barshevsky

Михаил Барщевский

01 сентября 2011

F
01 сентября 2011

Идея неплохая. Но…

«Мы предлагаем простой способ: пусть победившая партия будет иметь в Думе и в комитетах простое большинство. А не конституционное. Тогда просто не будет смысла фальсифицировать выборы в таких объемах».
Михаил Прохоров.

А что?
Вроде, идея неплохая. Но…

Во-первых, с фальсификацией выборов надо бороться в принципе, а не с количеством подделок.
Второе, хватит ссылаться на фальсификации, правильнее говорить об административном ресурсе ДО выборов, а не о подтасовках ВО ВРЕМЯ голосования и подсчета. Буде все так просто с фальсификацией, не создавали бы Народный фронт и не придумывали «паровозную технологию».

Во-вторых, и в главных.
Предложение Прохорова (сразу оговорюсь – я к нему лично отношусь и с симпатией и с уважением), политически выглядит весьма целесообразно. Но беда вся в том, что изменения фундаментальных правовых норм ради политической сиюминутной целесообразности – первый признак неправового государства. Никогда и нигде это к добру не приводило.

В-третьих.
Лично мне очень симпатична идея Михаила Прохорова о вхождении России в еврозону, в Шенгенскую зону, и вообще европеизация России. Предположим, что эта идея овладеет массами и за «Право дело» проголосует аж 90 процентов пришедших на выборы. Но для реализации той идеи, что я так искренне поддерживаю, необходимы незначительные изменения Конституции. То есть, конституционное большинство. А его-то, если ограничить права правящей партии 50%+1 голос, у «Правого дела» не будет. Глупо как-то получится…
Записывал передачу с Г.Зюгановым. Разумеется, зашла речь о Сталине. Риторика Зюганова в защиту этого деятеля была весьма традиционна – нельзя судить о личности Сталина однозначно. Мы за историческую правду. При нем Советский Союз победил фашизм, построил … км дорог, … заводов и т.д. Традиционный ответ антисталинистов, насколько мне приходилось слышать и самому говорить – зато при Сталине погибло … млн, от голода умерло … млн, через лагеря прошло … млн.

Этим аргументом сталинистов не «сбить». Они тут же вспоминают, что на таком-то съезде партии они сами гневно осудили перегибы и обещали впредь плохо себя не вести.

В этот раз мои аргументы в споре с Зюгановым были иные. Я заговорил о Гитлере. Сколько при нем было построено дорог, как быстро развивалась промышленность, какого расцвета достигла немецкая наука. А военная техника? Получается, что Гитлер, в логике сталинистов, тоже неоднозначная фигура. Как и Сталин. Но почему тогда в Германии сегодня за любую похвалу Гитлеру можно попасть в тюрьму, а у нас за хвалу Сталину – в парламент? Не в том ли одна из причин, что у немцев и демократия более зрелая, и экономика нам на зависть?

Зюганов не нашелся что ответить.

Если что-то позитивное в жизни страны оправдывает лидера-преступника, то договориться можно вообще до черти чего. Эксперименты фашистских врачей над заключенными в концлагерях продвинули мировую науку, внесли позитивный вклад в развитие медицины? Да наверняка! И что теперь? Это оправдание им? Это делает роль Гитлера в истории Германии и мировой истории неоднозначной?

Сталинизм, любовь к Сталину это не историческое или философское движение, это – вера. Вера не нуждается в доказательствах, в фактах. Она потому и вера, что никакие аргументы ей не во вред. И, если продолжить аналогию, то сталинизм – это сектантство. Причем для России самое опасное из всех сект.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире