belkovskyi_s

Станислав Белковский

09 октября 2018

F

Дорогие друзья,
нынче, 9 октября 2018, открылся Синод Константинопольского (Вселенского) Патриархата, который должен предоставить автокефалию Украинской церкви.
Непонятно, впрочем, будет ли оглашен томос (декрет) Константинопольского Патриарха Варфоломея об автокефалии. Скорее, томос появится после учредительного Собора Украинской церкви.

Причем на этом соборе к УАПЦ и УП КП могут присоединиться и несколько епархий УПЦ Московского патриархата. Автокефалистские настроения в УПЦ МП были достаточно сильны в минувшие 20 лет, и, проживи митрополит Владимир Сабодан, бывший предстоятель УПЦ, несколькими годами больше, автокефалия создавалась бы под его лидерством / водительством.

Впрочем, я не об этом.
А о последствиях для РПЦ МП.

Мне представляется, сделан первый шаг к проводам на отдых Патриарха Кирилла. Это было бы вполне логично. Предстоятель, всегда считавшийся сильным церковным дипломатом, проиграл этот важнейший матч вчистую. Особенно неудачным был визит Патриарха Кирилла в Стамбул 31 августа 2018. Когда предстоятель РПЦ морочил голову Патриарху Варфоломею, в основном, страшилками сугубо светского свойства. Типа того, что украинский народ мечтает вернуться под крыло России.

К тому же президент Владимир Путин и хочет изоляции России. Он взалкал одиночества, которое много лет переживает сам. И, поскольку, Путин равен России ©, своё одиночество он транслирует на всю страну.

Кирилл же Гундяев — верный ученик владыки Никодима Ротова. Ключевого идеолога нынешней РПЦ. Скончавшегося на приеме у Папы Римского в 1978 году. Потому нынешний предстоятель остается отнюдь не чужд экуменизму. Сотрудничеству с Ватиканом и Всемирным Советом Церквей. А путинской России это зачем?

Очевидный преемник Святейшего Кирилла — митрополит Псковский и Порховский Тихон Шевкунов. С одной — идейно-доктринальной — стороны, он пытается занять нишу современного Иоанна Кронштадского. С другой — человек совершенно светский, говорящий целиком на языке правящей элиты. В последнем случае и Кирилл неплох, но Тихон все же круче.

И для г-на Путина 60-летний владыка Тихон — полностью свой. А 72-летний Кирилл, как бы он ни стелился перед светскими властями, своим в доску никогда не был и не станет — он священноначальник прежнего призыва, из той эпохи, когда Владимир Владимирович еще был никем и ничем.

Так что президент РФ может и не иметь ничего против украинской автокефалии. С учетом доктрины российского «альфа-одиночества» и возможного переворота в РПЦ МП.
Собственно, когда в 2014 случились аннексия Крыма и война в Донбассе, было уже ясно, что процесс предоставления автокефалии резко ускорится. Вопрос только стоял, на какой основе.
А о психологических причинах путинского саморазрушения мы говорили уже давно. Здесь.

Простите за внимание

Оригинал


Белковский: опыт и философия неудачника

Лекция-спектакль Станислава Белковского, политконсультанта на пенсии, писателя и телеведущего, состоится в «Гоголь-Центре» 26 октября 2018 года, в 20:00. На основе метабиографии самого Белковского и творческого опыта известного коуча Тони Роббинса.

Основные темы выступления:

 -Как не сделать карьеру из-за собственных ошибок и недостатков.
 -Как выстроить иерархию собственных пороков, осмыслить их и попытаться — или не попытаться — начать борьбу с ними.
 -Можно ли примириться со своими пороками и поставить их себе на службу.
 -Что интересного думает по этому поводу легендарный Тони Роббинс.
 -Как начинать становиться все-таки успешным – даже если ты осознаешь себя неудачником.
 -Нобелевская премия и всё, что с ней связано.

2989614

Билеты
Встреча в FB

Оригинал на Собеседнике

Обсуждавшийся Трампом и Путиным референдум в Донбассе – это фантом, уверен известный политолог Станислав Белковский:

Сразу после саммита в Хельсинки политический мир разволновался: а что там президенты РФ и США обсуждали в закрытой тет-а-тетной части беседы?

Кремль кое-что слил авторитетному агентству Bloomberg – идею Путина провести референдум в самопровозглашенных ДНР и ЛНР по вопросам самоопределения и статуса. И Трамп вроде не сказал нет.

В последующие дни российская власть разными устами (Дмитрий Песков, Мария Захарова и др.) пояснила две принципиальные вещи про гипотетический референдум. Речь о крымском сценарии – 2014 не идет. ЛНР/ДНР останутся в составе Украины, но им нужно особое положение. С русским языком и гарантиями невступления всей страны в НАТО. Минские соглашения 2015 г. не выполняются. И Вашингтон, считающийся всесильным, никак не может ситуацию додавить. А раз так – надо принять альтернативную концепцию. Например, референдум.

Это все, конечно, был чистый акт троллинга любимых партнеров со стороны Владимира Путина. Он априори не мог не понимать, что плебисцит нельзя провести по украинским законам, так как они де-факто не действуют в ЛНР/ДНР. И невозможно – по другим законам, ибо с этим никогда не согласятся США, Украина, Евросоюз.

К тому же Вашингтон вообще не есть сторона Минских соглашений. И пенять ему на их невыполнение можно, только исходя из предубеждения, что США неформально контролируют Украину.

Разумеется, Вашингтон, Брюссель, Киев и иные внероссийские столицы идею референдума сразу же отвергли. А украинские власти напомнили миру, что в ЛНР/ДНР проживают 3,8 млн человек, а еще 4,4 млн – в частях Донецкой и Луганской областей, подконтрольных Киеву. Так что даже о целиковых регионах Украины речи идти не может. А глава МИД Украины Павел Климкин заподозрил, что Россия хочет создать прецедент федерализации его страны с последующим распадом таковой.

На самом деле нынешний статус-кво Москву устраивает. Заведомо невыполнимые Минские соглашения могут длиться вечно, а пока РФ будет располагать жесткими рычагами обращения с Украиной.

Правда, у Путина появилась другая локальная головная боль: как сохранить в кресле президента Петра Порошенко, с которым они уже так сработались? Выборы – в марте 2019-го, и повторный успех нынешнего лидера Украины вызывает большие сомнения.

А схема утоления этой головной боли проста. Сначала создавать фантомные угрозы Украине, а потом – не без деятельного участия г-на Порошенко – отзывать/нейтрализовывать их. Чтобы все поняли: на переправе войны правящих коней менять не рекомендуется. Такая вот ковровая дипломатия.



Оригинал на Собеседнике

16 июля 2018 года грянет, Бог даст, историческое событие — первая двусторонняя встреча (саммит) американского лидера Дональда Трампа и  российского Владимира Путина в Хельсинки. Состоится она во дворце президента Финляндии. Официозные РФ-СМИ не преминули напомнить, что дворец-то изначально был нашим, императорским: построили его при Александре I в 1820 году, а в последний раз русский царь — то был Николай II — ночевал здесь как хозяин в 1915-м, за два года до своего свержения. Так что чуть ли не дома саммит проводим.

Важные субъекты мировой политики ожидают разных результатов саммита с  плохо скрываемым замиранием сердец. Союзники США по НАТО, особенно Великобритания и Германия, полуофициально встревожены: а вдруг эксцентричный Трамп и несгибаемый Путин настолько понравятся друг другу, что достигнут договорённостей, ломающих нынешнюю архитектуру евроатлантической безопасности? Например, США решат сократить расходы на  НАТО, а то и вовсе сварят с Россией какой-нибудь сверхновый военно-политический альянс.

Некоторые основания для опасений, конечно, имеются. Вот взять хотя бы  недавний саммит G7 на канадском курорте Ла Мальбе, провинция Квебек. Там президент Трамп пустился в рассуждения о желательности возврата к  формату G8 — с участием РФ. Чуть ли не прямым текстом называл Крым российским. После чего вдрызг разругался с традиционными союзниками, призывавшими его не устраивать торговую войну с Евросоюзом и Канадой. И  покинул высокое собрание досрочно, проигнорировав обсуждение вопросов энергетики, экологической безопасности и всей той ерунды, которая неизбежно окажется в центре повестки XXI века.

Г-н Трамп даже не подписал итоговое коммюнике саммита. А его клевреты не скупились на комплименты в адрес союзных лидеров: например, советник американского президента по вопросам торговли Питер Наварро заявил, что для таких государственных лидеров, как канадский премьер-министр Джастин Трюдо, приготовлено «особое место в аду». Ничего подобного при многих предшественниках 45-го президента США, особенно Бараке Обаме, представить было себе невозможно.

Тем не менее не надо ничего преувеличивать. Кардинальной смены облика Вселенной от саммита в Хельсинки ожидать не приходится.

Россия уже передала американским партнерам двухстраничный проект итогового заявления президентов. И, видимо, Кремль санкционировал утечку этого проекта в СМИ: «фильм ни о чём». Просто декларация, что две стороны хотят дружить, а не враждовать. Без конкретных обозначений содержания дружбы. Владимира Путина это, в принципе, устраивает. Вкупе с  футбольным чемпионатом мира, который завершается за день до саммита, сам факт хельскинкского свидания будет свидетельствовать: путинская РФ — отнюдь не такой уж международный изгой, как все могли подумать ещё недавно.

США же, как утверждают информированные источники англосаксонских медиа, хотят включить в итоговую декларацию пункт о  вмешательстве/невмешательстве России в американские выборы. И всерьез обсудить влияние Кремля на вывод из Сирии всевозможных, прямых и  косвенных войск Ирана.

И первое, и второе практически невозможно. Г-н Путин никогда не  признает, что Россия вмешивалась в американские выборы — 2016 или собирается заниматься этим впоследствии. А если даже повар Евгений Пригожин, владелец одиозной «ольгинской фабрики троллей», вмешивался — так это его частное дело. А не государственная задача.

И на Тегеран нет у Москвы такого влияния, чтобы заставить его из  Сирии уйти. Тем более что для Ирана контроль над Сирией или ее большой частью — вопрос жизненно важный, касающийся шиитской солидарности и  противостояния суннитским монархиям Персидского залива, а заодно Израилю. А для России всё это дело так или иначе периферийное, кто бы  что ни говорил.

Так что каких бы милых комплиментов президенты ни наговорили друг другу, реального прорыва не будет. После саммита мы проснемся в том же  мире, в каком заснули. Со всеми его минусами и даже плюсами.

Оригинал — «Собеседник»

Оригинал

Как можно радоваться футбольным победам, если не очень любишь российскую власть

Россия таки победила Испанию. Полицейский, обещавший эту победу, как это часто бывает в России, оказался прав. Я счастлив, что отблеск славы этого поддатого мента падает и на меня.

В связи с этим хочу вспомнить поучительную историю. Вскоре после выхода Михаила Ходорковского на свободу я получил у него аудиенцию. В Берлине. Говорили мы в основном о прекрасном. Например, о Борисе Березовском. Я спросил моего собеседника о его отношении к покойному.

— Видишь ли, — сказал мне Ходорковский, — Борис был, конечно, очень талантливый человек. Царствие ему небесное. Но он совершил, среди прочих, одну действительно гигантскую ошибку. Он убедил себя — а отчасти и сообщество крупных капиталистов, — что мы стали в России властью. Что было вовсе не так. Властью в России был, есть и будет полицейский. В широком смысле — человек в погонах.

Притом для триумфа даже не пришлось ехать в «Лужники» самолично Владимиру Путину. Достаточно оказалось Дмитрия Медведева. Который вообще добрый гений российского футбола. Вспомним, что предыдущего заметного успеха — выхода в полуфинал чемпионата Европы — 2008 — наша сборная добилась в президентство Дмитрия Анатольевича. Тогда было, и вот опять.

Правда, премьер-министр РФ вальяжно опоздал в ложу, где уже был испанский король Филипп VI с королевой Летисией, на 10 минут. Но, в конце концов, что значат все монаршьи титулы по сравнению со статусом вождя пенсионной реформы!

Король же своей сборной ничем не помог. Что вновь позволит многим левым и вообще радикальным испанским политикам поставить вопрос об упразднении монархии в связи с дальнейшим падением ее авторитета. Не упразднят, но хайп в очередной раз можно устроить.

Если же говорить о философии российской победы, то она стара, как Ной с его ковчегом. Если твой противник заведомо сильнее тебя, ты можешь выиграть только: а) обороняясь; б) выжидая. Противника нельзя сломать в открытом бою, но можно переждать/пересидеть/переглядеть. Я знаю это даже по своему скромному жизненному опыту. Вот так и поступила команда Станислава Черчесова.

Вообще, русское бытие происходит, как правило, в узком тоннеле между двумя максимами: «ждать и надеяться» и «ждать и догонять». Оба принципа 1 июля принесли нашей сборной неожиданно-ожидаемую победу.

Собственно, в прошлый раз мы обсуждали, почему испанцы могут проиграть. Две второстепенные причины: раздрай в обороне и плохая форма вратаря Давида де Хеа. Плюс еще выяснилось, что пиренейские игроки недостаточно готовы физически. В дополнительное время первоиюльского матча они уверенно перешли с бега на полуспортивную ходьбу.

2949412

Фото: Nicolas Asfouri/AFP

Ну а главная причина — фактическое отсутствие главного тренера. Увольнение Юлена Лопетеги за день до начала ЧМ и назначение психологически не готового к такой роли Фернандо Йерро сделали свое. В 1/8 финала все эти слабости показали себя выпукло и отчетливо. Нам повезло.

После матча многие россияне, в корне недовольные кровавым режимом Владимира Путина, начали развивать теорию о «договорняке». О преднамеренной сдаче игры сборной Испании за деньги. В сети всплыла даже версия заплаченной суммы: 75 миллионов евро.

Адепты теории указывают, что Испания тотально доминировала на поле. Об этом говорят «результаты объективных наблюдений», как это называют в Министерстве обороны РФ. Владение мячом: 76 на 24% в пользу Испании. Количество ударов: 25 на 6. Ударов в створ ворот: 9 против 1. Штрафных: 20 на 5. Передач (пасов): 1140 у Испании против 285 у России. В 4 раза больше. Завершенных передач: 1030 на 202. «И как же можно было в такой ситуации проиграть?!» — вопиют сторонники подобного взгляда на воскресный матч.

Уважаемые теоретики. К вам обращаюсь я, друзья мои.

Во-первых, надо просто интересоваться футболом, еще лучше — регулярно смотреть футбол. Матчей, в которых подавляюще доминирует одна команда, а побеждает другая, я видел (в основном по телевизору, конечно) сотни. Это такой вид спорта, в котором формальное превосходство, сколь бы пугающим оно ни было, отнюдь не гарантирует победы.

Во-вторых. Договорняк в футболе — вещь довольно обыденная. Она бывает не только при кровавых режимах, но и в условиях самых что ни на есть развитых демократий. Первый откровенно договорной матч, который я смотрел (опять же, по телевидению, во избежание двусмысленности), был ФРГ — Австрия на чемпионате мира 1982 года. В Испании, кстати, в городе Хихоне. Немцы должны были победить строго со счетом 1:0 — в таком случае обе команды выходили из группы в плей-офф, оставив за бортом сборную Алжира, сенсационно обыгравшую перед тем ФРГ 3:2. Конечно, так и произошло. После чего испанские, французские и алжирские медиа разразились разоблачительными публикациями, где матч назвали «Хихонским пактом о ненападении» (намек на гитлеровские методики) и «Аншлюсом». Упало ли небо на Землю? Нет. Сборная ФРГ под водительством Юппа Дерваля спокойно дошла до финала, где уступила 1:3 итальянцам. А недавний матч Франция — Дания (0:0) на вот этом вот нашем ЧМ-2018 помните? Кхе-кхе. Так вот. 1 июля в «Лужниках» договорным матчем и не пахло. Договорняки выглядят совсем по-другому, поверьте. Покопайтесь в архивах, если захочется.

В-третьих. Мертвые цифры далеко не всегда верно описывают качество процесса. Что толку, что испанцы контролировали мяч и сделали чертову тучу передач, когда это не приводило к реальному обострению игры? Команда Фернандо Йерро действовала примерно как Владимир Путин с российской экономикой: берем под контроль, а что с этим делать — не знаем. Соперники россиян просто перекатывали мяч, не имея реальной стратегии прорыва. Отсюда и все эти зверские показатели. Но корм пошел совершенно не в коня.

Так что победа России заслуженная. Потому что незаслуженных в футболе не бывает. В последующих колонках я разовью этот нехитрый концептуальный тезис.

2949414 Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев поздравляет сборную России по футболу с победой над Испанией

Фото: Dmitry Astakhov/Pool via Reuters

Праздник, который не всегда с тобой

Сразу по окончании игры в Лужниках началась жесткая полемика на тему: как можно радоваться победе сборной России, пока российские войска стоят на Донбассе, а в тюрьмах страдают политзаключенные?

Дорогие друзья. Я всегда был и остаюсь против крымской авантюры, войны на Юго-Востоке Украины и за скорейшее освобождение политзаключенных. В том числе и прежде всего — Олега Сенцова.

Но. Простите, вы сами-то едите, пьете, занимаетесь сексом, ходите в музеи и на концерты? А как же вы можете всё это делать, пока?.. Дальше — ваш собственный текст.

Здесь у меня два доктринальных замечания.

Как говорил мой любимый папа римский Пий XIII из сериала «Молодой Папа», никакое искреннее действие не может быть излишне нарочитым. (Цитата неточная, но смысл передан верно.) Перманентная истерика на любую тему — от «свободу Юрию Деточкину» до «спасем бенгальского тигра от китайских оккупантов» — скорее всего, изобличает фальшь и лицемерие истерящих. Которые стремятся не столько облегчить участь Юрия Деточкина и/или бенгальского тигра, сколько потешить за счет страдальцев свое тщеславие. Дополнительных деталей сейчас не будет, так как это тема отдельной диссертации.

Свободный человек следует своей повестке. Но не может руководствоваться навязанной повесткой. Да, я переживаю за Олега Сенцова и желаю ему скорейшего освобождения. Но потому что я сам так считаю и думаю, а не потому, что я кому-то должен так считать и думать. Я никому не должен.

Я, как и миллиарды людей по всему миру, люблю футбол. Буду его смотреть. Радоваться чемпионату мира, который проходит в России и действительно отменно организован (тьфу-тьфу-тьфу). И желаю удачи сборной России.

И мнение персонажей системы «Аркадий Бабченко» по этим вопросам мне совершенно неинтересно.



Оригинал

Наш РФ-человек не только задним умом крепок, но и хочет быть уверен в  завтрашнем дне. Потому уже стремится знать, что случится с президентом Владимиром Путиным в 2024 году и состоится ли в тот грозный год транзит власти вообще. Иными словами: уйдет ли г-н Путин, которому тогда будет уже 71, на пенсию; если уйдет, то куда; если останется, то как. Например, подробно рассуждает на все эти темы в недавней программной статье журнал Forbes (в русской версии).

Поскольку Путин по типу своего сознания легист — то есть, как правило, придерживается формальных правил, даже если фактически их  напропалую нарушает, — едва ли он сохранит в 2024-м пост главы государства. Ведь это было бы против Конституции РФ. Собственно, об этом недавно твердо сказал сам ВВП на недавней пресс-конференции. И здесь лидеру можно, пожалуй, поверить. Ведь он и в 2008 году легко мог остаться, большинство РФ-народа такое решение бы поддержало. Но Владимир Владимирович предпочел сценарий с конституционно безупречным преемником Дмитрием Медведевым.

Нынче во всяких там кулуарах и отчасти на медиа-поверхности обсуждаются три группы версий-2024:

1. Меняется Конституция РФ, окончательно снимается ограничение по  количеству допустимых президентских сроков подряд. Тогда ВВП легально остаётся. Пока что такой план выглядит сомнительно. Ведь он избыточно демонстративен, чего г-н Путин никогда не любил. К тому же кандидат-2024 должен будет пожинать плоды нынешних непопулярных реформ (новые налоги, превышение пенсионного возраста и тому подобное). Надо ли это Путину? Он едва ли стремится к усугублению своего публично-политического стресса.

2. Действующий президент передаёт пост доверенному преемнику. Притом сам он может возглавить, например, Госсовет — орган, выполняющий сегодня декоративные функции.

3. Россия становится парламентской республикой, и Путин из  президентского кресла переезжает в премьерское вместе с большинством нынешних полномочий.

Лично я склоняюсь к мысли, что преемник всё же будет. Ни одна музыка не бывает вечной, сколько не меняй устаревшие батарейки. А усталость от  власти, тем такой всепоглощающей власти — вещь психологическая, а не физическая.

Каковы критерии выборы преемника? На мой взгляд, основных — два:

  • полная и искренняя лояльность нынешнему лидеру, подтвержденная прежней жизненной практикой; сюда же — гарантии безопасности;
  • готовность всё же проводить реальные реформы, на которые ВВП не мог и не может решиться из-за врожденного консерватизма.

Кроме того, преемник не должен быть слишком похож на г-на Путина, чтобы не было соблазна прямых сравнений.

Как по мне, оптимально этим критериям отвечает как раз Ксения А. Собчак.

Но при том следует помнить главное. Владимир Путин — не стратег, а  тактик. Потому основные решения по транзиту-2024 (а смена президента может произойти и несколько раньше) будут приниматься ближе к делу, к  часу «X», когда их уже нельзя будет не принимать. А до того все наши штудии на заданную тему носят сугубо академический характер.

Оригинал — «Собеседник»

Дорогие друзья,

как известно, в 2003 году началась Эра Водолея (ЭВ). В день ее начала в 10:00 мск я выпил бокал шампанского, и с тех пор знаю, что и как будет.
Основные приоритеты ЭВ такие.

 — Снижение роли государств и вообще иерархических систем управления. Передача большой части прав и функций государства корпорациям, сообществам, просто людям (физическим лицам).
 — Возрастание роли всевозможных сетевых структур и горизонтальных коммуникаций.
 — Размывание границ, государственных и вообще.
 — Власть идей и технологий, теснящая прежнее господство грубой физической силы.
 — Проклятая толерантность и гребаная политкорректность.
 — Сближение всяких и всяческих религий.
 — Приближение друг к другу религии, науки и искусства до степени почти что неразличения.
 — Уклонение от трагической любви в сторону драматической дружбы.

Много еще чего.

Согласно теории времени Белковского, будущее нам более-менее понятно, потому что оно постоянно (фиксированное). А настоящее и прошлое — переменные, потому труднопредсказуемые.
К тому же ЭВ продлится еще 2130 лет, а столько нынешний РФ-лидер точно не протянет. Оптимизм.
Обо всем этом я расскажу на лекции в Санкт-Петербурге 6 июня 2018 года, в очередной день рождения А. С. Пушкина, в музее современного искусства «Эрарта». 29я линия Васильевского острова, 2. Начало в 20:30 петербургского времени.

Вот, собственно, что хотел бы сказать

Оригинал

2932222

Купить билет на лекцию >>>

Дорогие друзья,
вот, еще вчера, до Кемеровской трагедии, я по предложению одного СМИ написал текст.
Этот текст отвергло и то СМИ, для которого я его написал, и все остальные.
Почему — судить Вам.
Ну, есть ФБ, и у ФБ есть жалкий я. Бывает и такое.

ПУТИН И СМЕРТЬ, или РОССИЯ ВРЕМЕН ЧЕТВЕРТОГО СРОКА

Старость безальтернативна, как Путин

Мария Розанова

И так был сад устроен, чтобы проще
Нам впредь
В ночном бою, творящемся на ощупь
Беспрекословно умереть.

Михаил Генделев

Невозможно объяснить Владимира Путина и его четвертый (пятый?) срок с позиций так называемого политического анализа. Пригоден здесь только психоанализ.
Впрочем, давайте обо всем по порядку.

Дело было так.

В 2000 году, в свои 47 лет (это столько, сколько мне сейчас, только я не глава государства и вообще никто) один еще весьма нестарый джентльмен сделался президентом Российской Федерации. И вдруг обнаружил себя тем самым «рабом на галерах». Выяснилось, что стать главноначальником страны, в которой никто не в состоянии тебе возразить – поскольку ты царь, и в этом качестве совершенно сакрален – это никакое не удовольствие, а тяжелейшее бремя.
Тысячи лет человечество знает и рассуждает про дамоклов меч, но почему-то забывает о нем всякий раз, когда речь идет о Владимире Владимировиче Путине. Двуногих тварей миллионы искренне полагают, что хозяин РФ-страны премного счастлив своей должностью, купается в роскоши, ворует много денег и вообще донельзя счастлив. Но сам он, судя по всему, так не очень думает.

Логика Владимира Владимировича, насколько ее можно реконструировать по открытым источникам (ни о какой инсайдерской информации в данном случае речь не идет, она психоаналитику и не нужна по определению), сводится к следующим основополагающим пунктам.

1. Этот народ нельзя уважать. Уже потому, что он избрал совершенно не известного ему человека главным начальником тогда, 18 с лишком лет назад. И с тех пор переизбирал столько раз, сколько начальник хотел. Без звука и без сиропа.

2. В то же время, этот народ надо жалеть, можно ему сострадать. Когда Вы видите нищенствующую старушку на вокзале, у Вас же возникает мотив подать ей рублей пятьдесят? Но это не значит, что Вы высоко цените несчастную. Вы просто даете милостыню, чтобы уменьшить тяжкое бремя собственного неизбывного греха. Сократить степень бедолашности этого несправедливого мира.

3. Как сказал один из отцов-основателей российской государственности Чингисхан (Темуджин), «дороги в прошлое поросли травой». Молодости уже нет. Когда-то нашему лидеру казалось, что он выполнит свои обязанности и потом успеет щедро пожить буржуазной жизнью. Нет. Жизнь (этим она отличается, как известно, от мужского полового органа) оказалась жёстче. Россия – чёрная дыра, из которой не может выбраться даже свет. Что уж говорить о президенте? Как вымолвил мой любимый литературный герой Чжугэ Лян (это «Троецарствие» Ло Гуань-Чжуна, главный китайский классический роман), «я вернусь, когда служба моя закончится». В момент произнесения этого текста уже становится ясно, что служба не закончится никогда, и герой умрёт в походе, так и не достигнув желанной победы. То же и с Владимиром Путиным.

4. Не знаю, кто придумал известную фразу «есть Путин – есть Россия, нет Путина – нет России». (Проговорил ее публично Вячеслав Володин, нынешней спикер Государственной думы ФС РФ). Но эта фраза гораздо мудрее, чем кажется на первый взгляд. С точки зрения российского лидера, Россия тождественна его физическому существованию, и наоборот. Потому, когда президент РФ говорит – в фильме Владимира Соловьёва «Миропорядок-2018» — что нам не нужен мир без России, он фактически имеет в виду себя. Как сказал Лев Толстой устами своего больного Ивана Ильича: «Меня не будет, так что же будет? Ничего не будет. Так где же я буду, когда меня не будет? Неужели смерть?». Если бы я был кремлевским политтехнологом, я предложил бы такой девиз четвертого-пятого путинского срока: Россия наше Отечество, а смерть неизбежна. Точнее этой фразы Петра Смирновского ничего, применительно к сегодняшней РФ-ситуации, не придумаешь.

5. Основоположник психоанализа Зигмунд Фрейд вкупе с его лучшей ученицей Сабиной Шпильрейн (нашей дамой из Ростова-на-Дону) объяснили в книжке «По ту сторону принципа удовольствия», как человек оказывается в объятиях Танатоса и идет путем саморазрушения. Владимир Владимирович вполне достиг этой стадии. Он ходячий герой упомянутого труда. В развитие мыслей Фрейда – Шпильрейн философ Жан Бодрияйр утверждал, что и Эрос, т.е. любовь, есть прелюдия к смерти. Иными словами, если ты не полюбил, ты не умрёшь, и наоборот. Президент Путин, бесспорно, полюбил свою страну, которая так податлива к нему, так сострадательна, и как и положено исторически русской женщине относиться к своему мужчине. Сказанно только что не противоречит п. 1: любовь и уважение – скорее антонимы, чем синонимы. Мы почти никогда не любим тех, кого уважаем. И не бережем тех, кого любим. Ведь каждый, кто на свете жил, Любимых убивал, Один — жестокостью, другой — Отравою похвал, Коварным поцелуем — трус, А смелый – наповал (© Оскар Уайлд).

6. Вся политика России с 2014 года замешана на концентрированной энергии саморазрушения. Владимир Путин убрал страну с мировых финансовых рынков, без которых мы обойтись не можем, и отстранил от технологической революции, которая нужна нам, как воздух. Взамен он предложил России гибридую войну – куда как достаточно для саморазрушения. И в этом саморазрушении он ловит свой последний президентский кайф. Помирать – так с музыкой, вот философия четвертого-пятого путинского срока. Потому рассуждение «Кремлю не нужно было травить полковника Скрипаля, особенно перед чемпионатом мира по футболу» лишено не только оснований, но и практического смысла. Схваченный Танатосом, человек всегда делает то, что ему объективно вредно. Самоубийца лезет в петлю не потому, что это хорошо. А тогда, когда усталость от бремени физической жизни, боль посюстороннего существования становятся сильнее обязательств перед этой жизнью и ее субъектами / объектами. Владимир Владимирович идет на обострение сознательно. В этом смысле, чем хуже отношения между Россией и Западом, тем президенту лучше. Если ты поместил себя в осажденную крепость, ты должен постоянно провоцировать продолжение и развитие осады – иначе теряется твоя внутренняя легитимность. Которая всегда важнее легитимности внешней, т.е. засвидетельстванной кем-то, кроме тебя самого. «Есть упоение в бою, и бездны мрачной на краю, и в разъяренном океане, средь грозных волн и бурной тьмы, и в аравийском урагане, и в дуновении Чумы». Чума у нас – всегда с заглавной Ч.

7. В русской литературе есть”Архипелаг ГУЛАГ”, а есть и традиция Достоевского, тянущаяся, с разными оговорками, до Венедикта Ерофеева и Сергея Довлатова. «Архипелаг» утверждает, что ад – это ГУЛАГ (шире – тоталитаризм). Альтернативная традиция понимает и свидетельствует: ад – внутри человека. Можно быть свободным в ГУЛАГе и узником-невольником при самой демократичной демократии. Так же и с крепостью. Которая жива ощущением войны и обязательно падёт, физически или метафорически, когда психология войны исчерпает себя. Вот почему Владимир Путин должен и вынужден продолжать войну, в самых разных смыслах этого термина.

8. При том я вовсе не утверждаю, что Путин – кошмарный кошмар и адский ад. Нет. В стране, пережившей Иосифа Сталина, так рассуждать было бы неприлично. Наш президент давно убедился, что благоверную Российскую Федерацию можно сношать как угодно, в любой изощренной форме, и ничего тебе за это не будет. Но при том Владимиру Владимировичу присущ определенный формат кенозиса. Он не всех оппонентов уничтожил – а мог бы, и купол мира не рухнул бы ему на голову. И до сих пор существуют и «Эхо Москвы», и телеканал «Дождь», и журнал «Сноб», и жалкий Белковский всё ещё пишет свои заметки, и всё это мелкое безобразие наш лидер царственно не замечает. Как говорил мой друг, британский король Эдуард VIII (отрекшийся от престола ради женитьбе на разведенной американке Уоллис Симпсон), отказаться от трона – по-своему круче, чем воссесть на трон. Владимир Путин не использует и половины своих гигантских возможностей диктатора-тирана-разрушителя-горлана-главаря. К тому я готов вполне согласиться с такой позицией: никогда наш горемычный народ не жил так сытно, как при нынешнем лидере. Святая правда. Грядущее поголодание – расплата за временную, не очень-то заслуженную сытость.

9. Живая вода и бертоллетова соль этой власти – рессентимент. Проще говоря, месть. Лидер мстит не Западу и не врагам-предателям, а времени, которое ушло сквозь его борцовские пальцы, не дав возможности пожить сладкой буржуазной жизнью, а/но приковав раба к галере русской государственности, местами бессмысленной и почти всегда беспощадной. Мы же, русский народ, мстим самим себе за то, что так и не стали полноформатной Европой. А ведь могли, еще недавно могли. Сможем ли еще будущем – Бог весть. «Как странны были речи маски» ©. Инструмент мести – та самая война.

10. Итак, мы (Россия) живем внутри программы саморазрушения лидера. Это можно не принимать, но от этого никуда не дешешься – во всяком случае, пока господин Путин сохраняет абсолютную власть.

Ещё важно никогда не забывать, что нынешний президент РФ по базовому способу мышления – тактик, а не стратег. Потому не надо спрашивать, что он сделает через 6 лет или хотя бы один год. Он сам не знает. Не надо ставить бессмысленных вопросов, если мы не хотим закопаться в бессмысленных и безнадежных ответов.

Что же из этого следует, если говорить о сценарии очередного срока несменяемого президента?

А) Продолжение войны, но не до конца. Прокси-операции, теракты, хакерские атаки на западных «партнёров».

Б) Закручивание гаек. В том числе – дальнейшие гонения на Интернет и новые коммуникационные среды в целом. Но не конца. КНДР-варианта не будет.

В) Деградация всех жизнеобразующих структур государства и общества – грубо говоря, те самые старость и смерть.

Г) Усугубление морального кризиса, уже проявляющегося где можно и где нельзя – от заявлений Первого канала о благотворности убийства г-на Скрипаля (типа, там будет с каждым!) до известного Слуцкийгейта (не виноватый я, она сама пришла!).

Д) Возможность жить за пределами властного организма. «Свобода – это когда забываешь отчество у тирана» ©.

Я почти уверен, что президент Путин действительно хочет уйти от власти. Он всё ещё мечтает о той самой человеческой жизни, которая для него закончилась в почти мальчишеские (по нынешним меркам) 47. Но всё равно непонятно, кто и как, если не поверх зубов вооружённые войска РФ, гарантирует ему безопасность в случае и после ухода. Я на полном серьёзе считаю, что Ксения Собчак могла бы стать преемником Владимира Владимировича – он ей доверяет, и не безосновательно. Она, вопреки отдельным скандальным элементам своего прежнего образа, человек надёжный и конвенциональный. Г-н Путин это не только понимает, но и чувствует, что существенно важнее.

Когда всё кончится? – спросите вы.
Ответ: в момент смерти и больше никогда.

И что же нам делать? Ждать и надеяться.
Время – вещь чрезвычайно длинная ©. Особенно русское время в русском пространстве, не выпускающим никого – от президента до бомжа курских вокзалов – из своих объятий.

Ну, а как сказал тот же Довлатов, после смерти начнется история. История другой страны, которая, вероятно, будет называться Россией, но по содержанию станет иной.
Доживём? Чёрт его знает.

Станислав Белковский

Простите за всё

Оригинал

26 января 2018

Высоцкий и Пушкин

Источник: novayagazeta.ru

О великом русском поэте XX века по случаю 80-летия

Владимир Высоцкий — ​последний из XX века, кого признали и объявили великим русским поэтом. Не при жизни, конечно, — ​это было бы абсурдно. Но и не сильно после смерти: на склоне 1980-х, в разгар горбачевской перестройки. Тогда-то и выяснилось, что позднесоветский народ говорит языком Высоцкого, и наоборот. В те времена и даты удачно созрели: январь 1988-го, 50-летие. Как шутили по набиравшему свободные обороты перестроечному телевизору, «а Владимир Семеныч Высоцкий стал как Пушкин, но только главней». На 80-летие такого хайпа не будет. Тем интереснее порассуждать о Высоцком не как о голосе 250-миллионного трудящегося и эксплуатируемого народа. А как о русском поэте par excellence.

Евтушенковское «поэт в России — ​больше, чем поэт» — ​это уже пошлость, но, как почти всякая пошлость, она верна. Поэт — ​это вовсе не человек, который регулярно пишет стихи и/или делает это даже хорошо. Это некая альтернативная человеку разумному псевдобиологическая сущность. Подобно вирусу — ​существо на грани живого и неживого. Человеческое и нечеловеческое в таком существе нераздельны и неслиянны, подобно божественной и человеческой природам Иисуса Христа.

Важнейшие, базовые характеристические свойства русского поэта:

— добровольное и последовательное тяготение к смерти, неизбежно ведущее к самоубийству;
— точное знание/представление о единственно правильном моменте своей смерти.

Притом верная и справедливая гибель поэта предопределена сущностными противоречиями между двумя его природами, которые спокойно живут внутри субъекта, но жестко конфликтуют во внешней среде — ​личной жизни и социальном пространстве.

В этом контексте саморазрушение Высоцкого — ​не череда трагических трудноконтролируемых эксцессов, а совершенно закономерный путь. Мы можем это оплакивать, но не осуждать.

Бессознательно и отчасти сознательно Владимир Высоцкий ориентировался на своего ключевого предшественника, эталонного самоубийцу русской поэзии — ​Александра Пушкина.

Марина Влади — ​в книге «Владимир, или Прерванный полет»:

«Единственный поэт, портрет которого стоит у тебя на столе, — ​это Пушкин. Единственные книги, которые ты хранишь и время от времени перечитываешь, — ​это книги Пушкина. Единственный человек, которого ты цитируешь наизусть, — ​это Пушкин. Единственный музей, в котором ты бываешь, — ​это музей Пушкина. Единственный памятник, к которому ты приносишь цветы, — ​это памятник Пушкину. Единственная посмертная маска, которую ты держишь у себя на столе, — ​это маска Пушкина. Твоя последняя роль — ​Дон Гуан в «Каменном госте». Ты говоришь, что Пушкин один вмещает в себе все русское Возрождение. Он — ​мученик, как и ты, тебе известна каждая подробность его жизни, ты любишь людей, которые его любили, ты ненавидишь тех, кто делал ему зло, ты оплакиваешь его смерть, как будто он погиб совсем недавно. Если воспользоваться словами Булгакова, ты носишь его в себе. Он — ​твой кумир, в нем соединились все духовные и поэтические качества, которыми ты хотел бы обладать…

«На свете счастья нет, но есть покой и воля.
Давно завидная мечтается мне доля —
Давно, усталый раб, замыслил я побег
В обитель дольную трудов и чистых нег».

Известно, что Пушкина отказались отпевать в церкви при Адмиралтействе, называвшейся тогда Исаакиевским собором — ​как было изначально задумано, — ​потому что настоятель храма посчитал поэта самоубийцей. И в Конюшенную придворную церковь А.С. взяли лишь по личному указанию Николая I.

Барон Луи Геккерн, нидерландский посланник, приемный отец и любовник Дантеса, пишет в те дни одному своему корреспонденту:

«Жоржу (Дантесу) не в чем себя упрекнуть; его противником был безумец, вызвавший его без всякого разумного повода; ему просто жизнь надоела, и он решился на самоубийство, избрав руку Жоржа орудием для своего переселения в другой мир».

Действительно. Яростно оскорбительное письмо А. С. барону Геккерну 26 января 1837-го было заведомой провокацией смертельной дуэли. Пасквиль, полученный Пушкиным 4 ноября 1836-го — ​с намеками на связь Н.Н. Гончаровой не только с Дантесом, но и с императором, — ​так до сих пор и не нашел легитимного автора. Подозреваемые — ​князь-иезуит Иван Гагарин, князь-историк Петр Долгоруков и все тот же Луи Геккерн — ​кажется, давно оправданы. Не прислал ли этот роковой текст поэту сам поэт?

Почти весь Пушкин, начиная с «Евгения Онегина», — ​сплошное и размежеванное пророчество о самоубийстве в специально отведенное время.

«Блажен, кто праздник жизни рано
Оставил, не допив до дна
Бокала полного вина,
Кто не дочел ее романа
И вдруг умел расстаться с ним».

Сравним — ​у Высоцкого.

«Смешно, не правда ли, смешно?..
А он шутил —
недошутил,
Недораспробовал вино,
И даже недопригубил
».
(Это стихотворение, кстати, и называется «Прерванный полет».)

О самоубийстве Пушкина писали много и многие. Юрий Лотман (Беседы о русской культуре. Быт и традиции русского дворянства (XVIII — ​начало XIX века):

«Лицо эпохи отразилось и в образе смерти. Смерть давала свободу. Смерть искали в Кавказской войне, казавшейся бесконечной, и на дуэли. Под дулом дуэльного пистолета человек освобождался от императорской власти и от петербургской бюрократии. Возможность увидеть своего врага лицом к лицу и направить на него свой пистолет давала лишь миг свободы. Не понимая этого, мы не постигнем, почему Пушкин пошел к барьеру, а Лермонтов бравировал готовностью подставить грудь под выстрел. Там, где вступала в права смерть, кончалась власть императора.

Последекабристский период ощутимо изменил концепцию смерти в системе культуры. Прежде всего смерть вносила истинный масштаб в карьерные и государственные ценности. Николай I, который был убежден, что «может все» (слова его в беседе со Смирновой-Россет), разговоров о смерти не терпел и всегда их обрывал. В таких разговорах раскрывалась ограниченность и тщета его власти, и в этом, возможно, была одна из причин того, почему мысль о смерти привлекала самых разных людей николаевской эпохи».

Лотман, пожалуй, прав во всем, кроме: дело не столько в эпохе. Просто смерть — ​единственная альтернатива власти над поэтом земных царей, во все времена. Вот в «Медном всаднике», где наводнение, — ​тоже метафора пушкинской погибели:

«В тот грозный год
Покойный царь еще Россией
Со славой правил. На балкон,
Печален, смутен, вышел он 
И молвил: «С божией стихией
Царям не совладеть».

Финальное пророчество — ​"Маленькие трагедии». Прежде всего — ​страшная тандемократия Моцарта и Сальери, где Пушкин, на мой взгляд, отождествляет себя с обоими сразу. Человеческим началом поэта, беспрекословно убивающим нечеловеческое, и наоборот. Нераздельно и неслиянно, как и было сказано.

«Нет! не могу противиться я доле.
Судьбе моей: я избран, чтоб его
Остановить — ​не то мы все погибли».

Его — ​это самого себя.

Марина Влади, там же:

«И — ​худо-бедно — ​"они» в конце концов разрешили тебе сыграть в «Каменном госте». Эта последняя роль поставила все проблемы, которые можно найти в твоих последних стихах: преодоление себя, болезненный вопрос о смысле жизни, возмущение произволом, фрондерский юмор в ответ на нехватку свободы, вызов. И в конечном итоге принесение в жертву собственной жизни».

Такое же концентрированное рассуждение о самоубийстве как форме побега из наличной реальности — ​Высоцкий, с определенных дней.

«Охота на волков»:

«Я из повиновения вышел:
За флажки — ​
жажда жизни сильней!
Только —
сзади я радостно слышал
Удивленные крики людей.
Рвусь из сил —
и из всех сухожилий,
Но сегодня —
не так, как вчера:
Обложили меня, обложили —
Но остались ни с чем егеря!
»

«Жизнь» уже можно менять на «смерть», но это было бы слишком явно, поэт так не должен.

«Охота с вертолетов»:

«Улыбаюсь я волчей ухмылкой врагу,
Обнажаю гнилые осколки.
Но —
на татуированном кровью снегу
Наша роспись: мы больше не волки!
»

«Горизонт»:

«Мой финиш — горизонт — по-прежнему далек,
Я ленту не порвал, но я покончил с тросом.
Канат не пересек мой шейный позвонок,
Но из кустов стреляют по колесам.
Меня ведь не рубли на гонку завели —
Меня просили: «Миг не проворонь ты!
Узнай, а есть предел —
там, на краю Земли,
И можно ли раздвинуть горизонты?!
»

Это существо не могло сохранять иллюзию выживания. Больше того — ​боялось опоздать к отплытию. Отсюда это:

Дуэль не состоялась или перенесена,
А в тридцать три распяли, но не сильно,
А в тридцать семь
 не кровь,
да что там кровь!
— и седина
Испачкала виски не так обильно…
Срок жизни увеличился
 
и может быть, концы
Поэтов отодвинулись на время
.

Марина Влади:

«Я помню, как ты однажды сказал мне: «Ты же видишь, я ей не нужен — ​этой величественной даме в черном. Я тоже не очень-то тороплюсь познакомиться с ней». Между тем ты сделал все, чтобы подготовиться и не опоздать на свидание».

Пушкин из-за царя и Бенкендорфа не смог уехать за границу. И потому женился, вписав Наталью Гончарову в самоубийственный сюжет. Высоцкий женился, и потому смог ездить за границу. Возможно, тем и подвинув смерть на 12 лет, как мы склонны считать вместе с Мариной Влади.

Главные противоречия поэта дополняются суммой других, ими порожденных. Например. Между любовью и дружбой. Поэт навлекает на себя смертельную любовь, но сам он к ней не готов, ибо для него дружба главнее (несуществующей) любви, а любовь (вместе с прилагаемым сексом) — ​форма, разновидность дружбы. Потому поэт в принципе не может изменять в любви, само понятие «измена» здесь неприменимо. К Высоцкому и Пушкину это относится одинаково.

Еще одно противоречие, свойственное именно Высоцкому, — ​между миссиями актера и поэта. Две едва совместимые, враждебные друг другу ипостаси.

Вот из воспоминаний Н.Я. Мандельштам, со ссылкой на главного авторитета:

«Р. сказал, что прошлую ночь провел в Ялте с человеком противоположной Мандельштаму профессии. Мандельштам по своей привычке кивнул и ничего не спросил. На обратном пути я полюбопытствовала, что это за противоположная профессия. «Актер, вероятно», — ​сказал Мандельштам. Я бы, скорее, подумала, что Р. имел в виду чекиста, но Мандельштам усомнился, что принадлежность к органам можно считать профессией. Для Р. было бы слишком примитивно противопоставлять тюремщика и потенциального арестанта. Что бы ни думал Р., для меня не важно, а существенно то, что Мандельштам считал актера антиподом поэта».

Актер онтологически пуст, чтобы в верный момент его могли наполнить до краев текст и режиссер. Поэт же — ​переполнен самим собою. Так что актер-поэт — ​те еще сапоги всмятку.

Под собственный занавес Высоцкий мог играть в театре только Гамлета (о чем и договорился с Юрием Любимовым).

И не исключительно из-за проблем со здоровьем — ​он был Гамлетом на самом деле, и так ему было легче.

И у каждого поэта — ​свой памятник. У Пушкина — ​с высоты спокойного ожидания смерти, как утренней разносчицы молока.

«И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокой век восславил я Свободу
И милость к падшим призывал».

У Высоцкого — ​из глубины мучительного ее ожидания, марева наркотической агонии:

«И паденье меня и согнуло,
И сломало,
Но торчат мои острые скулы
Из металла!
Не сумел я, как было угодно —
Шито-крыто.
Я, напротив, ушел всенародно
Из гранита
».

Список великих русских поэтов прошлого века полон, но не закончен. Скоро будем вносить в него Виктора Цоя. И сравнивать с Лермонтовым. Но не сейчас. Как сказал Высоцкий жене Марине в день их последнего очного расставания: «Не плачь, еще не время».

Оригинал

Дорогие друзья и сочувствующие,
хотел бы немного рассуждать об известном сюжете с типо ритуальным убийством императорской семьи / слуг.
Почему никакого ритуального убийства не было и быть не могло, исчерпывающе объяснил проф. Андрей Зубов, здесь мне добавить нечего.
Я несколько о другом.

Резонный вопрос: почему эту тему решил помуссировать именно владыка Тихон Шевкунов? Как мне представляется, священнослужитель умный, образованный, интеллектуальный?
Кажется, речь не идёт о банальном антисемитском каминг-ауте епископа. Просто развертывается борьба за патриарший престол. Место преемника Кирилла Гундяева.
Основные претенденты пока такие.

1. Митрополит Волоколамский Иларион Алфеев. Относительный либерал, молод (51 год), композитор, традиционно считался фаворитом нынешнего Патриарха.
2. Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий Судаков. 62 года. Пользуется поддержкой некоторых весьма близких к президенту В. В. Путину крупных бизнесменов.
3. Ну, и епископ Егорьевский Тихон Шевкунов. 59 лет. Близок со многими знаковыми фигурами светской власти.

Мантра владыки Тихона, что, дескать, он никакой не претендент, потому что Патриархом может стать только митрополит с минимум пятилетним опытом управления епархией, есть лукавая форма сокрытия намерений. Формально такого ограничения нет, а митрополитом епископ Шевкунов сделается в любой момент. Вон, у г-на Алфеева путь от епископа Волоколамского до митрополита занял всего 10 месяцев (в 2009-10 гг.).

На мой взгляд, владыка Тихон избрал вполне конкретную ролевую модель — святого праведного Иоанна Кронштадского. Отсюда многое: от черносотенного флёра до Церковно-общественного совета по борьбе с алкогольной угрозой. (Замечу, если б с этой угрозой боролся бы святой викинг князь Владимир, Россия была бы исламской страной — не путать с Исламским государством, запрещенным в той же самой России).

В нынешней ситуации, когда РПЦ МП недвусмысленно и глубоко погружается в мракобесие, обрядоверие + альянс с властью в закручивании всех и всяческих гаек, а для Владимира Путина ролевой моделью всё более становится Александр III (уже даже не Николай I), именно «Иоанн Кронштадский» с максимальной вероятностью должен наследовать Патриарху Кириллу. Проницательный владыка это прекрасно понимает. Отсюда и весь гевалт с «ритуальным убийством», выяснением обстоятельств которого занимается, конечно же, Следственный комитет РФ.
Хочу еще вспомнить мое относительно давнее (2010) предложение о слиянии РПЦ МП и МВД РФ. Фактически, оно реализовано.

Простите за внимание

Оригинал

Проект «Белковский ТВ» специально для YouTube-канала Ксении Собчак: о противостоянии внутри РПЦ, вице-премьере Мутко, партийной борьбе, Путине и новой Конституции в редакции Бортко. И главное — при чем тут Собчак?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире