18:02 , 11 апреля 2013

Зачем Голландии память о русском царе? О путешествии в Домик Петра I.

Крошечный. Равновесие проверяю коснувшись стены рукой – время перекосило дом, но этот дефект реставраторы исправлять не стали, превратив его в раритет. Он пережил и многое, и многих.

Группа русских журналистов топчется в одной из комнаток – а их всего-то две. И чулан метр на метр, ей богу – спальня Петра. Как бы не толкнуть соседа. Тесно. И близко к стенам. А они деревянные, точнее дом сколочен из таких широких дубовых досок, они ходили в море и были частью корабля. Когда появился этот дом в морском квартале Заандама? Как минимум в середине XVII века, во всяком случае, первые сведения связанные с перепродажей дома относятся к 1639-1675 гг. В Заандаме селились судостроители, было около 50-ти верфей. Именно сюда, с намерением учиться корабельному делу и едет Пётр I в 1697 году. Появляется инкогнито, но в церковной книге Лютеранской церкви визит немедленно фиксируется: «18 августа, утром в 8 часов Царь Пётр Алексеевич, на небольшой лодке вместе с шестью московитами прибыл инкогнито в Заандам. Жил 8 дней в доме кузнеца Бойя Тайсена». Да разве возможно было скрыть от жителей такого гостя! Больше двух метров и тик лица, когда нервничает.

Анонимность сохранить не удалось, заандамцы преследовали знаменитость и через восемь дней Пётр сбежал в Амстердам. От назойливой толпы. Но жители память о пребывании русского царя на их земле сохранили, дважды спасали дом от сноса, он стал одним из первых в Голландии музеев. В Заандаме теперь ни дня без туристов. Оброс легендами, с трудом выдерживает натиск паломников. От непогоды дом скрывает верхний каменный дом – укрытие было создано по распоряжению Анны Павловны, супруги Вильгельма II, королевы Нидерландов.

Хранитель Домика Петра первого, Фарида Гусейнова показывает надпись рукой Наполеона – её можно найти среди сотен граффити. Даже на оконных стёклах выцарапаны имена посетителей. Сплошной орнамент из латинских и русских букв.

После реставрации, а она завершилась на днях с помощью спонсоров из России, решили оставить лишь исторические надписи – зафиксировав концом 19 века.

А Наполеон будто и правда был, задумался у бывшей царской постели. Таким паломником. Вырезал свои инициалы на стене рядом – зачем, спрашивается?

Убогость царского жилища вызвала у супруги Бонапарта икоту – сообщает легенда. Чета стремительно удалилась навсегда. Пётр же возвращался в свою лачугу еще дважды, по старой памяти.

Я попыталась представить такого большого царя в столь невеликих интерьерах. Лубочные картинки в голове. Это Наполеону было довольно просторно внутри, хоть и смешно. А Пётр нагибался ведь каждый раз, чтобы не задеть дверную балку, например. Или просто не мог резко (как любил!) встать из-за стола – потолок нависает. Складывался подзорной трубой на короткой лежанке, будто Алиса в стране чудес. Делал вид, что не царь вовсе, он ведь приехал учиться, напитаться знаний для создания новой России! Выходил, такой доступный, красивый и совсем молодой в униформе Преображенского полка на тропинки-улочки тихого зелёного Заандама.

А все давно догадались, кто этот «московит». Эти восемь дней настолько потрясли голландцев, что их изучают на уроках истории, причём в обязательной программе.

И здесь, по сценарию спущенному как и всё, свыше, за каллиграфической вязью фамилий на решётках стёкол, неожиданно проявились лица мальчиков в черных фуражках. Прежде чем они сняли их как по команде – а как же, вошли в помещение! — успела прочитать — «нахимовцы». Внимательно смотрят, фотографируют детали. Открытые лица. Первая заграничная поездка курсантов и как здорово, что ребят привезли сюда. В это скромное жильё моряка. Где и осматривать, кажется, нечего. Дела на пять минут!

А запомнится навсегда. Им будут помогать эти простые принципы, их вынесут незаметно для себя из просоленного морем петровского Домика. Что можно терпеть неудобства, спать на полу и дворцу предпочесть лачугу, всё преодолимо, если впереди великая цель. И жители Заандама, изучавшие историю Великого посольства, это твёрдо усвоили.

Да, экскурсовод, конечно, расскажет, что Пётр страдал агорафобией (страх открытых пространств).

Но это объяснение призвано успокоить нас, удивлённых отказом от царского комфорта. Дескать, просто боялся высоких потолков. В Кунсткамеру его!

Но Дом нашептал мне иначе. Попробуйте, проверьте.

P.S.

Копия Домика Петра из Заандама уже в сентябре появится в Москве, на территории музея-заповедника Коломенское. Этот проект курирует Министерство обороны Нидерландов.

938364

938366

Фото Рустама Загидуллина.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире