Наступила осень. Скоро откроется очередная сессия Государственной думы. И вновь всплывёт идея так называемых «родовых гнезд», предложенная неутомимым депутатом Евгением Федоровым. Группа депутатов поддержала законопроект и подготовила поправки в Гражданский кодекс. Предлагается  закрепить пожизненный принцип владения семейной собственностью, которую нельзя будет не только продать, обменять, подарить, заложить, но и конфисковать в случае возникновения у такого родового собственника проблем с законом. Согласно законопроекту, любой россиянин сможет перевести в статус «семейной собственности» недвижимость и землю, автомобили, драгоценности, интеллектуальную собственность и любые ценные для семьи предметы. Все это в обязательном порядке перейдет наследникам владельца. Правда, взамен владелец теряет право совершать какие-либо операции с этой собственностью, включая использование ее в качестве залога при оформлении кредита.
Даже не буду рассуждать на тему, как такое «родовое гнездо» согласуется с открытой экономикой и собственно, как предлагается это самое гнездо гнездить – его же нельзя будет ни заложить, ни продать…
Есть еще один нюанс. Впервые подобный проект был предложен Министерством сельского хозяйства Германии, которое возглавлял член НСДАП Рихард Дарре, в помощники он взял эмигранта из Батуми, этнического немца Герберта Баке. Это называлось «наследственная ферма» — Erbhof. На этот статус могли претендовать фермы от 7,5 до 120 га, владельцы которых – немцы или лица «похожей национальности», чья родословная прослеживается с 1800 года. Никакому отчуждению Erbhof не подлежала, даже если владелец не мог рассчитаться по обязательствам. В таком случае «наследственная ферма» переходила ближайшему родственнику. Была идея еще и коллективной ответственности за долги подобных ферм, то есть выплачивать должны были рачительные хозяева. Воспротивился автор немецкого довоенного чуда, министра финансов, позже – глава Центробанка Ялмар Шахт. От идеи коллективного долга отказались. В Erbhof успели перерегистрировать многие владения, включая поместье Пауля фон Гинденбурга. Хотя у него было поболее 120 га, ему разрешили особым указом за «заслуги перед отечеством».
Какая мораль? Никакой. Кроме того, что история учит, что она ничему не учит. И что надо выбирать,  какие идеи продвигать собираешься.
 



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире