридических лиц в сфере общественного транспорта.

За допуск к перевозке пассажиров незарегистрированного транспортного средства или при отсутствии техосмотра я предлагаю штрафовать автособственника на сумму от 50 тыс. до 100 тыс. руб., за технические неисправности и ложную госрегистрацию – от 100 тыс. до 200 тыс. руб.
За пьяных или «бесправных» водителей маршруток предприятие должно будет заплатить в казну 150-250 тыс. руб.

Критикуя «маршрутки», я ни в коем случае не идеализирую государственные предприятия в сфере общественного транспорта.
И они допускают многочисленные нарушения, а техническое состояние автопарка оставляет желать лучшего. Безусловно, действие законопроекта распространяется и на различные ФГУПы и МУПы, занимающиеся «традиционными» пассажирскими перевозками.

Думаю, если ввести такие серьезные санкции, граждане, которые пользуются общественным транспортом, уже в ближайшем будущем почувствуют себя более безопасно и комфортно.
26-летний житель Петербурга Алексей Слепцов приговорен судом к пяти годам лишения свободы по обвинению в изнасиловании своей малолетней племянницы. Это уже второе судебное решение по этому делу. Согласно предыдущему приговору, Слепцов должен был понести лишь условное наказание.

По-моему мнению, назначение реального срока педофилу – это не просто точка в конкретном судебном разбирательстве, но и сигнал всей правоохранительной системе. На фоне угрожающих масштабов, которые приобрела в нашей стране проблема сексуального насилия в отношении детей, снисходительность к педофилам недопустима.

Тот, предыдущий приговор Дзержинского суда Санкт-Петербурга по делу Слепцова многие признали, мягко говоря, неадекватным. У меня, например, возникли сомнения в профессиональной компетентности и беспристрастности судьи. Поэтому я направил запрос в квалификационную коллегию судей с просьбой проверить квалификацию и возможное наличие коррупционного интереса в действиях служителя Фемиды, который вынес такое решение

Я удовлетворен тем, что внимание представителей власти и общественности к этой проблеме позволило добиться вынесения справедливого приговора. Надеюсь, это решение задаст тенденцию, при которой насильники детей не смогут уходить от реального наказания. Например, недавно в том же Санкт-Петербурге из зала суда был отпущен молодой человек, обвиняемых в изнасиловании подростка. Мотивация у суда была следующая – «примирение сторон». Вероятно, подсудимому удалось как-то договориться с потерпевшим. Однако я считаю, что в соответствии с уголовным законодательством, если речь идет о таком тяжком преступлении, как сексуальное насилие над совершеннолетними, суд в любом случае должен отправлять обвиняемого за решетку.

В России около половины всех преступлений сексуального характера направлены против детей. От сексуального насилия ежегодно страдают более тысячи детей, причем это только зарегистрированные случаи. При этом мы раз за разом узнаем о подобных чрезмерно мягких судебных решениях. Более того, с моей точки зрения, в нашем законодательстве существует дефицит норм, направленных на борьбу с педофилами.

Уже достаточно давно я внес законопроект, который предусматривает применение к педофилам специальных медицинских процедур. Осужденному за сексуальное насилие может быть принудительно введен специальный препарат, блокирующий половое влечение. Подобная практика, которую принято называть «химической кастрацией», уже достаточно широко применяется в мире. Дело в том, что педофилия – это неизлечимое заболевание, связанное с устойчивыми изменениями психики.

По данным экспертов, в 97% случаев педофилы возвращаются к своей «деятельности», и авторитетные специалисты признают, что психиатрия здесь бессильна. То есть вероятность рецидива настолько высока, что отсидевший свой срок и вышедший на свободу педофил все равно представляет очень серьезную опасность. Но есть способ (причем достаточно гуманный) ликвидировать угрозу для детей — лишить его физиологической возможность совершать преступления. Это и есть т.н. «химическая кастрация».

К сожалению, пока мы не наблюдаем системных мер по борьбе с сексуальным насилием в отношении детей. Законопроект, о котором я сказал, пока «завис» в Государственной Думе. Да и достаточно обширным и полезным опытом зарубежных стран, например, в вопросе о социальных ограничениях, которые налагаются на педофилов, мы пока совершенно не пользуемся. У нас до сих пор повторяются следующие случаи: директор школы, отсидев за многократные изнасилования своих малолетних учеников, переезжает в соседний регион и спокойно устраивается там на работу в образовательное учреждение. Хотя любому здравомыслящему человеку понятно, что его за километр нельзя подпускать к детям.
Несколько дней назад я принимал участие в популярном ток-шоу Киры Прошутинской «Народ хочет знать» вместе с Виктором Илюхиным. Так случилось, что для Виктора Ивановича эта передача стала одним из последних появлений на телеэкране.

Смерть Виктора Илюхина стала полной неожиданностью для всех, в том числе и для меня. Он до последнего дня работал с полной отдачей, вел активную общественно-политическую жизнь. И на съемках телепередачи, о которой я сказал, Илюхин был как всегда напорист, красноречив и убедителен. Думаю, ни один специалист-медик, глядя на этого энергичного, полного сил человека, не сказал бы, что у Виктора Ивановича есть какие-либо серьезные проблемы со здоровьем. Ничто не могло выдать близкой кончины.

Виктор Илюхин с конца 80х годов неизменно был, что называется, на острие политической дискуссии и занимал бескомпромиссную позицию по многим вопросов. Он был не только блестящим знатоком права (Илюхин долгие годы работал в органах прокуратуры, а в бытность парламентарием инициировал целый ряд законов, которые составили нормативную основу для работы правоохранительных органов), но и принципиальным человеком, всегда стремившимся докопаться до правды. Его жесткая критика, безусловно, была неудобна многим представителям власти.

Я знал Виктора Ивановича как последовательного борца с коррупцией и всегда уважал его огромный опыт. Он много занимался проблемой коррупции, входил в состав профильной комиссии Государственной Думы.

Очень странно и больно осознавать, что от нас ушел яркий, талантливый, активный политик, которому было еще очень далеко до преклонного возраста. Его коллеги по партии сейчас настаивают на независимом расследовании обстоятельств смерти. Хотя я далек от различных теорий заговора, но помня, в какой прекрасной форме был Виктор Илюхин еще несколько дней назад, думаю, что эти сомнения заслуживают серьезного отношения.

Сейчас нужно сказать главное — несомненно, это огромная утрата для парламентского корпуса и государства в целом. Виктор Иванович, безусловно, вписал свое имя в непростые страницы истории России последних 20 лет.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире